Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

GO


Надежда Кузнецова

Возле подвала столичной хрущевки висит красная табличка с надписью «Монастырь». Ничего общего с религией — это «атлетический зал». «Качаться» здесь начали еще при Горбачеве. Спустя 30 лет мы уже в другой стране, а в «Монастыре» неизменны три вещи — тренер, посетители и атмосфера.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Хотели заниматься в зале, как показывали в заграничных журналах

«Монастырь», расположенный в районе Минского радиаторного завода, считается пацанской качалкой. Здесь нет большой кардиозоны и администратора. Все функционально и просто — небольшой зал, тренерская, две раздевалки, душ и туалет. Зеркала не для селфи, а для самоконтроля и мимолетного взгляда на свое одухотворенное и вспотевшее лицо.

Уже на входе видно, кто вдохновляет тренирующихся: стены обклеены портретами атлетов золотой эры бодибилдинга: неповторимого Арни, Фрэнка Зейна и Ронни Колмана. Тренажеров много, между ними — узенькие проходы. А в конце 80-х этот подвал был заброшен и замусорен.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Виктор Клименков

— Я родился и вырос в этом квартале, — рассказывает тренер «Монастыря» Виктор Клименков. — В 70-х в нашем подвале проводили комсомольские собрания, потом была хоккейная школа, детский театр. Когда актеры ушли, подвал закрыли. Но заколоченное не осталось незамеченным: местечко облюбовала шпана.

Приблизительно в это же время местные ребята, среди которых был и сам Виктор, организовали импровизированную группу здоровья. Тогда это было обычным делом.

— Мы просто в удовольствие играли в футбол-волейбол, занимались на турниках. Среди нас было много спортсменов, завершивших карьеру. Я, например, мастер спорта по волейболу, но к 23 годам закончил играть профессионально.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Железный спорт» в СССР тогда только появился. Всем, кто был «в теме», хотелось тренироваться в таком зале, как показывали в заграничных журналах, вспоминает Виктор Клименков. Пустующий подвал на Скрыганова был на балансе районного отдела образования. В 1987-м чиновники разрешили местным культуристам обустроить в нем тренажерный зал. Ребята затеяли субботник, вынесли весь хлам. А заносить было нечего.

— Мой друг привез из Финляндии каталог фирмы спортивных тренажеров. Полистали его, и я загорелся мыслью сделать такие же, — рассказывает Клименков. — Кроме физкультурного у меня было техническое образование. Чертежи сделал, а из чего делать тренажеры? Металл искали всеми правдами и неправдами: иногда брали списанный, выброшенный на свалку. А еще нужна была обивка для скамеек, гантели… В итоге удалось сделать простые с виду, но функциональные тренажеры, которые не подводят уже 30 лет.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Закончили с матчастью — начали думать над названием. Это может показаться удивительным, но свой зал «качки» с радиаторного назвали «Монастырь» — место объединения единомышленников; людей, которые, образно говоря, входят в сердца и души.

— В названии много смыслов. Я отвечаю обычно так: у каждого человека — свой монастырь, телесный и духовный, — философствует тренер. — Сам я верю в Бога и вообще считаю, что вера человеку нужна. Сложно в жизни без духовной опоры.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Пацан набедокурил? Значит, уходит в «Монастырь»

Сразу после открытия у «Монастыря» появилась общественная нагрузка: отдел образования и милиция попросили заниматься с местными трудными подростками. В зал их приводил участковый, он же контролировал посещаемость. К билдерам приходили и мамы, просили повлиять на распоясавшихся сыновей.

— Время было трудное. Родители пропадали на работе, дети были предоставлены сами себе. Как мы влияли на них? Прививали дисциплину. Каждый, кто занимался хоть каким-то спортом, скажет, что стал более собранным, ответственным. Пацаны выкладывались на тренировках, и сил на уличные геройства уже не оставалось, — говорит Клименков.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Постепенно «качки» и «шпана» сдружились. С некоторыми тогдашними воспитанниками Клименков пересекается и сейчас. Интересно, что многие из них выбрали военную карьеру, пошли в милицию.

— Знаете, когда вижу их — состоявшихся, полных сил мужиков — это лучшее признание. В эти моменты кажется, что название нашего зала себя оправдывает, — делится тренер.

В начале 90-х в «Монастыре» было не протолкнуться, он работал с раннего утра до позднего вечера. Жители подъезда, чье детство пришлось на то время, помнят, как с утра шли в детский сад, а вечером бежали смотреть, как качаются здоровенные дядьки. Звон железных блинов был хорошо слышен через небольшие окна и собирал малолетних фанатов бодибилдинга со всей округи. Подрастая, эти поклонники, конечно, шли в зал.Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Это был период расцвета, — говорит Виктор Клименков. — У нас готовились выступающие спортсмены, они пахали днями и ночами. Бодибилдинг стал популярным, у людей появилось не только желание качаться, но и информация, как это делать. Системы тренировок, спортивное питание, форма — обо всем этом рассказывали журналы.

Тренер не скрывает: время было непростое, люди — тоже, а «качалка» привлекала возможностью стать сильным и опасным.

— Но у нас изначально сложилась своя, «монастырская», тусовка, и люди, не разделявшие наши идеи, не приживались или просто не доходили до нас. За считаные годы зал стал не только местом для тренировок, но и клубом по интересам.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«У нас гонятся не за формой, а за здоровьем»

Сейчас из отцов-основателей «Монастыря» в зале остался только Клименков. За 30 лет в «качалке» сформировался костяк постоянных посетителей — где-то 30 человек. Почти все приезжают заниматься из других районов Минска, кто-то даже из пригорода. Говорят, атмосфера не отпускает. Если не с кем оставить детей — приводят с собой. Малыши рисуют или играют в тренерской.

— Люди к нам приходят за здоровьем, — продолжает Виктор Иванович. — У многих проблемы с опорно-двигательным аппаратом, суставами, сосудами, метаболизмом… Есть ребята после серьезных травм, онкологии. Конечно, в этих случаях все начинается с заключения врача. Он рекомендует нагрузку, и мы при подборе тренировок не отступаем от рекомендаций, чтобы, не дай Бог, не навредить. Следим за выполнением упражнений. У нас железное правило: контроль и рекомендации тренера входят в цену посещения. Она, к слову, не меняется уже давно — 5 рублей.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В «Монастырь» приходят ребята подготовиться к армии, а пловцы или волейболисты-пляжники тренируются здесь перед соревнованиями. Хоть зал в народе считают мужским, тренируются здесь и женщины. Клименков уже давно оборудовал небольшую женскую раздевалку с душевой.

— Всех, кого тренируем, учим: издеваться над организмом не нужно, мы и так живем не очень долго. Не нужно брать примеры с больших билдеров, работающих с огромными весами: это далеко не у всех получается, нужен талант, природа. Следите за здоровьем — это главное. Ну и за тем, о чем думаете, — смеется тренер.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

За 30 лет глобальных перемен «Монастырь» не видел. Да, посещаемость не такая, как в 90-е (конкуренция огромна), но свою публику подвал на улице Скрыганова держит успешно.

— Большинство из тех, кто здесь занимается, — зрелые, много повидавшие люди. Но постепенно к нам присоединяются наши дети. Мой сын, например, стал тренером. Молодые ребята, которые ходят к нам, похожи на нас 30-летней давности. Им хочется работать, жить полной жизнью. Каждый может спросить у нас совета. А нам в свое время советоваться было не с кем.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

ОПРОС

Мы хотим узнать вас получше. Расскажите, каких статей вам не хватает на GO.TUT.BY?

13729 голосов

Результаты