Белорусы пережили ЭТО уже два раза. И еще трижды в стране происходили референдумы. Власть проиграла лишь однажды - в 1994 году. Естественно, те, кто неожиданно выиграл у власти, сами стали ею. Собственно в этом и заключается то самое принципиальное отличие всех последующих выборов…

Предвыборная страшилка

Призрак "цветной" революции витает над страной каждую избирательную кампанию. В 2001 году "призрак" выглядел как президент Югославии Воислав Коштуница, в 2006 году - как президент Украины Виктор Ющенко. По версии властей, для Беларуси это пройденный этап, мол, наша "оранжевая" революция произошла в 1994 году, когда оппозиция (Александр Лукашенко) вчистую выиграла выборы у власти (Вячеслав Кебич). Но в тот же день, когда белорусы выбрали Лукашенко, в Украине произошло нечто подобное: оппозиционер Леонид Кучма выиграл выборы у действующего президента Кравчука. Может быть, не каждое поражение властей называется революцией?

Кандидаты

Власть себе верна: все также устанавливает жесткие правила предвыборной игры для оппозиции, все так же усиленно работает над страной, раздвигая рамки для себя. Словом, все как и ожидалось от не самого демократичного режима.

Оппозиция другая. В этот раз не удалось выбрать единственно единого кандидата, как это было в 2001 году (Владимир Гончарик), но чего не было в 1994 году. В этот раз оппоненты власти оказались больше похожи на оппозицию 1994 года - так же вызывающи, неожиданны, играют на социальном поле соперника зарплатами, пенсиями, льготами. А главное - они разные! И не просто реагируют на действия власти, сами пытаются "повести в счете".

При этом человек, в котором власть старалась разглядеть "экстремиста", оказался симпатичным интеллигентом. Выступая по телевизору, Александр Милинкевич обстоятельно отвечал на письма избирателей: "Вклады будут возвращать, в государственных вузах и больницах не будет платного обучения и лечения, распределения после вуза не будет…" Бывший ректор БГУ, наоборот, говорил с президентом вызывающе, на "ты", грозя пальцем. Иногда это получалось комично, моментами напоминало самого президента, так что, в общем, вышло по-доброму, но зло…

Лет пять назад политический аналитик Александр Федута вдруг многозначительно заявил: "Победить Лукашенко сможет тот, кто его… полюбит". Может, именно это он и имел в виду?

А в избирательной кампании появилась даже интрига - жутко любопытно узнать, что будет дальше.

Правила игры

В 1994 году кандидату от власти (Кебичу) было вынесено предупреждение (!) за то, что его было слишком много на телеэкране. Пожалуй, это было самое принципиальное решение Центризбиркома. Между прочим, 12 лет назад, если телесюжет о служебной командировке кандидата в президенты длился больше трех минут, его могли засчитать в лимит времени, который был отведен на агитацию (2,5 часа в прямом эфире против 1 часа в записи сейчас). Сегодня никто властные минуты не считает, а страна искренне удивляется тому, что резкие выступления кандидатов показали без цензуры (!) на телевидении. Допустим, в 2001 году тексты выступлений Владимира Гончарика в государственной прессе были "сокращены" потому что "содержали общую и субъективную критику других кандидатов в президенты". Кстати, в телевыступлении кандидат в президенты Козулин потребовал возобновить распространение негосударственных газет, зачищенных с политического поля перед выборами. В 1994 году тоже были жертвы выборов среди СМИ - закрылась радиостанция "Белорусская молодежная". Ну а самое яркое предвыборное шоу - теледебаты кандидатов в прямом эфире - можно было бы ожидать в случае второго тура выборов, как это было в 1994 году. Но в Избирательном кодексе, на который любит ссылаться Центризбирком, ни о каких теледебатах ничего не написано…

Виктор МАЛИШЕВСКИЙ
-20%
-12%
-20%
-10%
-25%
-10%
-50%
0069580