GO


В середине ХХ века загар стал символом красоты и ухоженности. Люди ринулись на пляжи, а врачи забили тревогу из-за рака кожи. Сегодня мы все еще хотим золотистый оттенок кожи, но уже знаем, что от солнца надо защищаться. GO.TUT.BY ответил на элементарные вопросы про загар и солнцезащиту.

Если я люблю загорать, это грозит проблемами со здоровьем?

Возможно. Всемирная организация здравоохранения подтвердила, что ультрафиолетовое облучение вызывает ряд болезней, в первую очередь некоторые виды рака — злокачественную меланому, базально-клеточную и плоско-клеточную карциному. По данным ВОЗ, ежегодно от этих заболеваний умирает около 60 тысяч человек во всем мире.

 

Загар — это защитная реакция кожи на повреждение ультрафиолетовыми лучами. Чтобы справиться с солнечной нагрузкой, сильно загорелая кожа оделась в «доспехи» против ультрафиолета: выработала меланин и потемнела, нарастила роговой слой и стала более грубой. Парадокс, но загар, который мы подсознательно считываем как признак здоровья и красоты, на самом деле признак травмы.

А если я не загораю в полдень, я защищен (-а)?

Хотя до 10 часов утра и после 4 часов дня дерматологи не запрещают загорать, вам все равно нужно защищать кожу. Врачи считают, что лучшая защита — это закрытая одежда. Но так как в ней не загоришь, многие предпочитают солнцезащитные кремы.

Исследование, проведенное в Австралии, доказало, что ежедневное использование санскрина помогает снизить риск плоскоклеточной карциномы. Правда, его воздействие на меланому пока недостаточно хорошо изучено.

А если у меня смуглая кожа, мне нужен санскрин?

Да. Правда, если белокожим на пляже нужен крем с солнцезащитным фактором (SPF) 50, то для вас достаточно 30. В вашей коже больше меланина, который обеспечивает естественную защиту от ультрафиолета. Но его все равно недостаточно. У смуглокожих природная степень защиты от УФ примерно на уровне SPF 13, а для полноценной защиты надо не меньше 30.

А если я куплю крем с SPF 100, он защитит от УФ на 100%?

Нет. SPF (sun protection factor, фактор защиты от солнца) — это показатель того, насколько дольше вы можете лежать на солнце и не получить солнечный ожог с кремом, чем без него. Диапазон SPF очень широк, может начинаться от 4 и заканчиваться 100.

Связь между SPF и защитой от солнца не увеличивается линейно. Хотя многие думают, что SPF 30 попросту вдвое эффективнее, чем SPF 15, на самом деле SPF 15 защищает кожу от 93% ультрафиолетового излучения, а крем SPF 30 — от 97%.

Дерматологи рекомендуют пользоваться кремом с SPF минимум 30. Средства с более высоким SPF поглощают немного больше ультрафиолета, но нет ни одного крема, который бы блокировал 100% УФ-лучей.

А если я намажусь кремом от солнца, я вообще загорю?

UVB-лучи, показателем защиты от которых служит SPF, вызывают солнечные ожоги и способствуют развитию рака, но почти не влияют на появление пигмента. Так что загар возьмется. А вот если вы купите солнцезащитный крем с пометкой «Защита от UVA» («PPD», «Broad spectrum»), то загорать будете медленнее. Такой крем защитит не только от UVB-, но и от UVA-лучей, которые отвечают за загар и фотостарение кожи. Защищаться от них не менее важно, чем от UVB: по данным ВОЗ, к раку они тоже имеют отношение.

А если я использую много крема, загар возьмется?

Дерматологи утверждают, что большинство людей наносят только 25−50% от рекомендуемой дозы санскрина. За один раз надо использовать около 45−50 грамм. Из них больше всего — около 15 мл — должно приходиться на грудь и живот и еще столько же на спину.

Дерматологи советуют щедро мазаться санскрином за 15 минут до выхода из дома, потому что химические фильтры начинают действовать только после впитывания. Обновлять слой крема надо каждые два часа или после купания.

А если я не нанесу крем на уши, они сгорят?

Наносить солнцезащитный крем надо на все участки кожи, которые не будут скрыты под одеждой: лицо, руки, уши, подколенные ямочки, ступни. Особенно важно не забыть про нос и пробор, потому что на них солнечные лучи падают перпендикулярно.

А если у меня много родинок, я могу загорать?

Примерно 70% меланом развивается именно из родинок. Этому предшествуют ультрафиолетовые ожоги и механическая травматизация. Если у вас много родинок, и вы хотите загорать, сначала надо проконсультироваться с врачом. Он скажет, на какие изменения в родинках нужно обратить внимание. Если у вас есть атипичные родинки, с нечеткими краями, кирпичного цвета, загорать вообще не рекомендуется.

А если на улице пасмурно, надо защищаться от солнца?

Врачи советуют наносить солнцезащитный крем каждый раз, когда вы выходите на улицу. Солнце испускает вредное ультрафиолетовое излучение весь год напролет. Даже в пасмурные дни до 80% ультрафиолета может проникать в вашу кожу.

А если солнцезащитный крем сам вызывает рак?

Есть свидетельства, что солнцезащитный крем по большому счету безопасен, но его долговременный эффект все еще мало изучен. Дерматологи говорят, что эти недоказанные риски — меньшее зло по сравнению с солнечными ожогами и риском рака, опасность которого доказана.

А если я защищаюсь от солнца, как же я получу витамин D?

Санскрин может замедлить реакции обмена витамина D в коже. С другой стороны, даже недолго посидев в тени в футболке с открытыми руками, можно получить необходимую для организма порцию витамина D. А еще его можно получить с пищей: сливочным маслом, сыром, молоком, жирной рыбой и другими продуктами.

А если я ненавижу солнцезащитный крем?

Доктора подчеркивают важность использования физической защиты против солнца. Они рекомендуют носить шляпы, одежду с длинными рукавами, солнцезащитные очки и просто избегать самого вредного полуденного солнца. Если вы не любите крем от солнца, вы можете защищать свою кожу другими способами. Главное — вообще защищать ее.

А если я загораю в солярии, а не на пляже?

Это то же самое ультрафиолетовое облучение, которое может привести к этим же заболеваниям. По данным ВОЗ, использование солярия каждый год вызывает более 460 тысяч случаев заболевания меланомой и другими видами рака кожи в США, Австралии и Европе вместе взятых.