/

Шестой раз Александр Лукашенко идет на выборы, занимая должность президента четверть века. В 1994 году во втором туре за него проголосовало более 70% избирателей. Мы поговорили с белорусами, которые отдали свой голос за Лукашенко на тех самых первых президентских выборах, и узнали, почему некоторые из них разочаровались, а некоторые и в 2020-м отдадут свой голос за него.

Коллаж: TUT.BY
Коллаж: TUT.BY

«Знаю, чего ожидать от Лукашенко, другие просто обещания раздают»

40-летний Дмитрий (фамилию не указываем по просьбе героя) всю жизнь работает на государственных предприятиях и всю жизнь голосует за Александра Лукашенко.

— В 1994 году я еще не мог голосовать по возрасту, но уже тогда интересовался политикой, моим любимым предметом была история, — говорит собеседник. — У меня был одноклассник, он был за Зянона Пазняка, а я — за Лукашенко, и вот мы с ним часто спорили. Меня не устраивало, что в 1990-х очень сильно насаждался белорусский язык, заставляли на нем учиться, а когда заставляют, первая реакция — отторжение. У нас в школе был учитель, он был за Пазняка, и даже после референдума, когда изменился флаг и герб, он все равно вывешивал в классе бело-красно-белый флаг, говорил нам, что это правильно. Меня это отталкивало. Когда я мог уже по возрасту голосовать, всегда был за Лукашенко, потому что другие кандидаты рассказывают сказки, а я уже не школьник, чтобы им верить. Когда мне говорят, что зарплата будет 2 тысячи евро, как в Европе, я хочу знать, откуда это возьмется. А вот 500 долларов у меня всегда было, причем я работал на государственных предприятиях, я никакой не начальник, а простой водитель. Моя зарплата никогда не опускалась ниже 500 долларов.

Фото: предоставлено читателем TUT.BY
Предвыборная листовка Александра Лукашенко в 1994 году. Фото предоставлено читателем TUT.BY

При этом Дмитрий отмечает, что по некоторым вопросам Лукашенко он не поддерживает.

— Например, пошлины на компьютеры, телефоны и другую технику. Наша страна ведь это не производит, так зачем задирать пошлины? Пусть бы людям было дешевле, сегодня не каждая семья, особенно многодетная, может купить ребенку ноутбук.

Или пошлины на автомобили. Считаю, неоправданно их подняли — в угоду России: мол, мы союзники, у россиян есть свой автопром, давайте будем его поддерживать. Но я думаю, стоит пересмотреть этот вопрос, потому что теперь непонятно, что с этим союзом — и по нефти, и по газу. Когда вопрос касается России, они кричат: мы же союзники, надо уступать, а когда вопрос касается Беларуси, они почему-то забывают про союз, говорят, рынок все отрегулирует. Так надо и нам так же отвечать, например, по пошлинам на автомобили — это же рынок. Надо вести себя пожестче. Не уступаете по газу — мы вам тоже что-нибудь обрежем. Не пускаете наши продукты — и мы ваши не пропустим, в чем проблема нашей санстанции найти в российском молоке какую-нибудь гадость? Сегодня Беларусь платит за российский газ дороже, чем Германия, как это понимать?

Фото: Reuters
Фото: Reuters

При этом Дмитрий считает Лукашенко человеком дела, который не болтает впустую, а решает конкретные задачи.

— Как человек, связанный с медициной, считаю, что решение не вводить карантин из-за коронавируса было правильным, — говорит собеседник. — Карантин — не выход для нашей страны, так говорят и наши врачи. Посмотрите, что происходит в России, там уже поняли, что вирус не отступил, денег нет, люди начали бунтовать, так у них в стране еще денег много, а у нас что было бы? Санитарные врачи говорят, чтобы был коллективный иммунитет, должно переболеть 70%.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Выборы в окружении Дмитрия обсуждают, и семья даже разделилась.

— Сестра будет голосовать за Бабарико, на кухне дебаты такие, чуть ли не до драки доходит, — смеется мужчина. — Я ей говорю: подожди, еще посмотрим, что у него будет за программа. Лукашенко тоже пока свою программу не представил, но от него я хотя бы знаю, чего можно ожидать. Раньше сестра не была такой ярой оппозиционеркой, только в этом году стала, ей 27 лет. Лукашенко у власти 26 лет. Я не знаю, хорошо это или плохо, мы по-другому ведь не жили. Но посмотрите, Путин тоже не собирается уходить. В Украине поменяли власть — и что? Война и майданы, разве там лучше живется, чем у нас? Как бы ни критиковали нашу медицину, но известный украинский доктор Тодуров в интервью недавно сказал: не надо ничего придумывать по поводу трансплантации, просто возьмите за пример белорусский закон и переведите его на украинский. То есть не так у нас все плохо, как кажется. Для меня главное, что я чувствую себя в безопасности. Я работаю в районе Тракторного завода, и это не самый благополучный район, но я сижу ночью в машине и не боюсь, что ко мне кто-то подойдет и начнет грабить. И когда мой ребенок гуляет на улице, я уверен, что с ним тоже все будет нормально.

«Пры Лукашэнку больш жыць не хачу»

74-летняя Жанна Кохановская голосовала за Александра Лукашенко на первых выборах, потому что поверила его обещаниям вернуть вкладчикам потерянные на советских «книжках» деньги.

— У мяне там грошы былі невялікія, вядома ж, я працавала краўчыхай у атэлье, заробак сярэдні быў, ніякай раскошы не было, але і не галадалі. І тут раз — і прапалі 3 тысячы рублёў, а яны ж заробленыя мазалём, мне было іх крэпка шкада. Ну і вось Лукашэнка паабяцаў, што іх верне. А я не падумала, скуль жа ён возьме тыя грошы, каб нам вярнуць. Паверыла, таму і прагаласавала за яго. Другі раз ізноў за яго была, бо ён казаў, што ў той раз не выйшла вярнуць грошы, а ўжо ў гэту пяцілетку дакладна вернуць. Так і не вярнулі, вядома.

Последние годы, признается Жанна Станиславовна, она вообще не ходила на выборы, была разочарована, что ничего не меняется.

— Так, як мы цяпер жывем, немагчыма, колькі крэдытаў набраў Лукашэнка! — говорит пенсионерка. — Так жывуць алкаголікі: да пенсіі прап"юцца, пазычаюць, а тады грошы атрымаюць, раздаюць і зноў пазычаюць. Што гэта за кіраванне краінай? Другое, што мне не падабаецца, як прыцясняюць людзей, якія хочуць выказаць сваё меркаванне. То штрафамі іх абкладаюць, то на суткі забіраюць. Я пачытала, у Мінску пенсіянерка, якая хадзіла з плакатам, выказвала незадаволенасць, цяпер палову сваёй пенсіі аддае на тыя штрафы. А павышэнне пенсійнага ўзросту? У 60 год у чалавека няма здароўя, каб працаваць у поўную сілу, а яшчэ трэба тры гады рабіць. Каму, на якім заводзе патрэбны такі работнік? А што ён прыдумаў з тымі «дармаедамі»! Чалавек выжывае, як можа, а яго яшчэ абкладваюць падаткамі. Чалавек сёння не ведае, за што хлеба купіць, а яму трэба яшчэ нешта дзяржаве заплаціць. За што? Людзі ходзяць у магазін, купляюць прадукты, у якія ўжо закладзеныя падаткі. Нас што, зусім за дурняў трымаюць? А паглядзіце, што робіцца з тымі, хто вырашыў ісці ў прэзідэнты? Колькі бруду на іх ліецца, я не магу гэта слухаць! Цярпенне маё лопнула. Пры Лукашэнку я жыць больш не хачу. Я на гэтыя выбары вырашыла ісці. І буду галасаваць толькі за Бабарыку. Адчуваецца, што чалавек разумны, адукаваны, нам такі і трэба. А Лукашэнкам я крэпка незадаволеная.

«Лучше, когда власть несменяемая»

Глеб Орлис (50 лет) вспоминает, что в 1994 году политика его занимала слабо: он был молодым человеком, недавно вернулся из армии и больше прислушивался к мнению отца, который следил за избирательной кампанией и поддерживал Лукашенко. За него же проголосовал и Глеб.

— Я видел, как мои знакомые становятся оппозиционерами, но их идеи были проигрышными, — говорит собеседник. — Когда люди начинали говорить на белорусском, я им говорил, что это комплекс неполноценности. Какая разница, на каком языке говорить? Зачем менять язык? Это вообще не главная проблема.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Каждый раз на президентских выборах Глеб Орлис голосовал за действующего главу государства. И вот почему:

— Я понимаю, что у нас не самая худшая ситуация по сравнению с соседними странами. И оцениваю Лукашенко не по тому, делает он что-то хорошо или плохо для определенных людей или для меня лично. Я смотрю, насколько эффективно власть реагирует на проблемы. И политика Лукашенко меняется. Сейчас получается так, что он с Россией не дружит больше, чем оппозиция. Он украл у оппозиции главный лозунг — против России! Смешно, но факт. Нужно не на Лукашенко смотреть, а на всю его команду, потому что Лукашенко — это бренд, лицо государственной машины, а внутри целая армия народа и служб.

Глеб считает, что предъявлять претензии Лукашенко за то, что он грубо что-то сказал, просто глупо, хотя признает, что иногда глава государства позволяет себе некорректные высказывания.

— В других странах политики, может, красиво говорят, там есть просчитанный пиар, но что на практике стоит за этими словами? К примеру, наша оппозиция разбрасывается громкими заявлениями, а за Лукашенко стоят конкретные дела — строится АЭС, заключаются контракты на экспорт нашей продукции, семьи обеспечены жильем, в стране почти нет безработицы. Я сам одно время был безработным, пошел на биржу, получал пособие, обучился на сварщика и устроился на работу. Власть меняется в Беларуси. Будет меняться Конституция, будет перераспределяться власть и отношение к бизнесу будет другое. Вопросы у меня есть разве что к толпам бюджетников, часто это люди, которые получают небольшие деньги, но немотивированы эффективно работать, это нужно менять.

Коллаж: TUT.BY
Рекордное количество кандидатов в президенты было зарегистрировано в 2010 году. Коллаж: TUT.BY

Что касается долгого пребывания Лукашенко у власти, то собеседник считает, что это не проблема.

— 26 лет — это много в том случае, если руководитель сидит и ворует для себя лично, — говорит Глеб. — Так, возможно, бывает в других местах, в той же Америке, где узаконен институт лоббизма. Но зачем у нас воровать президенту, если он знает, что не унесет все в могилу и не убежит в лучшие страны? Я считаю, лучше, когда власть несменяемая. Когда человек во главе страны не чувствует давления, он не будет брать себе лишнего, он будет заботиться о людях и стране.

«Жене только через 10 лет признался, что голосовал за Лукашенко»

Василий Яцевич (59 лет) голосовал за Александра Лукашенко в 1994 году, потому что считал, что за ним перемены, и не видел перспектив за номенклатурным Вячеславом Кебичем.

Коллаж: TUT.BY
Коллаж: TUT.BY

— Нам всем хотелось перемен. Вы послушайте речи Александр Григорьевича, он тогда говорил: какое давление на граждан — нет, какое давление на СМИ — нет, какой административный ресурс — нет, нас тянут в прошлое, заводы стоят — нет, нет, нет. Мне было 33 года, конечно, был душевный порыв — давайте все вместе двигаться, менять страну к лучшему. Ведь во втором туре альтернативой был Кебич, а какие с ним могли быть перемены? В первом туре я, к сожалению, не голосовал.

Жене Василий лет через 10 признался, что за Лукашенко голосовал, «когда стыдно стало».

— Жена сказала: «Ну ты вообще, я же за Кебича голосовала». Но мы уважаем мнение друг друга, проголосовали и стали жить дальше. Сейчас у нас уже единое мнение.

В Лукашенко собеседник разочаровался не сразу, но ближе к 2000 году уже окончательно.

— Референдум 1996 года, разгоны демонстраций, исчезновение политиков — стало просто не по себе, — перечисляет причины Василий. — Год, два проходит, а результатов никаких — ни заказчиков не нашли, ни зачинщиков, никто так и не ответил.

Василий Яцевич определился, за кого будет голосовать на этих выборах — за альтернативу.

— Считаю, всем обязательно нужно идти на выборы, и бабушку с дедушкой тоже привести — проголосовать всем, но каждый пусть сам решит, за кого — спокойно, свободно. Что касается возможных результатов, то я склонен думать, что если из 7 млн избирателей 3,5 млн проголосуют не так, как рассчитывает административный ресурс, может произойти чудо. А тому, кто проиграет, мы скажем спасибо.

«С какой бы властью ни столкнулся, ничего для себя не решишь»

Жанна Прокопчик (52 года) в 1994 году тоже связывала кандидата Лукашенко с переменами в стране.

— Считала, он потихоньку сдвинет нашу страну к лучшему, — говорит она. — Знаете, когда коллектив собирается и совместными усилиями добивается успеха.

До 2016 года, признается минчанка, особых вопросов у нее к власти не было, но потом пришлось решать проблему с гаражным кооперативом в Серебрянке, который грозятся снести, и Жанна столкнулась с бюрократической машиной.

— Что я вижу? Чиновники работают плохо, и сдвинуть их с этой точки просто невозможно. Не только местный исполком, но и выше, мы даже до Кочановой дошли — без толку, — говорит собеседница. —  Есть указы президента, их подписывал Лукашенко. Что мы видим на практике: они не исполняются. А мы годами, как идиоты, ходим по кабинетам, добиваемся справедливости. Пока сама не столкнулась с проблемами, вопросов к власти не было. Послушаешь — все нормально у нас, законы, указы принимают. Но власть на местах их игнорирует. А чьи это чиновники? Я что ли их выбирала или назначала? Глава государства олицетворяет власть.

Фото: пресс-служба президента Беларуси
Фото: пресс-служба президента Беларуси

Еще одна претензия минчанки — уплотнение района без учета социальной инфраструктуры.

— Приходишь в поликлинику, на ЭКГ в очереди ты 64-й, хотя пропускная способность 30 человек в смену, вы понимаете, что творится? Они ставят дома, но не просчитывают ни места в поликлиниках, ни места в школах и детских садах, ни места на парковках. Дом всунули, а как там будут жить люди, плевать. У каждого человека есть друзья, семья, ведь они рассказывают о проблемах друг другу. Возьмите наш гаражный кооператив — почти 900 человек и умножьте на круг знакомых, вы получите тысячи людей, недовольных властью, они не пойдут голосовать, но чиновники этого не осознают. У нас в подъезде почти никто не ходит на выборы. Я прошлый раз пошла, так мне соседи говорят: «Ты что, дурная? Зачем ты ходишь, ничего не изменится». Куда бы ты ни пошел, с какой бы властью ни столкнулся, ты ничего для себя не решишь. И я раньше не понимала белорусов, которые уезжают за границу. Мне казалось, ну зачем, ведь можно и у нас нормально жить. А теперь я их очень хорошо понимаю. И на выборы больше не пойду.

-23%
-15%
-20%
-12%
-50%
-10%
-33%
-5%
-20%
-20%
-40%
0069580