148 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  2. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  3. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  4. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  5. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  6. «Падает мотивация платить налоги». Белорусы плохо разбираются в бюджете. Вот к чему это может приводить
  7. «Нормализация отношений невозможна, пока не прекратится насилие». Макей встретился с послами Германии и Франции
  8. Глава Минздрава о третьей волне коронавируса в Беларуси: заболевших меньше, но тяжелых случаев больше
  9. Руководителем Белорусской ассоциации журналистов избрали Андрея Бастунца
  10. АНТ: «Ціханоўскія атрымалі долю ў кампаніі сям'і Бабарыкі задоўга да выбараў». Глядзім дакументы
  11. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  12. Дух захватывает. Что видно с крыши в центре Минска, где сегодня презентовали высотный огород?
  13. «Настроения упаднические». Работники «Белмедпрепаратов» сообщают об увольнениях из-за политики
  14. В выходные чуть потеплеет, на следующей неделе — похолодание и дожди
  15. Где в Беларуси численность населения падала, а где росла? Посмотрели статистику по регионам
  16. «Мы не гоняемся за сложными рецептурами». На Белинского открылась кондитерская Mousse
  17. Белорус заочно получил пожизненное за убийство французских миротворцев. Рассказываем, что известно
  18. «Это недопустимо». Григорий Василевич — об идее ограничить возраст для голосования 70 годами
  19. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным
  20. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  21. Суд приговорил музыканта Тиму Белорусских к двум годам «домашней химии»
  22. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  23. Премьер-министр России в Минске: налоговая интеграция и анонс встречи Лукашенко и Путина
  24. Курсы доллара и евро заметно упали. Что происходит на валютном рынке
  25. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  26. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  27. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  28. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  29. Переговоры с Мишустиным, новые законы и задержания. Что происходило в Беларуси 16 апреля
  30. «Белнефтехим» рассказал, насколько подорожает топливо до конца года


Известный мировой производитель фитнес-браслетов, Bluetooth-гарнитур и колонок Jawbone начал процедуру ликвидации. При этом компания никогда не нуждалась в деньгах: с 1999 года инвесторы вложили в нее почти миллиард долларов. Meduza объясняет, почему же прогорел гигант мировой фитнес-индустрии.

В начале июля стало известно, что компания Jawbone прекратит существование. Первым об этом сообщило издание The Information. Основатель компании Хусейн Рахман займется новым проектом с похожим названием Jawbone Health Club. Предположительно, его новый стартап будет заниматься сбором данных для медицинских учреждений.

Производитель фитнес-браслетов и колонок Jawbone не нуждался в деньгах. За время существования компании (она была основана в 1999 году) в нее вложили более 900 миллионов долларов. В 2014 году, незадолго до появления Apple Watch, Jawbone привлекла 147 миллионов долларов при оценке всей компании в 3,2 миллиарда долларов. Иными словами, инвесторы верили в Jawbone и с охотой вкладывались в стартап.

У Jawbone было много денег, но она не смогла завоевать рынок. Доля их браслетов в лучшее время едва превышала пять процентов, в 2015 году упала ниже этого значения, а в 2016-м браслеты перестали входить в десятку самых популярных. Тем не менее, когда обычные венчурные фонды уже перестали верить в Jawbone, в 2015 году в нее инвестировал государственный фонд из Кувейта. Он вложил 165 миллионов долларов при оценке компании 1,5 миллиарда долларов.

Jawbone безуспешно пыталась найти покупателя. В 2016 году компания хотела, чтобы ее купили, и вела переговоры о поглощении с Fitbit. Конкуренты не сошлись в цене — Fitbit был не готов платить больше миллиарда долларов, а Jawbone не соглашался на столь «низкую» оценку, поскольку раньше компания привлекала финансирование, исходя из оценок в 1,5−3,2 миллиарда долларов.

Как отмечает Reuters, государственные инвестиционные фонды все чаще вкладываются в технологические стартапы, но это не всегда приносит пользу — как и в случае с Jawbone. Кувейт вложился в бесперспективную компанию, которая уже проиграла конкурентам Fitbit, Apple и другим. Как отмечает партнер фонда Canvas Ventures, обычно считается, что если инвесторы вкладываются в компанию, это значит, что она успешна, но в случае госвложений — ситуация обратная. Если в фирму вкладываются не частные инвесторы, а государственные, скорее всего, это рисковый актив.

То, что стартапы прогорают, — обычное дело, но такие большие, как Jawbone, лопаются очень редко. Компания заняла второе место в списке банкротств крупнейших стартапов после Solyndra, которая производила панели для получения солнечной энергии. Компания привлекла более 700 миллионов долларов от инвесторов и получила государственный займ на 535 миллионов долларов, но все равно не выдержала конкуренции с китайскими производителями.

-10%
-10%
-20%
-25%
-10%
-10%
-10%
-20%
-7%
-50%
-20%