1. Сколько стоит новый кроссовер в Беларуси и у ближайших соседей. Сравнили цены — и вот результат
  2. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  3. Лукашенко подписал декрет о переходе власти в случае его гибели
  4. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  5. Лукашенко: «Давайте прекратим это не нужное никому противостояние»
  6. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  7. В Индии люди, переболевшие COVID-19, начали заражаться редким «черным грибком»
  8. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  9. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  10. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  11. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  12. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  13. Освободилась белорусская «рекордсменка» по «суткам» за протесты. Она отбыла в изоляторе 105 суток
  14. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  15. Эндокринолог — о том, почему сахарным диабетом болеет все больше людей
  16. В Лиде заметили странную очередь, в которой раздавали деньги. В исполкоме говорят о возможной провокации
  17. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  18. Лаевский: Максиму Знаку предъявили окончательное обвинение. Его дело скоро передадут в суд
  19. Арина Соболенко поднялась на рекордное четвертое место в рейтинге WTA
  20. Декрет «о коллективном президенте». Объясняем, о чем он — коротко
  21. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  22. Что происходило в Минске в День Победы: Лукашенко с сыновьями, очередь за кашей и досмотры
  23. В Минске все-таки запустили в небо тысячи красных и зеленых шариков, против которых подписывали петицию
  24. «Шахтер» обыграл БАТЭ благодаря шикарному голу Дарбо. Чемпионская интрига убита?
  25. День Победы в Минске завершили концертом и фейерверком. Посмотрели, как это было
  26. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  27. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы


/ /

В 2009 году в Беларуси появился новый бренд одежды Mark Formelle, через год — его первый фирменный магазин. Основатели бренда супруги Андрей Сериков и Светлана Сипарова скажут, что все началось гораздо раньше, мол, у нас уже и дети вырасти успели, а общий бизнес точно старше них. Тем не менее мы поговорили о последних годах, когда белорусская компания на равных представлена с международными корпорациями в столичных торговых центрах и открывает все больше торговых точек в стране и за ее пределами.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сначала бизнес шел интуитивно, а потом «перескочил целый лестничный пролет»

Общая сумма инвестиций в компанию оценивается в десятки миллионов долларов. Все, что основатели зарабатывали на протяжении многих лет, перенаправлялось на развитие бизнеса. Только вязальных машин купили больше чем на 5 млн долларов, всего в оборудование вложено более 20 млн долларов.

— В Заславле мы сделали цех по экспериментальной отделке тканей, полотен, изделий. Часть экспериментальных блоков для нового производства еще не внедрили, потому что их просто некуда впихнуть. Чтобы освободить место для нового оборудования здесь, нужно запустить подразделение в Борисове, — говорит Андрей Сериков.

Если начиналась компания как оптовая, затем развивалась как производственная, то сейчас важное место занимают магазины, ставшие основной цепочкой связи с покупателями. Их насчитывается более 200, говорят владельцы. Параллельно строится логистический центр, так как для набирающей обороты онлайн-торговли важна скорость выполнения заказов. Но не всегда скорость развития и понимание этих процессов были на сегодняшнем уровне. Какое-то время бизнес шел стихийно — расширялись, менялись, учились, но больше интуитивно.

«Идешь, как в тумане, пока не упрешься лбом в препятствие», — комментирует Андрей. Переломным моментом для производителя одежды стало сотрудничество с ЕБРР в 2012 году. Консультации европейских специалистов помогли перестать только управлять «машиной». Основатели начали разбираться в ее системе и процессах: где нужно, подкрутить и подправить для более быстрой, но в то же время безопасной езды.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Андрей Сериков и Светлана Сипарова. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— У нас был консультант-технолог, который научил нас не только стремиться иметь самое лучшее железо, а показал: если это железо повернешь вот так, то появляется новая скорость. Решения порой были очень простые, и мы потом думали, как мы могли этого не видеть. В итоге после совместной работы у нас выросла производительность, — говорит Светлана Сипарова.

У нас каждый пытается изобрести велосипед, не всегда готов встраивать готовые рыночные решения, что тормозит развитие компании.

В итоге, пока изобретаем, мы отстаем от России лет на пять, а от Европы — на 10−15. Можно же взять отработанный концепт. Ты его сразу запускаешь, подстраиваешь бизнес-процессы, и через два-три месяца он начинает работать. Для нас сотрудничество с ЕБРР было даже не ступенькой, а целым лестничным пролетом. После этого у нас изменилась структура компании, появился отдел маркетинга, визуального мерчендайзинга, изменился формат и дизайн магазинов.

Уникальный 2020-й год — работали «как во время войны»

Два-три месяца в первую волну эпидемии коронавируса 80% производства Mark Formelle работало на производство защитных костюмов и масок для медиков.

— Мы даже срочно вызывали работников производства из отпусков, потому что производили много продукции. Это, кстати, помогло не останавливать предприятие в период пандемии. Сотрудники часто перерабатывали, но при этом мы не чувствовали сопротивления — все понимали, что делают что-то важное, — говорит Светлана.

— В наши магазины поступало меньше продукции, что логично, потому что производство в основном работало на нужды медиков. Мы работали день и ночь: днем кроили, ночью машина везла заготовки на производство и ночью же возвращалась с готовой продукцией, чтобы утром поставить ее в больницы. Это была работа, как во время войны. Было сложно, нужно, интересно. Важно, что в тот период у нас было искреннее восхищение и гордость за белорусов. Это была фантастика! Огромное желание помочь медикам кипело у всех. Не только мы оказывали помощь больницам, нам звонили наши партнеры, поставщики, знакомые, крупные IT-компании с просьбой продать им комбинезоны и маски, потому что они хотели помочь больницам. Вначале поставляли и им, потом была налажена процедура государственных закупок и мы все отдавали централизованно в общий пункт, где потом запасы распределялись по больницам, — вспоминает Андрей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Вместе с тем в 2020 году, как и многим компаниям, пришлось перестроить работу, офисные работники ушли на "удаленку" и на посменный режим работы. Когда рынки в некоторых странах поставили на паузу, фирменные магазины там не работали. Больше всего убытков было в России: магазины не работали, но компания продолжала платить аренду и зарплату своим сотрудникам.

В Казахстане и Узбекистане, говорят основатели бренда, было легче, так как арендодатели шли навстречу, а государство помогало бизнесу. Самую большую поддержку местные представительства компании ощутили в Казахстане, где государство помогало с выплатами работникам зарплаты и предоставило каникулы по выплатам взносов в фонд соцзащиты населения и налога на прибыль.

— В Беларуси в прошлом году хорошо пошли онлайн-продажи: был рост у интернет-магазина и на маркетплейсах. Год приучил потребителя чаще пользоваться интернет-услугами, — говорит Светлана.

Интерес к покупкам онлайн, по мнению собеседников, останется высоким. А значит, предстоит присмотреться и хорошо продумать перспективы расширения традиционных магазинов.

— Реально изменились тенденции. Мы присутствовали при рождении гипермаркетов в Беларуси, а сейчас видим их переформатирование. Открывать новые магазины в таких реалиях — это серьезный вызов. Мы видим, как тысячи офлайновых магазинов, в том числе известных брендов, закрываются, как крупнейшие сети подают на банкротство. Это значит, что наступает далеко не самый лучший период для монобрендовых магазинов, — рассуждает Андрей.

Блогеры ближе многим потребителям, чем показы мод в Париже

В последнее десятилетие в Беларусь один за другим приходят представительства известных компаний масс-маркета. Современную и вполне доступную для среднего кармана одежду можно найти во многих торговых центрах. Конкуренция в мире доступной моды в эпоху развития коммуникационных технологий и открытых границ глобальная даже на локальном рынке. Важно быть готовыми к тому, что конкуренция будет только расти, признают собеседники.

— Если раньше мы чувствовали, что тренд заходит более плавно, то сейчас к нам тренды приходят быстрей. Конкуренты занимают существенную долю рынка, но это не сильно сказалось на нас. Покупатель есть и у них, и у нас — в Беларуси не тот уровень конкуренции, что в Европе или России. В то же время без конкуренции жизнь невозможна. Она заставляет быть в здоровом стрессе: не расслабляться, смотреть, что делают конкуренты, какой у них ассортимент и цены. Конкуренция оздоравливает рынок. Однако не только она заставляет нас меняться и развиваться. Сейчас стоит вопрос, кто больше диктует тренды — бренды масс-маркета или блогеры, которые сильно влияют на рынок. Возможно, блогеры даже ближе многим потребителям, чем показы где-нибудь в Париже.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В 2019 году в ответ на открытие магазина H&M в Минске в формате VIP в Mark Formelle открыли свой в пародийном стиле, с выступлением псевдозвезд и плюшевыми тиграми на цепи. «Бренд не должен залезть на пьедестал и там расслабиться», — объясняют владельцы. По их словам, один из принципов работы компании: чтобы не было скучно.

— Мы хотим сохранить иронию как ДНК нашего бренда. У нас могут быть в коллекции ироничные принты, надписи. Нет нужды быть только официальными и серьезными. Много вещей мы делаем для того, чтобы это было интересно, чтобы поддерживать настроение. Мы часто думаем о том, ЧТО мы есть, так вот без иронии мы точно не можем. Нам нравится, чтобы наше дело было с остринкой, чтобы продукция была с юмором и душой. У одежды ведь не только утилитарная функция, это еще и способ самовыражения. И это должно быть интересно, потому что мы не видим смысла делать неинтересное, — объясняет Светлана.

—  Для нас хорошим и приятным открытием в 2020—2021 году стали художники. Как бабочки чувствуют грозу, так и художники начинают чувствовать тенденции значительно раньше, чем это становится модным. Они улавливают то, что разлито в атмосфере, но мы все еще не можем этого осознать и расписать пунктами. В итоге они создают модные вещи задолго до того, как это станет актуальным. Поэтому мы идем за этими художниками — у нас в художественном отделе 45 человек, — подхватывает Андрей, отвечая на вопрос, как удается на лету встраиваться в волну трендов.

Секонд-хенды не конкуренты: условия для бизнеса разные

Белорусский легпром активно лоббирует ужесточение правил работы секонд-хендов. Наши собеседники считают, что эти магазины им не конкуренты, так как они изначально работают в неравных условиях.

—  Когда Россия входила в ВТО и подписывала условия, она пыталась продвинуть свой металл на глобальный рынок, соответственно, проглатывала условия, которые не касались важных для нее направлений. Так она подписала процентальную и адвалорную ставку таможенной пошлины на этот вид импорта, а Беларусь приняла требования в рамках ЕАЭС. Это привело к тому, что таможенная пошлина на суровую пряжу (из которой надо сделать ткань, потом покрасить, раскроить и пошить) выше, чем стоимость ввезенной уже готовой одежды, — указывает Андрей.

Когда государство дает льготы IT-сектору, оно преследует цель развития высокотехнологичных, наукоемких и перспективных отраслей. А когда на секонд-хенд мы устанавливаем пошлины ниже, чем на сырье, то что мы хотим стимулировать?

Других вопросов в этом направлении, собственно, и нет. Есть люди, которые выбирают вариант неновой одежды, это одно из направлений экологичности. Это все, говорят собеседники, безусловно, важно, но местных производителей одежды огорчает, что условия ведения бизнеса совершенно разные. «В итоге, скорее, мы у секонд-хендов отгрызаем доли рынка, а не они у производителей Беларуси», — говорят в компании.

В планах — стать быстрее, чем Zara, чтобы выпускать злободневные коллекции

У бренда, говорят собеседники, в этом году появится бесшовное белье и одежда с уникальной технологией, не пропускающей электромагнитные волны.

— Мы фактически внедрили технологию, которая защищает потребителя от излучения, исходящего от телефонов. Эта космическая технология разработана давно, а мы ее смогли использовать в одежде. После того, как кладешь телефон в специальный карман, он перестает излучать электромагнитные волны. Когда телефон в таком кармане, он вне зоны доступа. В первую очередь планируем это запустить в детской коллекции. Так мы хотим позаботиться о здоровье наших детей. Планируем, что осенью такая одежда появится в наших магазинах, — говорит Андрей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В прошлом году мог открыться первый фирменный магазин этого белорусского бренда в странах ЕС, выбор пал на Чехию. Но планы сорвались из-за пандемии коронавируса. Правда, кажется, что руководители компании не особенно расстроились — наоборот, говорят, это, вероятно, помогло не понести дополнительные убытки, потому что для офлайновых магазинов год локдауна был очень непростым и пережили его далеко не все.

Европейский рынок завоевывается без спешки, но с уверенностью, говорят основатели бренда. Сейчас компания продвигает свою продукцию там через онлайновые торговые площадки и мультибрендовые офлайн-магазины.

— Мы хотели бы стать белорусской Zara в плане модели бизнеса, когда у тебя рядом и производство, и потребитель. Так ты можешь быстро реагировать на спрос. Мы, кстати, сейчас так и работаем, благодаря чему получается выпускать злободневные коллекции, как коллекция «Разам ад заразы» в начале эпидемии коронавируса.

-40%
-21%
-10%
-10%
-45%
-10%
-21%
-21%
-50%
0073182