Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

GO


Виктория Ковальчук

Сникер-культура ― охота за лимитированными версиями кроссовок ― зародилась в США в 70-е годы прошлого века, а позже охватила весь мир. Некоторые коллекционеры отдают за раритет десятки тысяч долларов и специально летают в другие страны, чтобы купить заветную обувь. GO.TUT.BY пообщался с белорусским сникерхедом, в коллекции которого 160 пар кроссовок, узнал, где находится его «гараж» для винтажных Nike и Adidas и почему оригинал может стоить меньше 1 евро.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

По просьбе героя материала GO.TUT.BY не называет его фамилию и не публикует его фотографии.

«Храню кроссовки в коробках на трех стеллажах IKEA от пола до потолка»

Свои первые кроссовки Алексей купил еще студентом десять лет назад на шопинг-платформе eBay. Тогда он не задумывался о том, что спортивная обувь может быть предметом дизайна, а не просто элементом одежды.

― Для людей, воспринимающих кроссовки исключительно как объект гардероба, количество пар в моей коллекции может показаться не совсем адекватным. В силу экономических обстоятельств в нашей стране обувь до сих пор воспринимают как утилитарный объект, который снашивают до дыр и протертых пяток, или предмет роскоши. Я считаю, что на каждый случай нужна своя пара обуви ― нельзя ходить в одном и том же в загс и на дискотеку.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Сникерхеды часто покупают кроссовки просто, чтобы поставить их на полочку (не всякая винтажная версия выдержит носку). У них, как и коллекционеров автомобилей, есть «гараж», где стоят модели для частого использования, выхода в свет и просто предметы для гордости. Конечно, не любой человек может оценить крутость пары, но для людей из сообщества кроссовки становятся индикатором «своего».

Алексей поочередно обувает практически все приобретенные пары, за исключением тех, которые технически не годятся для носки.

― Некоторым кроссовкам уже порядка 30 лет. Внешне они могут выглядеть идеально, но материалы все равно разрушаются. Такие модели я оставляю как исторический экспонат. Есть пары, которые слишком хороши, и их ценность для меня куда больше желания носить.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Модель Nike Air Force High 93 (релиз 1993 года) Алексей купил в целом виде и только несколько раз примерил. Распались кроссовки в процессе хранения. Восстановить их уже невозможно

Алексей хранит кроссовки в коробках на трех стеллажах IKEA от пола до потолка, потому что солнечный свет и кислород пагубно влияют на материалы: резина и краска начинают желтеть и дубеть, а вспененная подошва ― разрушаться. На каждую коробку он клеит маркер с указанием модели и года выпуска, хотя не всякую пару удается идентифицировать.

— Эти Nike ― пример того, как может разрушаться неношеная обувь. Я заплатил за них около 12 долларов и предполагаю, что кроссовки были выпущены до 1990 года (исходя из характера маркировок). Судя по подошве, это теннисная модель. Смогу ли ее носить? Я планирую восстановить языки, заняться перешивкой логотипа и окантовки, потому что сейчас языки этих кроссовок просто рассыпаются, — рассказывает коллекционер.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Модель, выпущенная ориентировочно в 1985−1995 году. Название коллекционер установить не может

«Самая дорогая модель из коллекции стоила 70 долларов, есть три пары по 99 центов»

Большая часть лимитированных версий не доходит до Беларуси, поэтому коллекционеры покупают обувь на eBay или других интернет-аукционах.

Алексей не видит ничего зазорного в том, чтобы приобретать ношеную или примеренную обувь. Главное правило: кроссовки должны быть практически в идеальном состоянии.

― В первую очередь я смотрю на отзывы о продавце и оригинальность пары. Почти все свои кроссовки покупал на аукционах в Америке ― центре сникер-культуры. Я считаю, что ни одна пара обуви, учитывая расходный материал и работу, не должна стоить дороже 50−60 долларов. Все, что выше, ― это, как правило, коммерческая накрутка. Речь о рядовых доступных моделях ― стоимость профессиональных кроссовок для спортсменов уровня олимпиад и чемпионатов мира, разумеется, будет в разы выше.

Порой разница в цвете может выливаться в отличие по цене в 100 и более долларов. Самая дорогая модель в коллекции Алексея стоила 70 долларов, есть три пары по 99 центов (например, белые Avia) и около десяти ― в пределах 10 долларов.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Модель Avia 495MW, выпущенная в 1988 году

― Мне неинтересно покупать обувь в магазине по установленной стоимости ― это может сделать каждый, да и выбор ограничен. А вот найти классную пару на аукционе по очень выгодной цене уже сложнее.

Товар доставляют в течение недели или двух, а стоимость доставки зависит от веса обуви ― 12−15 долларов за килограмм (самые легкие пары весят около 500 граммов).

В коллекции сникерхеда есть и Sample (модели, которые выпускались как образцы для изучения спроса и не предназначались для продажи. ― Прим. GO.TUT.BY). Когда производитель готовит инновационную модель либо новое цветовое решение для массового потребителя, он сперва выпускает ограниченную серию этой линейки ― от нескольких десятков до сотен пар. Кроссовки отдают на тестирование контрольной группе ― приближенному к фирме контингенту либо желающим, которые подписывают ряд обязательств, например, не перепродавать модель, не показывать раньше заявленного срока.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Эти образцы принято возвращать производителю, но небольшая часть сэмплов все же оказывается на рынке ― кто-то из участников «эксперимента» не сдает обувь. Многие из образцов, как Adidas H3LIUM, никогда так и не становятся массовыми ― в этом и заключается их ценность.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Модель Adidas H3LIUM

«Мне интересны модели, которые нравятся лично мне, а не просто являются крутыми, по мнению Канье Уэста»

В понимании белорусского коллекционера, классический сникерхед ― это человек, который, как правило, сфокусирован на определенных брендах или моделях.

― Я себя к таковым не отношу. Есть люди, которые собирают, например, Adidas Gazelle, и ничего другого. Я же заинтересован в разнообразии ― от New Balance и Nike до Lotto и Ewing. У каждого бренда есть как минимум пара отличных моделей.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Модель Ewing Wrap Mid Hornets, представленная в 2014-м

Постепенно крупные концерны вытеснили менее сильных игроков с рынка. Основная причина ― это успешный маркетинг, реклама и, конечно, технологии. Противостояние локальных компаний и мировых брендов можно сравнить с конкуренцией бабушек с рынка и торговых сетей ― им удастся выиграть только при искусственном регулировании цен или других сторонних механизмах.

Алексей скептически смотрит на погоню за лимитированными версиями.

― Они стали объектом маркетинга. Мне интересны старые модели, которые нравятся лично мне, а не просто являются крутыми, по мнению Канье Уэста или другого трендсеттера. Я рассматриваю обувь с эстетической и дизайнерской точки зрения, а не актуальности и модных трендов.

Белорусский сникерхед заинтересован в том, чтобы узнать историю создания конкретной модели. Иногда для этого даже приходится поднимать архивы старых газет.

― Эта серия была изготовлена в стилистике покера и назвалась Royal Flush. Те, кто играет в покер, знают, что это королевская масть ― идущие подряд карты от десятки до туза по старшей масти ― пике. Производитель делал релиз новых моделей раз в две недели. Из этой линейки у меня есть первая, четвертая и пятая модели.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Модель Reebok Ventilator Royal Flush 2007 года

В коллекции белорусского сникерхеда есть кроссовки, имеющие трагическую предысторию.

― В английском языке есть слово infamous, одно из значений которого ― «печально известный». Заурядная, доступная повседневная модель Nike со временем приобрела такую славу. Я купил ее, потому что пара понравилась эстетически, а потом уже узнал историю, связанную с моделью, — говорит Алексей.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Nike Decade 1995 года, получившая название «infamous»

Кроссовки были представлены в черном и белом цветах. Сегодня в Штатах черный вариант этой модели ассоциируются с сектой Heavens Gate («Врата рая»), члены которой в прошлом совершили массовый суицид. Они купили 38 пар темных кроссовок, чем, конечно, обрадовали продавца. Тот подумал, что какая-то спортивная команда просто покупает обувь. Но спустя несколько дней сектанты покончили жизнь самоубийством, а на страницах газет фигурировали их фото в тех самых кроссовках. Nike быстро снял модель с продажи.

— Я почти уверен, что она никогда не будет переиздана, — говорит сникерхед.