Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


Экс-глава ПВТ Валерий Цепкало подтвердил свое намерение участвовать в президентской гонке в интервью dev.by. В нем он сообщил, что для финансирования кампании продал свой частный дом за Нацбиблиотекой, который строил один из подрядчиков, участвовавших в застройке ПВТ. По словам Цепкало, ни одна из ИТ-компаний не имеет отношения к его избирательной кампании. Он не идентифицирует себя с оппозицией — просто хочет видеть Беларусь «другой страной».

Публиковать полную версию интервью Цепкало редакции запретил. Редакция dev.by тогда просто привела все значимые факты и цитаты из нее. Факты, формулировки, контекст, акценты полностью соответствуют диктофонной записи.

TUT.BY приводит эти выдержки в полном объеме.

Фото: Дарья Бурякина для probusiness.by
Фото: Дарья Бурякина для probusiness.by

Почему dev.by был вынужден отказаться от публикации полной версии?

Предыстория. Интервью началось в 11.00 в понедельник, 11 мая. Перед разговором Валерий Цепкало высказал пожелание увидеть текст до публикации — из-за опасения, что он может содержать предвыборную агитацию, пока запрещенную. Позже аргументация изменилась: текст не понравился из-за «разговорной стилистики», и Валерий Цепкало запретил dev.by его публиковать. Он предложил ультиматум: либо отказаться от публикации, либо использовать «литературную версию» текста, переработанную собеседником. Работать с текстом в режиме комментирования и проверки фактов (это предполагает редполитика dev.by) Валерий Цепкало отказался. Его представитель привез в редакцию письменный запрет на публикацию оригинального интервью.

Утром dev.by получил версию Валерия Цепкало. Чтобы проиллюстрировать глубину литературной обработки, dev.by приводит пример: их текст содержит 43 вопроса/реплики журналиста, литературная версия — 8. Большинство вопросов отредактировано, один придуман от себя.

dev.by разделяет желание Валерия Цепкало «видеть Республику Беларусь другой страной, нормальной, демократической, цивилизованной, где будет вестись диалог по поводу путей развития и где мы не будем вставать каждое утро и смотреть, что там сказал один человек в отношении того, куда мы сегодня идем».

И надеется, что в цивилизованной Беларуси также будут выстроены цивилизованные отношения с медиа. В частности, они предполагают, что формулировка вопросов и структура интервью — прерогатива редакции, а диалог со СМИ и общественностью нельзя подменять пресс-релизом или пиар-кейсом.

Итак, только значимые факты и тезисы.

Валерий Цепкало сообщил, что:

  • Находится в Минске.
  • Участие в избирательной кампании не было спонтанным решением, он «давно к этому шел». (Валерия Цепкало не было в медийном пространстве около трех лет, исключение — публичная лекция о стартапах и технологиях в ноябре 2018-го. — Прим. dev.by).
  • Не хочет комментировать предположение о том, что является спарринг-партнером Лукашенко и «спойлером специально для айтишников»: считает, что гипотезу про спарринг-партнера могут продвигать только те, кто не читал его заявления, — там есть вся информация.
  • Создать избирательный фонд не успел: вместо двух месяцев на это отвели пять дней, объясняет Цепкало. Пока никакие деньги на избирательную кампанию не используются: люди работают на энтузиазме.
  • Кампания будет профинансирована из собственных средств: для этого Валерий Цепкало продал частный дом за Нацбиблиотекой. Покупателя и сумму сделки не называет, говорит, что денег хватит на ведение кампании. (По информации nn.by, участок для застройки Валерий Цепкало получил в аренду на эксклюзивных условиях за 231 рубль в год, а стоимость и выбор подрядчика для строительства дома вызвали вопросы у органов).
  • Подтвердил данные «Нашай нiвы», что его дом строил один из подрядчиков, участвовавших в застройке объектов ПВТ. Конкретную организацию не назвал, отметив, что «в строительстве [ПВТ] принимали участие около десятка генподрядных организаций и около 400 субподрядных».
  • Информацию «Нашай нiвы» о вопросах компетентных органов к строительству дома Цепкало опроверг. Он сообщил dev.by, что строил дом за счет собственных средств больше 8 лет, с подрядчиком был заключен официальный договор. «Вы знаете, как работает строительная система: составляются акты о проделанных работах, [вносятся] целевые авансы, каждая копейка четко просчитывается. Все было копейка в копейку». При этом, по словам Цепкало, подрядчик не выполнил условия договора, и по итогам гражданского разбирательства суд это признал. Тем не менее подрядчик не выплатил деньги по решению суда, он обанкротил компанию.
  • Эксклюзивные условия аренды земли, о которых пишет nn.by, Цепкало также опроверг: сказал, что в бюджет была уплачена официальная кадастровая стоимость земли в полном объеме. «На то время, если не ошибаюсь, она составляла около 70 тысяч долларов».
  • К избирательной кампании не имеет отношения ни одна из ИТ-компаний. В команде есть программисты, но это не руководители и не владельцы бизнеса.
  • После ухода с поста руководителя ПВТ у Валерия Цепкало было несколько источников дохода. В частности, консультации правительств Азербайджана, Грузии, Узбекистана по созданию инновационных инфраструктур; также консультировал одну американскую компанию и выступал консультантом ПРООН в области электронного правительства.
  • Он не идентифицирует себя с оппозицией. «Я не в оппозиции к действующей власти и вообще ни к кому не в оппозиции. Я просто хочу, чтобы Беларусь была другой страной: чтобы мы нормально жили, нормально работали, бизнес нормально развивался, чтобы у нас были эффективные сельское хозяйство и промышленность, чтобы у нас была лучшая система образования, здравоохранения и т.д. […] Я считаю, что у нас должна быть такая политическая система, где было бы место разным взглядам, разному видению развития страны».
  • Заданное капслоком в посте-анонсе направление «не в сторону заката, а в сторону рассвета» не означает перспективы плотной дружбы с Россией и вообще не имеет отношения к геополитике. В то же время Цепкало считает, что нужно строить хорошие отношения со всеми странами в мире без исключения, как с Западом, так и с Востоком, включая страны Азии с опытом эффективных реформ. При этом «Россия, я глубоко убеждён, всегда будет, наверное, самым главным политическим и экономическим партнёром, это не зависит от наших желаний, нравится нам это или нет. Нас здесь геополитическая судьба расположила, и мы не можем сесть в другую лодку и плыть туда, где климат потеплее».
  • Он подготовил программу, которая «будет событием в жизни не только Беларуси, но и всего постсоветского пространства».
  • Программа обращена не только к айтишникам. «Айтишники меня и так знают, нет необходимости к ним обращаться. Она обращена ко всем остальным слоям белорусского общества».
  • Альтернативный путь развития для Беларуси, который предложит программа, «аккумулирован из опыта самых успешных стран».
  • Часть программы — про развитие стартап-движения, не только в ИТ, но «во всех секторах народного хозяйства: как использовать существующую неправильную инфраструктуру старых заводов для развития стартап-движения».
  • В числе своих кумиров и ориентиров называет Джорджа Вашингтона, Авраама Линкольна, Ли Куан Ю, Петра Столыпина.
  • У него «наверное, не осталось» обиды из-за отставки. Он рад тому, что за последние 3 года Парк вырос по числу резидентов в 5 раз. «Да ради бога! Я просто не понимаю, за счет чего это произошло: это органический рост [или что-то другое]. Прекрасно отношусь. Почему я должен плохо относиться к тому, что растут компании, растет экспорт, развивается проект? Это самое главное: правильный проект продолжает развиваться, даже когда ты его оставил, вне зависимости от того, кто пришел после тебя». «Говорить, что я плохо отношусь к ПВТ, — это то же самое, что говорить Джорджу Вашингтону: как ты относишься к конституции США, к тому, что выиграл войну за независимость и создал США?». (В ноябре 2018 года он озвучивал другое мнение: быстрый рост ПВТ снижает его качество, а стартапам вообще не нужно в Парк. На момент отставки Валерия Цепкало в 2017 году после 11 лет в должности в ПВТ было 165 компаний, сейчас 818.)
  • Новых кардинальных изменений в случае прихода к власти для ПВТ не будет. «Зачем? Это мое детище. Я им горжусь. Я потратил 12 лет на то, чтобы сначала уговорить всех, а потом организовать этот проект. Я по-прежнему в прекрасных отношениях с большинством ИТ-руководителей, владельцев бизнеса, директорами и т.д.»
  • Он отказывается оценить вероятность своей победы в выборах: это гадание на кофейной гуще.

Вопросы, на которые Валерий Цепкало не ответил, но обещал, если спросят, детально высказаться на пресс-конференции:

  • Вы подтверждаете, что одна из компаний (их было много), которая застраивала ПВТ, строила вам дом. Такая ситуация содержит коррупционные риски? Если вы станете президентом, что сделаете, чтобы госслужащие не могли оказаться в такой ситуации?
  • Когда вы были директором, администрация ПВТ несколько раз вмешивалась в работу dev.by: например, в январе 2016 года вы разослали ИТ-компаниям письмо с требованием «сформировать и высказать официальную позицию руководства Вашей компании по факту систематической публикации материалов по данной тематике на портале dev.by», подчеркивая, что «основной источник финансирования [dev.by] за счет компаний-резидентов ПВТ». Речь шла про материалы о специалистах, работающих за рубежом, и аналитике возможного оттока кадров. Это не единичный случай, сотрудники других редакций также говорят про попытку давления с вашей стороны. Допустимо ли использовать административный ресурс для давления на бизнес и редакционную политику СМИ? Если вы станете президентом, вы планируете применять такую же тактику в будущем?
  • Вы делали проект Прабук в том числе силами студентов, когда были директором ПВТ. Они проходили там практику, их работу организовывали сотрудники ПВТ, компании — резиденты ПВТ помогали с проектом. Теперь это частный проект. Этично ли и допустимо использовать свое служебное положение для создания собственного проекта?
  • На dev.by мы публиковали такое мнение: «Нельзя себе позволить заниматься селекцией: мы должны дать возможность расти широкому спектру компаний. Если какая-то группа людей возьмет на себя эксклюзивное право определять, какой бизнес-план хорош, потому что он „нам нравится“, а какой — нет, она присвоит себе роль рынка. Только рынок решает судьбу новых бизнесов. Поэтому теперешняя ситуация, когда регуляторные правила в ПВТ стали более мягкими, а наблюдательный совет перестал брать на себя роль провидца, определяющего, какой бизнес-план достоин реализации, — конечно, объективно лучше». Почему в ПВТ раньше брали только избранных 10−15 компаний в год? Не считаете, что это замедляло развитие отрасли?
-20%
-10%
-21%
-50%
-21%
-10%
-40%
-10%
-30%