153 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как самому недорого создать эффектный сад без помощи ландшафтного дизайнера. Вот простые советы
  2. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  3. Как болельщики развалили турнир топ-клубов. Для этого им понадобилось два дня
  4. Точки над i. От назначенной на четверг встречи Лукашенко и Путина ждут судьбоносных решений
  5. Замглавы МИД Литвы: Посол США, не получившая белорусскую визу, возможно, временно будет проживать в Вильнюсе
  6. «Череп маленький — мозг не помещается». История мамы парня, который родился с микроцефалией
  7. «Остеопороз может привести к инвалидности». Поговорили с врачом о еще одной эпидемии 21-го века
  8. «Все границы перешли!» Путин о «попытке госпереворота и убийства Лукашенко» в Беларуси
  9. 35 лет после Чернобыля. История женщины, родившей сына в апреле 1986-го
  10. В Минздраве рассказали о количестве привившихся от коронавируса и поствакцинальных реакциях
  11. Преподаватель гомельского медунивера от руки рисует лекции для студентов — и им нравится
  12. Отдых в пандемию: можно ли съездить в автобусный тур и обязательна ли самоизоляция после возвращения
  13. Вводят новшества по валютному рынку. Что они означают для белорусов
  14. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  15. «Однушки» — от 170 долларов. Что сейчас происходит на рынке аренды квартир в Минске и что дальше
  16. В Оршанском РУВД в кабинете нашли тело сотрудника милиции. СК проводит проверку
  17. Пособие на погребение снова сократилось. В ФСЗН рассказали, сколько оно сейчас составляет
  18. «В пандемию люди соскучились по общению». В Минске открылся клуб с настолками и баром, сходили туда
  19. В Минске и окрестностях — много силовиков и колонны техники. В МВД говорят, что «плановые учения»
  20. Возле гипермаркета Green в Чижовке затопило проезжую часть. Минчане жалуются на отсутствие воды
  21. Новые выборы уже в этом году и права человека. Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюции по Беларуси
  22. В России — акции в поддержку Навального: более 400 человек задержаны
  23. Помните, в Жодино милиционер ударил женщину? На одну из участниц той истории завели дело
  24. «Согласился с обвинением». Что сказали в суде предшественник Бабарико на посту главы банка и преемник
  25. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  26. В Минске заметили эксклюзивный внедорожник с клиренсом полметра и ценой почти полмиллиона евро
  27. Гинеколог — о заболевании, которое может не иметь симптомов и при этом мешать женщине родить
  28. Знакомьтесь с отважной белоруской, которая решилась взойти на самую высокую вершину земли
  29. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  30. Убита телохранителем, погиб от рук племянника. Как глав государств убивают на посту


Манфред Вильтнер в авиабизнесе уже более 40 лет, в последнее время работает в Беларуси Главой представительства Австрийских Авиалиний в РБ. Специалист с таким опытом показался интересным собеседником для постоянной рубрики "Е". И мы не обманулись в своих ожиданиях.

- Насколько мы знаем, вы в авиабизнесе - более 15 лет…

- Я бы назвал это преуменьшением. Я начал работу на Austrian в 1969 году.

- Около 40 лет тому назад?

- Да, это было время второй стадии реактивной авиации. И 1969-й был тем самым годом, когда начались полеты Boeing 747, Jumbo…

- И c чего вы начинали?

- С должности маленького клерка Austrian Airlines, который спрашивал клиентов по телефону о том, чего бы им хотелось.

- Насколько авиабизнес изменился за эти годы?

- Он изменился, как первый автомобиль Форда по сравнению космическим кораблем для полетов на Луну. В 60-х авиаполеты были эксклюзивным способом путешествия. Это было дорого. Я помню время, когда появился первый трансатлантический рейс нашей компании. Помню, что тогда были бизнес-места и места туркласса, так называемые "деревянные сиденья". Меняются и самолеты. Произошел переход от пропеллерной авиации к реактивной. Изменились объемы. Вместо Boeing 707 на 30-50 мест появились новые самолеты на 500 мест и больше. Вместо бумажной работы с билетами мы переходим к электронным заказам билетов, платежам по карточкам, электронным билетам.

- В каких странах вам приходилось работать?

- Первая моя командировка была в Манчестер (Великобритания). К тому времени там все уже было автоматизировано, и Великобритания лидировала в области авиаперевозок.

Затем я отправился в Багдад. Это было тяжело. Представьте себе переезд из са мых комфортных условий в самые неприятные, как путешествие в прошлое, к бумажной системе оформления биле-
тов. Страшная жара. Но ведь там бывает и очень холодно зимой! Когда я заказал зимний антифриз для минус 20, надо мной смеялись, а ведь в Багдаде ночью зимой бывают такие температуры!

После я переехал в Загреб (Хорватия). Тогда это была еще Югославия. Там уже были компьютеры, и работать было проще. Пока не началась война. Стало сложнее, но и интереснее. Я вспомнил свой багдадский опыт. Авиапространство было перекрыто, и мне пришлось работать, чтобы сохранить
клиентов. Мы организовали прямые автобусы в Вену, пассажиры ездили без пограничного досмотра. После войны, когда страна стала независимой, нам удалось организовать прямые полеты. В общем, я делал свою работу хорошо. И, наверное, поэтому кто-то в центральном офисе решил, что нам надо начать летать в Албанию, где только что закончилась гражданская война.

Я был горд тем, что еду в Тирану. Знал, что смогу справиться с проблемами, знал, что смогу жить в этих непростых условиях. Однако аэропорт в Тиране - это было что-то, это нужно было видеть… Старый, построенный еще, наверное, в сталинские времена. Оборудование - китайское с иероглифами. В аэропорту было всего две телефонные линии: одна - в башне диспетчеров, вторая - в автомате в зале ожидания. Мобильные телефоны уже появились, однако вокзал был вне зоны покрытия. И если мне срочно нужна была помощь, а телефон был занят, приходилось прыгать в машину, ехать три километра, и звонить: "Помогите!".

В 1995 году, после подписания Дейтонского соглашения, меня направили в Сараево (Босния). Я спросил, почему снова я, снова послевоенная страна, где я смогу только прочитать меню. Мне
сказали: "Этого более чем достаточно".

Мы сумели организовать полеты в 1997 году. Начали с трех полетов в неделю, а потом увеличили количество до двух рейсов в день и выделили большие самолеты. Был очень большой пассажиропоток. Происходило это потому, что многие босняки не могли или не хотели путешествовать через Сербию, потому Вена стала для них мостом в Европу.

Я отработал свой контракт в Сараево и в марте 2006 года получил направление в Беларусь. Решил: "Почему бы нет?" Я был во многих местах еще во времена СССР, но в Минске бывать не приходилось.

- И как вам здесь работается?

- Я думаю, что за прошедший год нам удалось достичь многого. Хотя работается не так уж легко: ситуация слишком зарегулирована, очень много законов, постановлений, правил. Но, в конце концов, есть строгие правила, которым нужно просто следовать. Если в Боснии мне приходилось иногда махать рукой на правила и постановления, то в Беларуси я этого не делаю. Здесь очень опасно выходить за какие-то определенные рамки. Так что мы действуем в соответствии со всеми правилами, поэтому и не боимся проверок.

- Скажите, что вы думаете по поводу развития авиаперевозок в Беларуси? Появятся ли новые авиакомпании, упадет ли цена на билеты? Кажется, что стоимость полетов из Минска выше, чем в других столицах…

- Все говорили то же самое в Сараево. А конкуренция - это хорошо. Мы не боимся ее. Особенно если ты знаешь своего конкурента и готов к его приходу. Что касается больших самолетов, то да. Я за это уже борюсь. Но есть проблемы с авиапарком, так как расписание всех самолетов составлено, они делают по три или даже четыре рейса в день, и очень сложно вносить изменения. Для того чтобы направить самолет в Беларусь, нужно заполнить образовавшуюся брешь на другом направлении. Здесь ведь вопрос не престижа, а доходов компании. Сейчас, думаю, в субботу и воскресенье будет летать Fokker-70 с 75 местами. Мы посчитали, что сможем заполнить его.

- Насколько сильно повлияли на авиабизнес террористические атаки, например, 11 сентября? Усложняют ли жизнь компаний повышенные меры безопасности?

- Как всегда, после инцидентов предпринимаются определенные действия, которые значительно превышают необходимые. Ну, например, запрет перевозить жидкости на борту. Я скажу, что это не проблема для террористов, а в большей мере неудобство пассажиров. Ведь странно: вы можете купить бутылку виски в США и привезти ее в Вену. Но если вы делаете там пересадку на Прагу, которая тоже в ЕС, вы везти ее с собой не можете. Это кажется нелогичным. Я думаю, что такие запреты скоро будут отменены.

- Насколько беспокоит традиционные авиакомпании конкуренция со стороны "дешевых" авиаперевозчиков?

- Все эти компании совершают перевозки из точки А в точу Б. В принципе у них нет никаких бухгалтерских проблем: в пункте А продается билет, деньги попадают в банк. И все. Ну и совершенно другой аспект сервиса. Люди просто хотят совершить полет, так что они не ожидают обеда или завтрака.

С нашей же стороны все сложнее. У нас есть сеть с центром в Вене, которая служит ступицей большого колеса, где спицы - наши маршруты. Вы прилетаете в Вену и совершаете пересадку. С обратным рейсом получается четыре полета. И деньги необходимо разделить между всеми авиакомпаниями, участвующими в вашей транспортировке. Все это создает дополнительную стоимость, дополнительные услуги. И если вы опаздываете на пересадку в Вене по нашей вине, мы платим вам за ночевку.

- Что вы можете сказать о качестве услуг компании "Белавиа"?

- Должен сказать, что на любой национальной авиакомпании лежит большая ответственность, и "Белавиа" неплохо с ней справляется. Сейчас приобретаются новые самолеты, потому что старым "Ту" нельзя летать в ЕС из-за ограничений по выбросам и шуму. Я летал на "Ту" в Москву и был поражен: самолет на ходу, за ним хорошо следят. Должен отметить, что техника, если за ней хорошо следить, будет работать десятки лет. У нас тоже на местных рейсах есть старые пропеллерные "Фоккеры".

Обслуживание у "Белавиа" хорошее. Мы сотрудничаем с этой компанией. А такие соглашения о сотрудничестве мы подписываем только с компаниями, которые соответствуют нашим стандартам.

- Как вы думаете, в какую страну вы можете поехать после Беларуси?

- Надеюсь, что из Беларуси я выйду на пенсию. Если будет тяжело без работы, буду подрабатывать на небольших контрактах, помогая своей компании. Кроме того, у меня есть другое увлечение: модели локомотивов. Они занимают весь второй этаж моего дома. Туда я мало кого пускаю. И этому увлечению уделял в последние годы слишком мало времени.

- Вы не похожи на человека, который будет себя комфортно чувствовать на пенсии…

- Быть может и так. Но я найду, чем заняться: буду больше времени уделять семье…
-15%
-11%
-20%
-10%
-50%
-25%
-20%
-40%