/

Любой человек, попавший в СИЗО, испытывает колоссальный стресс (особенно если этот человек далек от уголовного мира). Как ни странно, в камере физическая нагрузка остается одним из немногих доступных способов сохранить почву под ногами, держаться, не терять здоровье и самоуважение. GO.TUT.BY собрал истории известных белорусов об их физкультуре в СИЗО.

Владимир Япринцев: У нас некоторые ребята 5 раз не могли отжаться. Позже они отжимались 300 раз

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

Бизнесмен Владимир Япринцев был задержан в августе 2015 года вместе с сыном Казбеком, год находился в СИЗО КГБ. Признан виновным в «заранее не обещанном укрывательстве» и освобожден в зале суда с присуждением штрафа.

Физические нагрузки в СИЗО — один из способов разгрузить психику. Ребята, которые были со мной, не дадут соврать. Не каждый профессиональный спортсмен выполнил бы тот комплекс, что мы делали. У нас некоторые ребята пяти раз не могли отжаться. Спустя время они отжимались 300 раз. Были те, кто планку держал по 12 минут. Уникальные, действительно сложные вещи делали, на шпагат садились.

Я для себя выработал определенный комплекс упражнений, и ребятам помогал, кому это было нужно, даже заставлял иногда, видя, что кто-то «прибитый». Условия СИЗО заставляют человека сконцентрироваться, взять себя в руки. Тряпок я там не видел. Были, конечно, и посильнее, и послабее, но тряпки — нет.

Для чего спорт в условиях изолятора важнее? Для кого-то это психология, но в моем случае это было физически важно. Я очень сильно похудел — до 72 килограммов вес доходил. Потом стабилизировал на 76−77 кг. Нормальный боевой вес. Я сам понимал — мне 55 лет, и я делаю такие вещи, которые не мог делать в молодости.

Энира Броницкая: Точно помню, что качала пресс около тысячи раз

Фото из Facebook Эниры Броницкой
Фото из Facebook Эниры Броницкой

Правозащитница Энира Броницкая попала под стражу в феврале 2006 года по обвинению в деятельности от имени незарегистрированной организации. 6 месяцев содержалась в СИЗО КГБ и в СИЗО на Володарского.

Я спортивный человек. В юности занималась дзюдо, накануне ареста бегала каждый день и, наверно, ходила на аэробику (сейчас точно уже не помню). Когда я попала в СИЗО КГБ, моей соседкой по камере оказалась женщина, уже долго сидевшая под следствием. Она пыталась следить за собой. Ее пример вдохновил и меня. Мы стали делать упражнения вместе. Помню, что основной нагрузкой на прогулке (она длилась час в день) были упражнения на спину, на попу и на ноги. Стандартный набор в камере включал отжимания, пресс.

После примерно двух месяцев в СИЗО КГБ меня перевели в Володарку. Условия там были хуже, но у меня уже выработался режим, в котором примерно час в день занимали упражнения. Точно помню, что качала пресс около тысячи раз. В нашей камере было 8 человек, и все, кроме меня, курили. Мы договорились, что в течение часа, пока я занимаюсь, остальные девочки не курят. Двое из них, кстати, со временем ко мне присоединились.

Вообще, в Володарке сидели люди из разных социальных слоев, но это (физкультура. — Прим. GO.TUT.BY) всегда принималось. Мне говорили: «Давай, тренер, я хочу что-то делать». Я разрабатывала им индивидуальные программы. Не могу сказать, что многих надолго хватало, но все равно они подавали пример другим. У нас была женщина с тяжелой статьей, у нее было психологически сложное состояние, но даже она периодически соглашалась с нами позаниматься.

Годы дзюдо приучили следить за весом, и я даже пыталась правильно питаться. В КГБ обычно давали салат, кашу, картошку — нормальное питание, я бы даже сказала, диетическое. Кроме того, мне передавали фрукты и овощи (мясопродукты я никогда особо не употребляла, хотя в КГБ очень хотелось сала). Но то, что тогда готовили в Володарке, невозможно было есть. Поэтому девочки часто сами готовили супы на кипятильнике. Все понимали, что целыми днями сидят, возникала мысль, что надо бы правильнее питаться. Поэтому меня спрашивали: «А что лучше съесть? А как меньше съесть? А как похудеть?». То есть запрос на ЗОЖ там был.

Анна Норкус (Шарейко): Мы не разрешали курить

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Директор Витебской бройлерной птицефабрики Анна Шарейко была арестована в августе 2014 года по обвинению в коррупционном сговоре. 2 года находилась в СИЗО и вышла на свободу в зале суда.

Физкультура была одним из моих любимых занятий в СИЗО. Что мешает на двух метрах заниматься растяжкой и делать упражнения? Если ты хочешь, ты находишь возможность. Я это делала постоянно, не пропуская. Даже когда на суды ездила, то вставала раньше и 40 минут посвящала растяжкам, упражнениям из йоги. А после этого обливалась холодной водой, потому что горячей не было.

Я специально брала себе место на верхней кровати, чтобы заниматься и никому этим не мешать. На нижней, конечно, так не позанимаешься, надо на полу. Так вот, я старалась не мешать, делала упражнения или на своей кровати, или на полу. Если я за два года ни с кем ни разу не поссорилась, это говорит о том, что я никому не мешала?

У нас в камере никто не курил. Разве что только на прогулках. Мы не разрешали курить. Так как мы уже долго там находились, мы могли себе позволить устанавливать правила. А вообще по-разному было. Кто-то понимал, что надо держать себя в форме, потому что это стимулирует морально и физически, кто-то нет.

Многие из тех, кто был со мной в СИЗО, занимались физкультурой. Кто-то говорил, что с завтрашнего дня будет заниматься, глядя на тебя. И занимались, но у кого-то силы воли хватало надолго, а у кого-то — на неделю или две. Одна женщина занималась больше других, хотя тоже не совсем постоянно.

Анатолий Лебедько: Это была борьба нервов и физической формы

Фото из Facebook Анатолия Лебедько

Оппозиционный политик, лидер Объединенной гражданской партии и кандидат на выборах президента в 2010 году Анатолий Лебедько находился в СИЗО КГБ с 20 декабря 2010-го по 6 апреля 2011-го как фигурант дела о массовых беспорядках 19 декабря 2010 года.

В «американке» я пытался в специфических условиях поддерживать привычный образ жизни, но там это стало еще и средством борьбы за самоуважение и выживание. Приходилось заниматься в переполненной камере, где и дышать тяжело. Это была борьба нервов и физической формы.

Подъем был в 6 утра, и первое, с чего я начинал день, — упражнения на пресс. В камерах нары стояли в два яруса на небольшом расстоянии. У меня они выполняли функцию брусьев. Была норма: 1000 упражнений на пресс, 500 упражнений на брусьях, сколько-то отжиманий. И неважно, какая была температура (в одной камере было не более 15−16°С), я раздевался до пояса и занимался.

Потом прогулка каждый день на час-два. На улице, в крохотном дворе, во время дождя или снега я делал 100 отжиманий от земли, точнее, от грязи под ногами. Охранники сверху, с мостика наблюдали за мной. Надо было показать, что ты не сломлен и еще борешься.

Вечером перед сном я тоже делал упражнения, например, на пресс. И так было каждый день. Во-первых, надо было время занимать, во-вторых, я поддерживал физическую форму, выигрывал войну нервов.

Когда я вышел, я недели две бегал дважды в день. В «американке» мне не хватало пространства: там малюсенькие камеры и дворик 3 на 3 метра. В нем было невозможно бегать, хотя я и старался это компенсировать быстрой ходьбой. Важно было сохранить движение, чтобы ты не превращался в малоподвижную массу.

Алена Красовская, глава правозащитной организации «Регион 119» — единственной в Беларуси НКО, имеющей доступ в места лишения свободы:

Алена Красовская. Фото из личного архива
Фото из личного архива

 

Занятия спортом в условиях СИЗО или тюремного режима, к сожалению, скорее исключение, чем правило. Более 6 тысяч человек в Беларуси (5,6 тысячи человек в СИЗО и 550 человек в условиях тюремного режима) находятся в условиях, когда занятия спортом если не невозможны, то крайне затруднительны. Как правило, если в камере нет спортивного заводилы, то многие об этом не задумываются. А зря, ведь сочетание стресса и гиподинамии сказывается на здоровье крайне негативно. Начинаются проблемы с суставами, мышцами, сердечно-сосудистой системой, обостряются хронические заболевания и появляются новые.

Условий для занятий спортом в СИЗО или в тюрьме действительно нет. Отсутствуют не только тренажеры и спортивные залы, но даже необходимое пространство для таких занятий. Исключение составляют прогулочные дворики, в которых гуляют несовершеннолетние (не менее 3 часов ежедневно), находящиеся в СИЗО (в условия тюремного режима несовершеннолетние не помещаются). В этих двориках обязательно оборудованы турник и скамья, на которых можно подтягиваться или качать пресс.

В условиях колонии с занятиями спортом проще, для этого есть пространство и некоторый набор спортивных снарядов, так как во всех без исключения колониях есть спортивные площадки или даже спортивные залы. К сожалению, не везде есть возможность оборудовать полноценный спортивный зал, в таком случае площадку размещают на открытом воздухе (например, в ИК-9 в городе Горки). Во всех колониях кроме спортивного зала или площадки есть футбольные поля, в некоторых зимой заливают хоккейные коробки (например, в ИК-2 в Бобруйске). Спортивные тренажёры в колониях очень часто сделаны руками осуждённых на производственных площадях самой ИК, но назвать их кустарными язык не поворачивается.

Есть ещё один нюанс занятий спортом в колонии — этим правом пользуются только осуждённые, которые не имеют нарушений. Однако даже при отсутствии возможности пойти в спортзал многие стараются заниматься спортом с использованием подручных средств и возможностей — приспосабливают кирпичи, пластиковые бутылки с водой или с песком, бегают на месте или по территории локального участка и так далее.

Опрос

GO.TUT.BY хочет поближе познакомиться со своими читателями. Можно личный вопрос? Сколько вам лет?

20808 голосов

Результаты

-12%
-10%
-10%
-22%
-20%
-20%
-15%
-20%
-50%
-21%
-40%