Поддержать TUT.BY
60 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


Дмитрий Верещагин,

Начался самый интересный, агитационный этап президентской гонки. Претенденты уже в статусе кандидатов могут проводить встречи с избирателями, распространять листовки и другие печатные материалы. Прошли и первые эфиры кандидатов на радио и ТВ. Насколько удачны их выступления с точки зрения PR?

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео



Заявления, сделанные после регистрации, и перформанс с пограничным столбом, футбол и теннис, пикеты и заявление об отравлении - наиболее заметные события последних семи дней мы обсуждаем с экспертом - известным специалистом в области связей с общественностью, директором маркетинговой и PR-компании "Агентство Деловых Связей" Валентином Лопаном.

Никто не ставит под сомнение необходимость использования для агитации сети Интернет, в том числе - популярных ныне социальных сетей. Но насколько это эффективно? Не преувеличены ли возможности интернета применительно к идущей избирательной кампании? На эти и другие вопросы ответит гость нашей студии - журналист и политолог Александр Класковский. Не забыли мы и об уже прозвучавших по радио и ТВ выступлениях кандидатов.  

Сразу заметно, что агитационный этап начался - происходит достаточно много интересных событий. Начнем с первого по хронологии - с регистрации кандидатов.

- Это важное событие, все его ждали. Для нашей программы важно, как кандидаты воспользовались этим информационным поводом для того, чтобы решить свои задачи. Надо отметить, что подробно все то, что происходило во время регистрации, изложили только несколько изданий. Но там были достаточно любопытные вещи, которые показывают: некоторые кандидаты воспользовались этой процедурой для того, чтобы заявить свои позиции. Кроме каких-то словесных формул-заявлений, появились и мини- PR-акции, когда кандидаты что-то делают вместо того, чтобы просто говорить.

Например, при вручении удостоверений кандидатам представитель Виталия Рымашевского Павел Северинец поставил на своем столе небольшой бело-красно-белый флаг - он обозначил свою позицию без лишних слов. Ярослав Романчук подарил председателю Центральной избирательной комиссии книгу о Париже с намеком на правильный подсчет голосов и на то, что Европа включила Лидию Ермошину в список невъездных. Она, кстати, как-то заявляла, что хотела бы увидеть Париж, вот он ей и подарил книгу для того, чтобы она сделала для себя правильный выбор. Санников предложил почтить минутой молчания память Гончара - это серьезная вещь, достаточно эмоциональная, которая, естественно, не может остаться незамеченной. То есть были некие акции. И это говорит о том, что кандидаты на них отчасти способны: во время агитации слов будет много, а это другие вещи, которые привлекают внимание избирателей.

Наверное, стоит отметить и то, как встречали кандидатов сторонники.

- Любой кандидат должен как-то отмечать маленькие победы. Следуя достаточно стандартной схеме возвышения имиджа, всякая победа должна быть отпразднована - есть у нас такой стереотип. Было видно, что для кандидатов это праздник. Были целые фоторепортажи о том, как сторонники встречали их на ступеньках Дворца Республики. Все улыбаются, счастливые, обнимаются, кандидаты демонстрируют удостоверения, говоря о том, что этот этап они прошли. Это правильный ход с точки зрения возвышения имиджа - всякую победу надо отмечать.

Кстати, об освещении вручения удостоверений кандидатам официальными СМИ, в частности, Белорусским телевидением: на портале TUT.BY была цитата Радио "Свобода" о том, что "дзяржаўнае тэлебачанне не называе імён кандыдатаў". Во всех репортажах о вручении удостоверений не назывались их фамилии. Это достаточно стандартный прием из группы приемов отстройки от конкурентов. А именно - осложнение действий конкурентов, то есть неупоминание конкурентов в своих информационных материалах. Это принцип ВВС, известный еще со времен Второй мировой войны: о врагах и соперниках либо ничего, либо уничтожающая критика, не оставляющая "мокрого места".

Давайте вспомним своеобразную акцию кандидата Ярослава Романчука, который выкопал пограничный столб возле пограничного перехода Томашевка. Этот перформанс, по словам кандидата, "символизирует уничтожение старого и начало строительства новой жизни".

- Это еще один пример того, что от слов переходят к действиям, а само действие что-то символизирует. Можно вспомнить, как действующий глава государства Александр Лукашенко с Виктором Черномырдиным выкапывали столб на российско-белорусской границе в 1996 году. Точно такая же акция, но тогда она более широко освещалась, ей придавалось большее значение, тема была "раскручена". Об акции Романчука можно сказать: хорошо, что она есть, но тематика какой-то проблемы интеграции с Украиной не на слуху. Если бы столбы выкапывали на границе с Польшей, с Евросоюзом, это, может быть, имело бы большее значение.

Еще одно событие - пример из ряда тех, которые мы уже много раз обсуждали: один из кандидатов, Андрей Санников, встретился с представителями знаменитого княжеского рода Радзивиллов.

- Мы говорили, что это присоединение к значимому эталону и композиционное решение "мы вместе", которое говорит о том, что у этих людей есть общие ценности.

Насколько укладывается в эту же схему трансляция теннисного матча Азаренко - Возняцки, когда на теннисный корт вышел и действующий глава государства?

- Это достаточно новая вещь в наших обзорах событий. Я бы не отнес это к присоединению к значимому эталону, хотя на корте были первая и десятая ракетки мира, звучали слова благодарности в адрес Лукашенко, который поддерживает спорт. Но главное, мне кажется, не в этом. Главное - то, что при возвышении имиджа любого кандидата, компании или товара всегда важно "не переборщить". Возвышаться надо, нужно постоянно выдавать какие-то решения, но иногда надо сознательно себя снизить. Но не по основному каналу. Если ты политик, ты не можешь показывать свое снижение проигрышем в политике. Если ты врач, ты не можешь плохо лечить - ты можешь что-то другое плохо делать.
Но это надо делать обязательно, чтобы получить кредит доверия. У людей есть стереотип - не может все быть хорошо. Все мы знаем, что ни у кого нет идеальной жизни, и если кто-то изображает из себя идеального, ему перестают верить. Поэтому периодически нужно себя снизить, но не по своему основному виду деятельности.

В данном случае Александр Лукашенко поиграл с ними в теннис, и видно, что он не мастер в этом. Он плохо играл в теннис, и это правильный ход с точки зрения кредита доверия - у него тоже может быть что-то плохо. Он может быть президентом, которым, по его словам, нужно родиться, а в теннис играет не очень. И это не самое главное требование, выдвигаемое президенту. По этому каналу он снизил себя, и это правильно.

Хотя конкуренты пытались отреагировать на это событие.

- Тот же Ярослав Романчук в комментариях "Белорусским новостям" отметил это. Идея у Романчука была хорошая, но он ее "не дожал". Цитирую: "В теннис я его легко обыграю. Если у него хватило бы смелости, мы могли бы устроить теннисный матч. Он когда-то играл с Лужковым на поставки белорусского масла. Я бы с ним сыграл на прямой эфир теледебатов в режиме "один на один".
Хорошая идея с точки зрения вызова на бой - это возвышение имиджа. Но данная ситуация хороша еще и тем, что ставит соперника в условия, когда он должен как-то реагировать. Но Романчук должен был собрать журналистов и сказать: "Я вызываю Лукашенко на теннисный матч с благотворительными целями, а ставка в игре - теледебаты со мной в прямом эфире Белорусского телевидения". И потом жди, как отреагирует твой соперник. А твой имидж возвышен, потому что ты бросил вызов.

Сам Александр Лукашенко в 1994 году тоже так делал, когда выходил на трибуну Верховного Совета и бросал вызов коррупции и всей системе прогнившей власти. Он бросал вызов, боролся с ней. В случае с Романчуком не те масштабы, но акция могла бы иметь успех. Но не воспользовался, не дожал.

Кандидаты уже активно проводят пикеты - в частности, Некляев на железнодорожном вокзале в Минске. Что-то в этой области привлекло ваше внимание?

- Я видел совместный пикет Санникова и Некляева около ГУМа. Раньше пикеты имели конкретную цель - собирать подписи. Сейчас это просто метод агитации, раздачи листовок, привлечения внимания. Присутствует композиционное решение работы на потоках: в условиях ограниченного времени на телевидении и радио они будут искать новые каналы коммуникации, в том числе, работая с потоками людей.

Еще один момент - нашумевший футбольный матч в Бресте, где дети, сопровождающие футболистов, вышли в майках с портретами главы государства. Насколько удачен этот ход?

- Каждый специалист по PR стремится к тому, чтобы его акция или кампания саморазвивалась, чтобы люди поддерживали, могли участвовать в этом, при желании агитировать, чтобы была какая-то общественная инициатива.
Но возникает чисто законодательный вопрос - будет ли это трактоваться Центризбиркомом как агитация, которая должна идти за деньги из избирательных фондов кандидатов, или нет? В данном случае можно воспринять этот факт как свидетельство того, что спортсмены любят Лукашенко, хотят его поддержать на выборах, потому что если он победит, им опять будет хорошо. Люди должны выразить свое отношение доступными средствами, потратив на это свои деньги. Но как это будет трактоваться с точки зрения закона, неизвестно.

Один из кандидатов, Дмитрий Усс, отвечая на вопросы пользователей на сайте Радио "Свобода", заявил, что еще в 2004 году был отравлен и находился в больнице.

- Мало информации по этому поводу, но обычно такие вещи относятся к возвышению имиджа. Насколько я понял из телеобращения Усса, он борется за поправку избирательного законодательства. Хорошая идея, а такие вещи, как опасности, враги или противники, усиливают воздействие в ходе решения задач возвышения имиджа. Смертельная опасность относится к стандартным опасностям для усиления возвышения. Я не знаю, был ли он отравлен на самом деле, но с точки зрения PR, вне зависимости от того, какова была действительность, - это усиление возвышения.

Ключевая тема нашей сегодняшней программы - это необходимость использования для агитации коммуникативных возможностей глобальной сети Интернет, в том числе, социальных сетей, и то, что делают в этом направлении наши кандидаты. К нам присоединяется еще один эксперт - журналист и политолог Александр Класковский.

Однако мы не можем обойти знаковое событие - начало телевыступлений кандидатов. Хотелось бы вместе с вами проанализировать выступления с точки зрения PR и подачи информации. Кто понравился, кто не понравился, кто, по вашему мнению, может достичь эффекта своим выступлением, а кто - вряд ли?



Александр Класковский (А.К.): У меня было такое впечатление - за что боролись, на то и напоролись. Говорили: дайте нам прямой эфир! Дали по полчаса, и полчаса оказалось кошмарно много. Один из кандидатов "спекся" вообще - на семь минут его только хватило. Другие тоже плохо чувствовали хронометраж и заканчивали на три-четыре минуты раньше, а потом БТ вынуждено было показывать какие-то заставки.

По сути - тоже повторю: за что боролись, на то и напоролись. Живой эфир - это не только огромная трибуна и возможность сразу резко увеличить свою популярность. Он "раздевает" человека, и сразу видно, кто готов, а кто нет. Можно быть хорошим митинговщиком, уличным бойцом, но "поплыть" и мямлить что-то невразумительное. А быть занудным долдоном в эфире нельзя.
На сегодняшний день самые удачные выступления у Владимира Некляева, Виталия Рымашевского и Николая Статкевича. Некляев хорошо выступил по радио, Рымашевский успел выступить и по радио, и по телевидению. Нужно отметить обучаемость: у оппозиции мало опыта, учатся по ходу. Наверное, прочитали мою статью на сайте "Нашай Нівы" про Рымашевского. После его выступления по ТВ многие, возможно, не запомнили даже, кто это; тем более что он говорил про христианские принципы, и, наверное, простой работяга подумает, что какого-то священника выпустили на экран. По радио он несколько раз повторил "Я, Віталь Рымашэўскі". Учатся на ходу, но времени страшно мало.

Валентин Лопан (В.Л.): Я просмотрел все выступления, которые были на данный момент. Практически все попались в ловушку, которая расставлена законодательством и Центризбиркомом. А именно в том, что их право - изложить в прямом эфире свою программу. Особенно Михалевич и Усс. Это недостаток законодательства, это ловушка, в которую загоняют кандидатов для того, чтобы они так выглядели. Было шоу говорящих голов. Тяжело полчаса в прямом эфире без опыта держать внимание аудитории. Любой человек, работающий на телевидении, даже осветитель, знает, что на телевидении никто никогда такого не делает. Нужна динамика. Это западня, в которую все попались.

Но некоторые из них пытались как-то разнообразить свое выступление. Меньше попал в эту ловушку Статкевич - он программу не излагал. Рымашевский совершал какие-то действия в кадре: рвал портрет Гитлера со Сталиным, использовал телевизионную аудиторию для налаживания новых коммуникаций - показывал в кадр написанный на бумажке адрес своего сайта, эмблему своей партии, номер телефона. Заявив о том, что у него есть богословское образование, с точки зрения PR он выделил себя от всех остальных - четко обозначил свою идеологическую платформу, которой тысячи лет. Христианскими ценностями он четко отличался от всех остальных.

Статкевич, послушав других, этот пункт отконтррекламировал, сказав: "У нас всех программы одинаковые, потому что проблемы одинаковые, поэтому рассказывать ее я не буду". Он озвучил этот момент.

А.К.: Очень важна цельность образа. Многие очень подробно рассказывали свою биографию - это надо, но идет перегруз деталями, мало о чем говорящими. А вот Статкевич создал себе образ офицера. Он сразу это сказал, проведя коннотацию с офицерской честью. Второе, что нужно, - это драйв. Не обязательно лезть в сложные тезисы, цифры: много статистики - это плохо. Нужен драйв и цельный образ.

В.Л.: Статкевич четко объявил свою цель участия в этих выборах. Если Рымашевский объявил свою идеологию христианской, то Статкевич объявил, ради чего он в этом участвует, какую идею продвигает. Он сказал: "Я участвую ради того, чтобы воспользоваться моментом и добиться справедливых выборов", дал четкие рекомендации избирателям, как себя вести.

А.К.: За что уже заработал предупреждение.

В.Л.: Предупреждение он заработал за призыв прийти на Октябрьскую площадь, на которой запретили собираться. Как и Рымашевский. Генпрокуратура отреагировала, а для PR кандидатов это важно тем, что кандидаты сопротивляются, борются - неважно, чем это закончится. Может быть, у кого-то такая тактика: не победить, а бороться. И если снимут с выборов за то, что человек боролся и сопротивлялся, по его мнению, несправедливым требованиям, это будет хорошо для его имиджа.

А.К.: Это игра на обострение, и власти поневоле тоже пиарят эту акцию.

В.Л.: С точки зрения возвышения своего имиджа как борцов они правильно поступают. Юридическая трактовка - это не наша компетенция.

Давайте перейдем к ключевой теме нашей программы - к интернету, его возможностям и способности претендентов использовать этот коммуникационный канал. Александр, вы много работали над исследованием белорусского сегмента интернета. Насколько это эффективный коммуникационный канал в наших условиях и в условиях этой кампании?

А.К.: Если сравнивать с предыдущей кампанией, то это, конечно, большой рывок и прогресс. Если в 2006-м интернет для многих оппозиционеров был экзотикой, то сегодня у всех есть сайт, почти у всех есть блоги, практически все в той или иной степени используют социальные сети.

Но есть другой момент. Можно говорить о том, насколько профессионально делаются эти сайты. У большинства есть даже два сайта - персональный и партийный, но посещаемость, как правило, "ниже плинтуса". Сайты скучные.

Важный момент - виртуальная политика не заменяет реальной: надо создавать информационные поводы, и тогда журналисты будут бегать за вами и сами будут вас пиарить. Например, на Naviny.by, хоть мы и соблюдаем принцип паритетности, но про Некляева все же пишем там гораздо больше, чем про остальных. Пикет возле ГУМа, палатка на вокзале, попытка пройти на Всебелорусское собрание - это всё информационные поводы. И тогда неангажированные ресурсы начинают об этом писать. Партийный сайт - понятно, он по определению должен пиарить, поэтому народ вряд ли туда ломанется. Но когда о кандидате пишут независимые ресурсы - Naviny.by, TUT.BY - во-первых, это десятки тысяч кликов, во-вторых, больше доверия к информации.



Еще один канал - это так называемые социальные сети. Много шло вокруг них разговоров. Я поинтересовался у наших маркетологов, и по их данным картина примерно такая: в Facebook порядка 150 тысяч пользователей из Беларуси, "ВКонтакте" - порядка миллиона, чуть меньше - в "Одноклассниках". Насколько эффективны эти каналы? И задействуют ли их претенденты?

А.К.: У меня тоже есть цифры - свежий опрос НИСЭПИ "Пользуетесь ли вы интернетом?". Ответили "Да, ежедневно" 16%, "Да, несколько раз в неделю" - 15%. Остальных можно не брать: они ради приличия, чтобы не выглядеть "темными" людьми, наверное, ответили, что пользуются интернетом несколько раз в месяц. Это коррелируется с долей оппозиционного электората: тот же НИСЭПИ говорит, что таких людей - от четверти до трети населения. Как правило, это более продвинутая публика, которая сидит в интернете. Она более критично настроена по отношению к режиму, и работать на эту публику - значит агитировать сагитированных. Для пенсионеров, для бабушек в деревне не существует никаких Facebook и Twitter. Надо работать и на ту аудиторию, но надо создавать информационные поводы в реале, чтобы другие СМИ об этом писали. Новые медиа - это большая сила, но они работают только на определенный сегмент.

В.Л.: С точки зрения PR, новые каналы распространения информации ничего принципиально не меняют - они просто ускоряют процесс. До интернета был такой канал распространения информации, как "сарафанное радио". В начале 90-х мои коллеги назвали это вторичной рекламой. Надо реализовывать действия, чтобы люди об этом говорили. Есть определенные условия, при которых это происходит. А интернет и социальные сети эти процессы всего лишь значительно ускоряют. Поэтому, конечно, надо его использовать. Но это не отменяет основных правил и закономерностей: реальные события, которые должны попадать в стереотип населения, чтобы им самим хотелось об этом рассказать.

В условиях, когда бюджеты у кандидатов ограничены, когда ограничено время на радио и телевидении, кандидаты должны задействовать другие каналы. Есть интернет, и, конечно, они пойдут туда. Но там тоже надо работать. Кроме того, в интернете очень важно время существования сайта, то, как он жил раньше. Если мы сегодня сделаем сайт и разместим там супер-новость, это не значит, что она сразу будет на высоком месте в рейтинге.

А.К.: Хочу привести в пример сайт "Хартия’97". Это, по сути, сайт Санникова, он существует много лет, у него есть своя стабильная аудитория, это один из самых раскрученных ресурсов, и в этой кампании он просто подхватил волну. В некоторые другие сайты, чувствуется, вложено много денег, не пожалели, сделали все гламурно и красиво, но о них мало кто знает. Только сайт "Говори правду" довольно быстро раскрутился, но там работает команда профессиональных журналистов - по сути, это полноценный информационно-аналитический ресурс.

Год назад вспоминали Обаму, его предвыборную кампанию, вспоминали Web 2.0 и то, что "Америка сделала свой выбор в интернете". У нас такое пока невозможно?

А.К.: Это немного разные ситуации. Обама уже был политиком с биографией, он был сенатором. Положа руку на сердце, нужно говорить, что основа - это политическая жизнь в стране. Оппозицию сейчас не знают: выскочили как чертики из табакерки, да еще так много, глаза разбегаются. Психологи говорят: более семи объектов человек просто не может одновременно воспринять.

В.Л.: Это профессор семь объектов держит в голове, а нормальный человек - три-четыре.

А.К.: Сейчас даже запомнить все фамилии очень трудно. Это изначальная проблема. Пусть это жесткие условия, пусть короткий период, но тем более важно ярко выстрелить. Алесь Михалевич хорошо подготовился, отвечал на все вопросы, но это скучно, нет драйва.

Все важно - интернет, сайты, социальные сети, но только как один из элементов. Трудно надеяться на тепличные политические условия, но никто не отменял командные работы, грамотные политтехнологии, харизму и драйв кандидата. Это вещи незаменимые.

В.Л.: Руководитель интернет-сайта Обамы на лекции в Минске сказал, что в интернете на Обаму работала команда больше ста человек. Они собирали деньги в фонд через интернет, и я считаю, что Обама победил во многом из-за этого - было много жертвователей. Хилари Клинтон ориентировалась на традиционных спонсоров своей партии, которые исчерпали свой лимит на пожертвования, и все. А за Обаму голосовали долларом, и интернет сыграл значительную роль в том, что он стал народным президентом. У нас даже блоги есть, но там нет PR-акций. Если хочет человек поддержать кандидата, то ему нужно сказать, что он должен сделать в интернете для этого.

А.К.: Я вот сейчас подумал: Обама, по сути, был единым кандидатом от демократов, а у нас от демократического лагеря россыпь кандидатов. Ладно, уже моветон говорить о едином кандидате, уже проехали эту станцию, но скоординировать кампанию, чтобы был единый мессидж, - этого тоже нет. Это ведь не парламентские выборы, чтобы партийный бренд продвигать. Или на этих выборах мы проповедуем принцип "не догнать, так хоть погреться", хоть партийный бренд раскрутить? Это тоже изъян системы - кто в лес, кто по дрова. Тут уже чудес не бывает.

Получается, что в интернете мы уговариваем уговоренных, нужной нам части аудитории там сравнительно мало, в соцсети люди ходят в основном не за политикой. Выходит, интернет - это не приоритет, и даже не вторая или третья позиция по приоритету в этой конкретной текущей избирательной кампании?

А.К.: Но у него большая мобилизующая сила. В Беларуси после выборов 2006 года месяца два власти и силовые структуры были в напряжении, потому что молодежь организовывала флэш-мобы, и с ними никак не могли справиться. Или молдавская Twitter-революция - вдруг как порох все вспыхивает. Власть чувствует это, потому и приняла указ №60. Мобилизующая сила интернета велика, любая кампания - это политизация, поэтому власти боятся площади и мобилизации.

Мы отмечали, что мало активных кандидатов, мало заметных акций. Кого бы вы могли выделить с точки зрения работы со СМИ и журналистами? Назовите тройку кандидатов, которые производят наиболее благоприятное впечатление в этой кампании.

А.К.: В этом плане безусловный лидер Некляев - у него профессиональная команда, со СМИ работают четко. У них и свои сайты хорошие, и пресс-служба работает, приглашает журналистов. Главное - они креативные, создают информационные поводы. То же можно сказать о команде Романчука: он самый активный блогер, человек с драйвом, контактный. Кроме этого, профессионально работает команда Санникова, хотя в смысле контактов с прессой там есть определенные вопросы.

Вопрос от одного из наших читателей: "Насколько использование ТВ, радио и интернета действует в Европе и во всем мире во время выборов?".

В.Л.: Конечно, действует - это средства массовой информации. Но в Европе совершенно другая ситуация: там нет проблемы, что все каналы государственные и есть какие-то ограничения. Там СМИ живут своей жизнью, пишут о кандидатах, и поэтому кандидаты соревнуются именно в мастерстве работы с журналистами, в тонкостях отличий позиций.

А.К.: Там нет задачи ломиться в открытую дверь и требовать дать эфир. Там политики живут полноценной политической жизнью не только раз в пять лет, а постоянно. Телевидение - это мощнейшая сила: этот "ящик" смотрят все. Другое дело (и кандидаты, видимо, убедились в этом), что требовать доступа к государственным СМИ - это не совсем верно в принципе: самое главное - это нормальная, развитая медиасфера.

В.Л.: В своих выступлениях все кандидаты, кроме Статкевича, занимались антирекламой существующей власти. Причем совершали ту ошибку, на которую я постоянно указываю своим студентам. Я им даю решать задачи, а они за решение выдают повторение условий задачи.

Александр, понятно, что телевидение - это первый канал коммуникации. А если дальше расставлять по приоритетам в наших реалиях - радио или интернет будут на втором месте?

А.К.: Интернет, безусловно. Он динамично развивается. Радиоточки слушают в деревнях, да и время абсолютно нулевое - с 6 до 7 утра. Я, например, сова, меня и пистолетом не поднимешь в это время. Я лишь благодаря интернету послушал радиовыступление Некляева.

В.Л.: Я в полседьмого встаю, но как говорил профессор в известном произведении, за завтраком - никаких газет, никакого радио. Здоровье надо беречь.

Но мы говорим, что радиоточки слушают в основном в деревне. В деревне традиционно встают рано. А радио работает в фоновом режиме.

В.Л.: В коровнике, например.

Читайте по теме:

Технологии выборов: Заметно, что некоторые кандидаты заранее думали о своем имидже

Технологии выборов: Анти- и контрреклама. Ошибки и достижения претендентов в кандидаты

Технологии выборов: Теледебаты – позиционировать себя или рассказывать правду?

Технологии выборов: Пропаганда, "автограф в истории" и "привокзальные" подписи

Технологии выборов: "Претендентам нужно привыкать к камере"

Технология выборов: Рейтинги - микроскоп или кувалда?

Технологии выборов: "Эта кампания крайне бедная в плане генерирования информационных поводов"

-10%
-50%
-50%
-10%
-5%
-15%
-10%
-33%