Поддержать TUT.BY
145 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  2. Как река превращается в море. Большая вода на Полесье
  3. «Самая длинная 16 сантиметров». Дома у минчанки живут 34 улитки. Смотрите, какие они красивые
  4. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  5. «Фокусируюсь на великой цели по примеру Маска». Как сын Израилевича попал в список «Форбс»
  6. Третья волна. В Беларуси растет количество заразившихся COVID-19 и пациентов с тяжелыми пневмониями
  7. Секондам запретили продавать новые вещи. Как рынок б/у одежды отреагировал на нововведение
  8. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  9. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  10. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  11. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  12. «На претензии отвечали: „Вам что, жалко?“». Как Gastrofest боролся с клонами фестиваля
  13. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  14. «Пари Сен-Жермен» проводит ответный матч с «Баварией». Онлайн матча
  15. Известный ученый оказался в эмиграции, а Федута с Костусевым — в КГБ. Что происходило в стране 13 апреля
  16. Это последние дни, за которыми что-то наступит. Чалый рассуждает о настроениях разных белорусов
  17. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  18. Цена биткоина впервые в истории превысила 62 тысячи долларов за монету
  19. Украина ввела дополнительные ограничения на границе с Беларусью
  20. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  21. Минздрав временно запретил ввозить и продавать в Беларуси некоторую продукцию NIVEA. Что говорит торговля?
  22. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  23. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  24. Euronews прокомментировал прекращение вещания в Беларуси
  25. Немецкая компания сообщила о приостановке сотрудничества с «Гродно Азотом»
  26. КГБ сообщил о задержании Костусева и Федуты «по подозрению в совершении преступления»
  27. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  28. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  29. Врач рассказывает, по каким симптомам узнать пневмонию
  30. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии


/

Год назад экс-посол Беларуси в Китае и экс-советник президента Беларуси Кирилл Рудый оставил госслужбу, став независимым директором Finstore.by, проекта Банка БелВЭБ, и войдя в состав набсовета Банка развития. О том, есть ли жизнь после госслужбы, реально ли занять деньги в Китае и почему Пекин больше волнует ситуация с COVID в Беларуси, чем западные санкции, Кирилл Рудый рассказал TUT.BY.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Почти год вы отработали в финтехе. Есть ли жизнь после госслужбы?

— Конечно, есть, появилось больше времени и меньше ограничений. Хотя тот же Банк БелВЭБ или Банк развития Республики Беларусь, с которыми сотрудничаю, — это все банки с государственным капиталом. Для них прибыль важна, но главное все же — развитие, например, технологии или экспорт. В итоге получается такая квазигосслужба.

Finstore.by — это созданная банком БелВЭБ блокчейн-платформа, резидент ПВТ в рамках известного декрета. Этим и интересен этот проект: уникальный правовой режим и банковская экосистема.

— И в качестве независимого директора Finstore.by вы курируете «китайские проекты». Это и про проект «Великого камня» и про недавно начатый выпуск токенов в поддержку белорусского экспорта. Какие возможности и масштабы у этого рынка и у цифровых продуктов видите?

— Да, эта платформа в прошлом году собрала финансирование для главного китайского инвестпроекта «Великий камень», в этом — для крупнейшего китайского покупателя белорусского молока Baimen — эта компания-нерезидент прибыльная, а собранные деньги идут на счета белорусских заводов — экспортеров молока.

В целом китайское направление перспективное, потому что растет, кто бы как к нему ни относился. В прошлом году торговля Беларуси упала с многими странами, кроме Китая, экспорт туда вырос, и по многим позициям в разы. При анемичном росте в Евразии ставка на Китай — беспроигрышная. Но, кто хочет там быстро заработать, лишь быстро потеряет. Нужно настраиваться на системную и долгосрочную работу.

Сегодня цифровые продукты все более востребованы, потому что просто удобны в ковидную эру, да и выгодны — дают доход в 5−6% в валюте при банковских депозитах в 1−2%. Конечно, надо вкладывать разумно: смотреть отчетность эмитентов, вникать, оценивать риски. Объем платформы пока невелик (около 20 млн долларов), но потенциал — не менее 10 млрд долларов, если смотреть на годовой размер валютных депозитов физлиц и корпоративных облигаций в Беларуси. И если на платформу уже приходят нерезиденты-эмитенты, то придут и нерезиденты-инвесторы, а это неограниченный объем капитала.

— Финансирование через токены — это все-таки небольшие суммы, нишевой продукт. А реально ли привлечь в Китае деньги под потребности страны? Пару миллиардов долларов несвязанных кредитов, к примеру?

— Конечно! Еще в бытность работы в Китае пару лет назад для Беларуси был открыт рынок «панда-бондов» и «дим-сам бондов» (облигаций в китайских юанях и в гонконгских долларах), был куплен рейтинг китайского агентства, и помню на встрече глава Администрации Гонконга Кэрри Лэм говорила о возможности даже получить субсидию при первом выпуске в Гонконге. Сегодня знаю, что одна компания-резидент Беларуси прорабатывает выпуск корпоративных «панда-бондов» в Китае в юанях.

Есть и иные источники, откуда можно привлечь несвязанные займы: китайские банки и учреждения. Это вопрос переговоров. Вообще в Китае нет ничего невозможного: сперва кажется, что ничего нельзя, потом оказывается — все можно.

— Инвестиционная привлекательность Беларуси для Запада в свете разворачивающихся санкций падает. А для Китая? Их наши политзаключенные не смущают? Или возможное закрытие западных рынков для продукции совместных предприятий.

— Инвестиционная привлекательность Беларуси с точки зрения западных держателей наших евробондов сегодня сравнялась с Украиной, если смотреть на показатель кредитного спрэда еврооблигаций двух стран. Да, до 2020 года по этому показателю в Беларуси действительно инвестиционная ситуация была лучше. Но вопрос не в санкциях, а в оценке инвесторами перспектив. Санкции не дают ожидаемого результата, а лишь разъединяют страны. Многолетние санкции привели к тому, что Беларусь стала ориентироваться на Россию и Китай. Например, вместо немецкого и французского языков среди белорусских детей стала расти популярность китайского.

Что касается реакции Китая, то он, как правило, не вмешивается во внутриполитическую ситуацию других стран, а выстраивает отношения с действующей властью. Особенно если другая страна сама не вмешивается в дела Китая, а в этом вопросе Беларусь весьма политкорректна.

Белорусско-китайские предприятия («Мидеа-Горизонт», «Белджи», «МАЗ-Вэйчай») если и ориентируются на внешний рынок, то на российский. Поэтому риск санкций на Западе их меньше тревожит. Для выхода на западный рынок китайцы там и открывают совместные предприятия. Думаю, что у нас китайскую сторону может больше смущать ситуация с COVID, поскольку китайцы у себя пошли другим путем и не допустили второй волны.

Многолетние санкции привели к тому, что Беларусь стала ориентироваться на Россию и Китай. Например, вместо немецкого и французского языков среди белорусских детей стала расти популярность китайского

— Китай у нас традиционно выступает примером того, что реформы, может, и нужны, а вот демократизация — не обязательна. Реально повышать уровень жизни народа без демократизации в среднесрочной перспективе? Сложно представить себе общество определенного уровня достатка и без запроса на свободу…

— Действительно, на эту тему есть исследования, показывающие, что с ростом благосостояния в обществе увеличивается доля среднего класса, который более склонен к самоорганизации и самоуправлению. Когда его доля вырастает до размера, который сложно игнорировать властям, то и происходит перераспределение политических сил. Это справедливо, когда страна, например, переходит из группы со средним в высокий уровень экономического развития.

Да, Китай уже несколько лет экономически более развит, чем Беларусь, и здесь служит нам примером. Но это все еще страна со средним уровнем экономического развития. Просто размер Китая порой ослепляет и кажется, что он не только большой, но и высокоразвитый. Пока он победил бедность, и это здорово, но он только в середине пути. Долгие годы Китай у себя выстраивал не только рыночную экономику, но и рыночное общество, где монетизировались многие ценности, в том числе общественно-политические. В последние годы в Китае усилилась борьба с коррупцией, и, думаю, это повлияет на общество, но его реакцию спрогнозировать сложно. Также надо учитывать, что в Китае больше свободы на местном уровне, высокий уровень децентрализации, много сдержек, противовесов, конкуренции внутри политической системы. Поэтому, отвечая кратко на ваш вопрос: пример Китая рано и сложно обобщать.

— Рассказывая о мегатрендах Китая, вы обращали внимание на важный длинный тренд — переориентацию с 2012 года роста китайской экономики с экспорта на потребление. Возможен такой вариант для Беларуси? Раз уж санкции, выезд из страны серьезно ограничен, за импортозамещение снова взялись — есть потенциал роста у внутреннего потребления?

— Это вопрос устранения дисбалансов. В Китае, как и в ряде других азиатских стран, был большой внешнеторговый профицит, который привел к 2012 году к укреплению национальной валюты и оттоку капитала. Китайцы стали устранять это стимулированием импорта через рост потребления, привлечение прямых иностранных инвестиций, снижение торговых барьеров, улучшение конкуренции. Если говорить о потреблении, то оно растет в Китае благодаря росту доходов, развитию электронной торговли, программам реальных скидок, доступной кредитной поддержке.

Короче говоря, чем больше здесь смотрю на китайский опыт, тем больше он непохож на наш.

— Кажется, все вопросы вам журналисты задают, чтобы выйти на фирменную финальную притчу. Можно оптимистичную?

— Если оптимистичную, то расскажу случай, который я любил рассказывать студентам, когда в 2004 году вернулся со стажировки из США. Тогда делился с ними удивительной историей, как в рамках программы Фулбрайт 5 американских вузов пригласили меня прочитать лекцию о белорусской экономике, и я объездил пол-Америки. Но потом вдохновленным студентам рассказывал цену этого: заявки я отправлял в почти 500 вузов, и только когда получил первое приглашение после 100 обращений, вообще поверил, что этот путь реален и его можно пройти.

-99%
-35%
-20%
-40%
-10%