Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры
Чытаць па-беларуску


Юрий Дракохруст /

О том, что перед выборами будет объявлен новый состав правительства, глава государства заявил в понедельник на совещании с правительством и своей администрацией.

  • Юрий Дракохруст
    Юрий ДракохрустОбозреватель белорусской службы «Радио Свобода»

    Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

    Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

Называть это неизменной традицией не приходится, по крайней мере, если говорить о первых лицах правительства. Например, Сергей Сидорский возглавлял правительство и до выборов 2006 года и еще 4 года после, Андрей Кобяков заменил Михаила Мясниковича на посту премьера в конце 2014 года, за 9 месяцев до президентских выборов в 2015 году, и был отправлен в отставку только в 2018 году.

Конституционной необходимости в смене правительства нет. По Конституции после президентских выборов правительство слагает свои полномочия перед новым главой государства (даже если переизбран прежний).

Так что, по крайней мере, формально, после выборов в любом случае предстоит назначение нового состава Совета министров.

Зачем делать это до выборов? Очевидно, затем, чтобы обозначить новый курс или корректировку прежнего. Линию политики в Беларуси определяет президент, не чужд он и ручному управлению конкретными хозяйственными вопросами. Но есть нюансы, от персоны главы правительства кое-что зависит. И не столько в смысле политики, сколько во внутриэлитной расстановке сил.

Стоит сказать, что особых лавров на посту премьера Сергей Румас не снискал. В силу ли того, что Лукашенко ему не дал возможности себя проявить, или по другим причинам, но пока какими-то большими свершениями премьерство Румаса отмечено не было.

Прямо неудовлетворительной оценки работе правительства и его главы президент не давал, но в медийном пространстве довольно часто важные правительственные решения озвучивают в последнее время не премьер, а его заместители. Возможно, это результат нежелания Лукашенко излишне усиливать авторитет формально второго лица в государстве, а может, косвенно, и оценка его работы.

На период, когда Сергей Румас возглавлял правительство, пришлись острые экономические конфликты с Россией и «проседание» экономики из-за пандемии коронавируса. Его вины в этих неурядицах немного, но происходили они при нем. На него, хотя бы отчасти, можно их и списать.

До назначения премьером Сергей Румас имел репутацию умеренного рыночника. Что породило определенные надежды, что его премьерство станет периодом реформ.

Точно так же теперь может произойти не менее знаковое назначение на этот пост человека с репутацией очень «твердой руки». Что также может породить у одних опасения, а у других надежды, что «вакханалия» (как некогда назвал Лукашенко выборы) будет не слишком «вакхической» и уж точно недолгой. И что потом мало никому не покажется.

Подобные сигналы может посылать и будет посылать и сам глава государства. Но при этом для Сергея Румаса роль держиморды не очень подходит, она для него неорганична. Так вот и могут заменить его на персонажа более грозного и устрашающего. Или имеющего соответствующую репутацию. Или выглядящего таковым.

А тут то в инициативную группу Бабарико как-то очень живо народ собрался, то к пикету Светланы Тихановской ломанул — власть может прийти к заключению, что народу, публике, стоит напомнить, что у послаблений есть предел и он не очень велик. Назначение премьера или ключевых министров с соответствующей репутацией может сделать это предупреждение особенно убедительным.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

-80%
-25%
-5%
-21%
-5%
-30%
-15%
-31%
-20%