179 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Врач — об опасности домашней пыли и том, как часто нужно делать уборку
  2. Сколько белорусы возмещают за коммунальные услуги и проезд в общественном транспорте
  3. Генпрокурор: «Установлены сведения о еще живых нацистских преступниках. Из литовских батальонов СС и Армии Крайовой»
  4. В Беларуси сокращается количество банкоматов, инфокиосков и платежных терминалов
  5. В полвторого ночи написал явку с повинной. О какой «взятке» 12-летней давности говорят в суде над Бабарико
  6. Зуд и гнойные корочки. Врач называет симптомы чесотки и рассказывает о лечении
  7. Белорусские каналы не будут показывать «Евровидение». Белтелерадиокомпания объяснила причину
  8. По деньгам выходит дешевле, чем отели. Путешествие на автодоме по Полесью
  9. Инженер-программист и профессиональная модель. Вот какая девушка стала «Мисс Вселенная»
  10. И снова умерли 10 человек. Минздрав выдал свежую суточную статистику по коронавирусу в Беларуси
  11. Вот какие права и льготы Лукашенко дал арабам для застройки 10 квадратных километров Минска
  12. «Не представляет, как будет жить дальше». Поговорили с супругой военного, которому дали 18 лет колонии за госизмену
  13. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  14. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  15. «Дорогое удовольствие для государства». Минтруда — о сокращении декрета и пересмотре размера пособий
  16. Крупные компании России в мае не поставляют нефть на «Нафтан». Сырье из Азербайджана также не ждут
  17. Свидетель слышал все происходящее в зале, но суд это не смутило. Журналистке TUT.BY Касперович дали 15 суток
  18. «Открыл нам неограниченный кредит и разрешил тратить, сколько хотим». Меценат Юрий Зиссер
  19. Помните пса с пробитой головой и оторванным носом? Узнали, что сейчас с ним и ищут ли живодера
  20. Смена внешности и запрет на съемку. Лукашенко подписал законы о госзащите и нацбезопасности
  21. Очевидцы сообщили о задержании ОМОНом велосипедистов на Цнянке
  22. Погода на неделю: дожди и грозы, но тепло
  23. Журналистку TUT.BY Катерину Борисевич перевели в гомельскую женскую колонию
  24. Врач рассказывает про анализ, который помогает проверить, все ли у вас в порядке с запасом железа
  25. «Он работает с онкобольными, а потом приходит на сеанс и плачет». Кто и как помогает психологу
  26. Тренер по бегу объясняет, какую ошибку допускают новички и получится ли похудеть с бегом
  27. «Скинул 20 кг за 5 месяцев». Белорус рассказывает, как похудел, а потом набрал мышечную массу
  28. Йоханнес Бё души не чает в жене и ребенке. Только взгляните на их семейную идиллию
  29. Курс доллара упал почти до пятимесячного минимума. Что произошло и что будет дальше
  30. В Минске заработает еще один пункт вакцинации от ковида для всех желающих. Рассказываем, где и когда


Виктор Бабарико в суде пока ограничился речью, заявив о политической мотивированности своего дела и о невиновности себя и своих зампредов. Последние, впрочем, вину признали. А в чем именно они признавались в суде и как это было? TUT.BY собрал информацию от очевидцев и защитников.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Дмитрий Кузьмич

Кто решает

Дмитрия Кузьмича допрашивали в суде 22−23 марта. Кузьмич работал в банке с 1994 года до задержания. В 1997 году вошел в состав правления Белгазпромбанка, в 2006 году назначен зампредом. Курировал работу с корпоративными клиентами, состоял в Комитете по управлению активами и пассивами, был председателем Большого кредитного комитета.

Кузьмич пояснил суду, как в банке происходила процедура выдачи кредита юридическому лицу от поступления заявки клиента в департамент кредитования, подготовки службами банка своих заключений по заявке (служба кредитных экспертов, налоговая служба, подразделение рисков, служба безопасности, юридическая служба) до рассмотрения заключений кредитным комитетом, который принимал окончательное коллегиальное решение о заключении договора.

Кредитный договор согласовывается юридической службой и службой безопасности. Договор подписывает зампред правления, исполнительный директор, начальник управления, кредитный эксперт в зависимости от полномочий. Если кредитный комитет принял положительное решение о кредитовании, то оснований не подписывать договор они не имеют.

Кузьмич сообщил суду, что влияния на членов правления, Комитет по управлению активами и пассивами и Большой кредитный комитет при голосовании по вопросам компаний, фигурирующих в обвинении, не оказывалось ни с чьей стороны. Сам Кузьмич голосовал по собственному убеждению, исходя из интересов банка, при этом он не влиял на своих подчиненных в процессе обработки кредитной заявки.

Ни Бабарико, ни Селявко, ни представители субъектов хозяйствования, ни кто-либо иной не просил о совершении каких-либо действий либо бездействия по службе в интересах субъектов хозяйствования — ООО «Белторгтехнологии» («Правовой диалог»), «Агентство торговли в рассрочку» («Приват Лизинг»), «Системы обработки информации», «АктивЛизинг».

Что за проект DELAY

В показаниях по проекту DELAY (его суть — торговля товарами в рассрочку) Дмитрий Кузьмич рассказал, что в 2004 году работник банка Харланович высказал сначала Кузьмичу, а затем им с Бабарико идею, «которая почерпнута из каких-то западных источников». Речь шла о торговле товарами в рассрочку, «в рамках которой банк может выкупать требования к физическим лицам и формировать портфель розничных клиентов».

Договорились создать субъект хозяйствования, который будет работать с банком по проекту DELAY, в состав его участников должны были войти Харланович и его партнер Геращенко, Белгазпромбанк и субъект хозяйствования, который бы представлял интересы менеджмента банка. Последним стала иностранная компания. В 2005 году Харланович ушел из банка и было учреждено ООО «Белторгтехнологии».

Кузьмич отметил, что банк заинтересован в том, чтобы выдавать кредиты добросовестному клиенту и увеличивать объемы кредитования. «Привлечение клиентов стоит очень дорого. И удержание клиента — это намного более важная задача, чем привлечение нового», — подчеркнул он.

Бизнес-проект Харлановича, DELAY, предполагал для банка выгоду, которая заключалась в продаже банковских продуктов и минимизации расходов при этом.

Знаковое совещание 2008 года. Что решили

На допросе упоминалось совещание 2008 года с участием зампредов правления банка Добролёта, Ильясюка, Задойко, Шабана, Кузьмича, председателя правления Бабарико и члена Совета директоров Селявко. На совещании обсуждались результаты работы проекта DELAY.

«Виктор Дмитриевич озвучил, что есть прибыль от деятельности ООО «Белторгтехнологии», что мы можем стать владельцами компаний-нерезидентов, которые будут владеть долями в ООО «Белторгтехнологии», — пояснил Кузьмич. Никто из участников совещания не возражал. Речь, по словам Кузьмича, шла о получении прибыли через офшорные компании.

Через какое-то время Бабарико передал Кузьмичу пакет документов офшорной компании, коды по управлению счетом и одновременно или позже пластиковую карту к счету. В 2009 году Бабарико сообщил, что на счет поступили деньги.

Потом такие совещания по обсуждению результатов работы компаний проходили примерно раз в год. При этом, по словам Кузьмича, Бабарико его никогда не просил действовать в интересах каких-либо компаний.

Обвиняемый признался, что безналичные средства получал через компанию Woodview Limited, а в 2017—2020 годах 4 раза получал от Бабарико наличные. Назвать даты (хотя бы месяцы) и конкретные суммы Кузьмич не смог. По его словам, при передаче Бабарико ничего не пояснял, откуда эти деньги, Кузьмичу неизвестно. Также Кузьмич показал, что получал деньги наличными от Бадея в 2020 году.

Так что за деньги? В суде выяснилось, что от белорусских компаний денежные средства по решению собрания акционеров поступали в SIA Baltijas Investiciju Grupa как дивиденды, а от нее — на счета офшорных компаний. То есть считать их взяткой нельзя. Для получения дивидендов достаточно принадлежности учредителю (SIA Baltijas Investiciju Grupa) доли в уставном фонде белорусских субъектов хозяйствования.

Владение офшорной компанией белорусское законодательство не запрещает.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

А деньги за что получал?

На вопрос, как Дмитрий Кузьмич воспринимал получение денежных средств на офшорную компанию, он пояснил: «Воспринимал, что это незаконное денежное вознаграждение, переданное мне от Бабарико Виктора Дмитриевича в связи с выполнением моих служебных обязанностей». «Незаконное — так как не было оснований для его получения», — уточнил он. — «Я понимал, что я в рамках решения, которое не противоречит экономическим интересам банка, поддерживаю сотрудничество с данными компаниями».

В ходе следствия он, указывая на те же факты, считал свои действия правомерными, речь шла о владении легальным бизнесом. В суде по этому же поводу он пояснил, что «мы как должностные лица получали незаконные денежные вознаграждения и не препятствовали деятельности компаний проекта DELAY». К такому пониманию он пришел после «юридических консультаций со всеми участниками уголовного процесса», в том числе со следователями.

История «АктивЛизинга»

В 2008 году Бабарико поставил вопрос о том, что необходимо поставить на аутсорсинг лизинговую деятельность банка, и озвучил необходимость поиска либо создания компании, которая могла бы этим заняться. Ею стало ООО «АктивЛизинг» Кобяка. Сутью партнерского проекта было финансирование малого и среднего бизнеса путем предоставления лизинговых услуг. ООО «АктивЛизинг» было ограничено по размеру собственного капитала, ему нужно было вливание финансовых средств в оборотную деятельность, поэтому оно было заинтересовано в том, чтобы найти финансового партнера. Таким партнером оно хотело видеть банк. Бабарико предложил в качестве условия вхождение в состав участников ООО «АктивЛизинг» компании-нерезидента, «подконтрольной менеджменту банка».

Пришли к тому, что Кобяк продаст 90% в ООО «АктивЛизинг» компании-нерезиденту. Также было оговорено, что при хороших результатах работы Кобяк сможет увеличить свою долю до 25% (что и произошло в 2010—2013 годах).

В Эстонии была зарегистрирована компания COMPARTNERS OU, она выкупила 90% доли в ООО «АктивЛизинг» примерно за 2000 долларов. Такую сумму определили Бабарико и Кобяк. «Я так понимаю, что сумму определили исходя из общего принципа и стоимости чистых активов», — уточнил Кузьмич. Счетом эстонской компании до 2016 года управлял Кузьмич, а его подчиненный на основании выписки по счетам формировал отчетность. «Это была личная просьба Виктора Дмитриевича. Он вел просто учет дивидендов, поступающих от ООО «АктивЛизинг». Ежегодно. Я уведомлял Виктора Дмитриевича о том, что подготовлен отчет и есть информация уже», — рассказал он.

ООО «АктивЛизинг» не имело льгот и преференций в банке, выполняло условия кредитных договоров, которые приносили банку прибыль. Объем кредитов выделяется по объему бизнеса предприятия и объему собственного капитала. Компания получила на протяжении нескольких лет 900 тысяч евро займов и около 300 тысяч долларов кредита, их бизнес вырос, и она постепенно наращивала объемы финансирования. К 2020 году кредитный портфель ООО «АктивЛизинг» — это десятки миллионов долларов.

После 2016 года компанию COMPARTNERS OU закрыли. Кобяк должен был выкупать ее долю (75%). «Начиная с 2017 года Виктор Александрович Кобяк приезжал ко мне, передавал денежные средства мне из рук в руки, вот, а я в этот же день либо там на следующий передавал Виктору Дмитриевичу. Через какое-то время он приглашал меня и давал часть денежных средств, которые причитались мне (10−15 тыс.)», заявил Кузьмич.

Организованная преступная группа?

На следствии Кузьмич пояснял про Бабарико: «Никогда, за всю мою работу в Белгазпромбанке он ни разу не влиял и ни о чем не просил ни по одному решению комитета по управлению пассивами, ни по одному решению по кредитному комитету. Он не являлся членом ни одного, ни другого, ну по крайней мере последнее время. Может быть, давным-давно являлся, но последние 10 лет точно не являлся и никогда никакие решения не обуславливались его просьбами и ходатайствами».

В суде Кузьмич заявил: «Бабарико являлся руководителем группы товарищей, которые участвовали, я не помню, в установочном совещании и в последующем получали незаконные денежные вознаграждения».

При этом он признал, что на совещании в 2008 году, когда якобы была создана преступная группа, сущность совместных преступных действий и конкретно деятельность Кузьмича не обсуждалась; не обсуждалось принятие взяток за совершение действий против интересов службы или в пользу взяткодателя; обсуждалась возможность получения денежных средств на счета этих компаний от деятельности белорусских компаний; не обсуждалось, какие именно вознаграждения, в каком размере от кого поступят, за что поступят; не договаривались о некоей структуре организованной преступной группы. «На этой встрече я не вижу никакой структурированности», — отметил он. Требований совершать определенные действия в составе организованной преступной группы как условия сохранения его должности не ставилось. Преступных действий против интересов банка на совещании не обсуждалось.

Задержание и расследование

Кузьмич был фактически задержан 11 июня 2020 года в здании банка. Протокол задержания ему представлен для подписания вечером, до этого сотрудники ДФР проводили с ним беседы об офшорных компаниях без присутствия адвоката.

Содержание под стражей Кузьмич считает необоснованным. На вопрос защиты, о том не связывает ли свое задержание с деятельностью Виктора Бабарико после его ухода из банка заявил: «Я могу обижаться на что угодно».

Сергей Добролет

Сергей Добролет допрошен в суде 29−30 марта. Он работал в банке с 1998 по 2015 год, был членом правления, заместителем председателя правления в 2004—2015 годах, курировал направление работы банка с розничными клиентами. Состоял в Комитете по управлению активами и пассивами, Большом кредитном комитете и в комитете по операциям с розничными клиентами (в 2008–2015 — его председатель).

Он также рассказал о том, как в банке принимаются решения о кредитовании, отметив, что никак не влиял на процесс обработки кредитной заявки и не визировал заключения, подготовленные по заявке, голосовал на заседаниях комитетов исключительно в интересах банка, влияния ни на кого из членов комитетов, как голосовать, не оказывалось.

Добролет заявил, что своих подчиненных не просил предпринимать действия в интересах ООО «Белторгтехнологии» (впоследствии ООО «Правовой диалог»), ООО «Агентство торговли в рассрочку» (впоследствии — ООО «ПриватЛизинг»), ООО «Системы обработки информации» и ООО «Активлизинг».

Он рассказал про систему контроля в банке, эти функции в основном осуществляли планово-экономическое управление, аудит. Службы, по его мнению, действовали объективно. Тезиса о том, что если компании не будут делиться частью прибыли, то сотрудничество с ними прекратится, в банке не существовало.

Проект DELAY: успешный или сомнительный

С 2005 года началась реализация совместного проекта Белгазпромбанка и ООО «Белторгтехнологии». Проект инициирован Андреем Харлановичем, это была совместная идея его и его сокурсника Алексея Геращенко. Суть проекта на начальном этапе: компания становится кредитным брокером банка при заключении договоров кредитования физических лиц при покупке ими товаров в рассрочку. В ООО «Белторгтехнологии» Белгазпромбанк вошел как учредитель с долей 10%, а также латвийская компания Baltijas Investiciju Grupa с долей в 2005–2006 — 28% процентов. 37% в уставный фонд внесла страховая компания «Би энд Би иншуренс» (в 2006 эту долю выкупила SIA Baltijas Investiciju Grupa). По 12,5% в уставный фонд внесли Харланович и Геращенко. Добролет представлял интересы банка как учредителя в ООО «Белторгтехнологии».

В 2005–2007 ООО «Белторгтехнологии» не кредитовалась в банке, с ним заключали только некредитные договоры (договоры на предоставление услуг по информационному, процессинговому обслуживанию в рамках проекта DELAY), которые подписывал Добролет. Договоры эти соответствовали интересам банка, перед подписанием их визировали профильные службы на предмет законности. За подписание договоров Добролет в 2005–2007 годах никакого вознаграждения не получал и не имел сведений, что получит его в будущем, то есть подписание договоров не было обусловлено вознаграждением.

Он рассказал, что это был новый вид бизнеса и для банка, и для других учредителей. Сейчас такой проект можно назвать стартапом. Добролет отметил, что на той стадии было очень много обсуждений, споров, поисков правильных решений. Проект всегда анализировался и контролировался и плановым экономическим управлением, и аудитом банка чуть ли не ежемесячно.

Кредитование компаний в этом проекте началось в 2008 году, проект на то время уже показал свою состоятельность, стал одним из самых прибыльных розничных продуктов, эффективных и рентабельных для банка, поскольку функции рекламы, процессингового обслуживания, организации кредитования населения взяли на себя компании, освободив от этих расходов банк. Выгоды от реализации его для банка были существенно больше, чем затраты, считает он. Не было никаких причин для того, чтобы прекратить сотрудничество или создавать ему препятствия со стороны банка. Сведения об этом проекте включались в отчет совету директоров. Банк получал прибыль, был заинтересован в укрупнении и масштабировании проекта.

При этом кредиты компаниям выдавались на общих условиях, без льгот и преференций.

Поскольку Delay был совместным проектом банка и Белторгтехнологий (а в последствии — других фирм), то было бы нелогично, чтобы банк препятствовал этому проекту, уверен Добролет.

Внеся вклад в уставный фонд, SIA «Baltijas Investiciju Grupa», а после 2017 года ее правопреемник, приобрели право на получение части прибыли белорусских компаний в виде дивидендов. Директором этих компаний был Алексейс Степановс, он выполнял функции руководителя, подписывал договоры займа, осуществлял операции по счету, в 2016 году подписал договор о продаже доли Добролету.

Рассказывая о совещании 2008 года, Добролет отметил, что там говорилось о том, что компании проекта DELAY начали получать прибыль, ее распределят и дивиденды поступят на SIA Baltijas Investiciju Grupa, а присутствующие будут получать доли этих дивидендов на счета иностранных компаний, которые будут принадлежать каждому из участников. На этом совещании Добролет от Селявко получил документы компании Kingbrook Limited (владелец компании в документах не был указан) и банковскую карту на эту компанию. До этого предложения вознаграждения не поступало.

Никаких деталей (конкретно кто должен был предпринимать какие действия или отказаться от каких действий) не обсуждалось. Далее совещания проходили примерно раз в год.

Добролет отметил, что Бабарико всегда говорил, что действовать нужно в интересах банка, и не говорил, что нужно выполнять свои обязанности в интересах других субъектов.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

А деньги за что получал?

Добролет получил безналично на счет офшорной компании Kingbrook LTD 162 тыс. долларов и 32 тыс. евро, которые тратил с банковской карты за границей. Своих денег Харланович и Геращенко, которые в обвинении указаны как взяткодатели, на Kingbrook LTD не перечисляли.

В 2012–2014 гг. он четыре раза получал от Бабарико наличными в долларах суммы, в совокупности — 40 тысяч долларов. Точные даты получения и источник денежных средств назвать не может. Бабарико не просил за эти денежные средства совершить какие-либо действия.

Давая оценку своим действиям, Добролет отметил, что получал «незаконное денежное вознаграждение за то, что при моем участии и содействии с использованием служебных полномочий ООО «Белторгтехнологии» и другие фигурирующие в обвинении компании сотрудничали с банком». «Заключение и исполнение договоров зависело от решений, принимаемых должностными лицами и коллегиальными органами банка, в которые я входил». При этом «отношения с этими субъектами приносили банку прибыль. Не принимались решения, ущемляющие интересы банка. Раскаиваюсь».

Он заявил, что понимал незаконность вознаграждения после совещания 2008 года, так как должностные лица банка получали от бизнеса предприятий, которые непосредственно сотрудничали с банком. При этом корыстной или личной заинтересованности в принятии решений в банке не имел. Принимал их исходя исключительно из интересов банка. В то же время осознавал, что это решение в пользу организаций, от которых поступает прибыль.

«Осознавал, что я получаю незаконное вознаграждение, но с точки зрения принятия мною решения оно не зависело от этого вознаграждения. От белорусских компаний перечисление дивидендов в адрес латвийских учредителей было законным. Незаконным вознаграждением денежные средства становились тогда, когда я их получал», — сказал он.

С 2016 года, после ухода из банка, Добролет уже работал советником директора ООО «ПриватЛизинг», имел доли в компаниях группы Delay — по 15%. После закрытия офшорных компаний в 2016 году Бадей сказал, что дивиденды будут распределяться непропорционально доле в уставном фонде (доля прибыли физических лиц увеличится за счет уменьшения доли прибыли иностранного участника — латвийской компании), рассказал обвиняемый. А наличные в размере разницы непропорционального распределения дивидендов — передаваться ему. «Мои интересы при этом не ущемлялись, я свои 15% получал», — уточнил он. На собрании учредителей принималось решение о непропорциональном распределении дивидендов, они перечислялись на счет, сумму, превышающую 15%, снимал со счета, менял на валюту и передавал Бадею в его служебном кабинете. Какие-то суммы передавались день в день, какие-то через месяц.

Бадей давал понять, что несет эти деньги Бабарико: «Говорил, что несет их на 6-й этаж». Как распорядился этими деньгами Бадей, Добролет не проверял, не имел такой возможности.

А как же организованная преступная группа?

«В моем понимании, что группа лиц включала именно заместителей председателя правления и председателя правления, советников председателя правления — участников совещания, которое я указывал в 2008 году, то есть это была некая объединенная группа для получения незаконного вознаграждения», — заявил Добролет. Про руководителя он сказал так: «В моем понимании, как я уже говорил исходя из тех ролевых функций, как и совещание 2008, Селявко и Бабарико, впоследствии, когда Селявко умер, эти функции назначен был выполнять Бабарико».

С другими участниками организованной преступной группы о совершении совместных преступных действий Добролет не договаривался. Бабарико не требовал когда-либо отчета о деятельности организованной преступной группы.

В июне 2020 года, после задержания, встречи с адвокатом в СИЗО КГБ не предоставлялись. Добролет также рассказал, что в СИЗО смотрел по телевидению сюжеты о ходе расследования и о задержании Бабарико.

В суде было озвучено, что 17 июня 2020 года дочь Добролета была задержана и помещена в СИЗО КГБ, что причинило ему страдания. До 1 июля он трижды отказывался от дачи показаний: 12 июня, 18 июня и 23 июня. До 1 июля был наложен арест на счета ООО «ПриватЛизинг», на котором находилось около 10 млн рублей. На тот момент погашать задолженности перед банком предприятие не имело возможности. Досудебное соглашение было заключено 8 июля 2020. В сентябре счета разблокировали и предприятие смогло рассчитываться с контрагентами.

Дело Бабарико и топ-менеджеров Белгазпромбанка

Процесс по «делу Белгазпромбанка» и Виктора Бабарико, который мог стать главным соперником Александра Лукашенко на президентских выборах в августе прошлого года, начался 17 февраля. Дело рассматривает Верховный суд в здании суда Московского района.

Уже на несколько заседаний пресс-служба Верховного суда отказалась аккредитовать журналистов крупнейших независимых медиа — TUT.BY, Onliner, «Наша Ніва», БелаПАН и др. Официальная причина — профилактика коронавируса, дефицит мест, допуск достаточного числа СМИ для того, чтобы заявить об обеспечении гласности.

По «делу Белгазпромбанка» проходят восемь фигурантов. Виктор Бабарико обвиняется в «отмывании» средств, полученных преступным путем (ст. 235 ч. 2 УК, до семи лет лишения свободы), и получении взятки в особо крупном размере (ст. 430 ч. 3 УК, до 15 лет лишения свободы). Алексей Задойко (бывший первый зампред правления Белгазпромбанка), Кирилл Бадей (и. о. председателя правления Белгазпромбанка после ухода Бабарико), Сергей Шабан (зампред правления Белгазпромбанка), Дмитрий Кузьмич (зампред правления банка), Александр Ильясюк (зампред правления банка), Сергей Добролет (бывший зампред правления банка) обвиняются в получении взятки в особо крупном размере. Виктор Кобяк (основатель компании «Активлизинг») обвиняется в даче взятки повторно либо в крупном размере.

Виктор Бабарико — единственный из восьми фигурантов не признал вину. Бабарико заявил, что и он, и остальные фигуранты дела невиновны, а дело — политически мотивировано.

-25%
-20%
-20%
-25%
-30%
-50%
-50%
-15%
-10%
-30%