Поддержать TUT.BY
145 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Секондам запретили продавать новые вещи. Как рынок б/у одежды отреагировал на нововведение
  2. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  3. «Пари Сен-Жермен» выбил «Баварию» из Лиги чемпионов
  4. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  5. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  6. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  7. «Фокусируюсь на великой цели по примеру Маска». Как сын Израилевича попал в список «Форбс»
  8. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  9. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  10. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  11. Немецкая компания сообщила о приостановке сотрудничества с «Гродно Азотом»
  12. «Самая длинная 16 сантиметров». Дома у минчанки живут 34 улитки. Смотрите, какие они красивые
  13. Врач рассказывает, по каким симптомам узнать пневмонию
  14. Украина ввела дополнительные ограничения на границе с Беларусью
  15. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  16. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  17. «На претензии отвечали: „Вам что, жалко?“». Как Gastrofest боролся с клонами фестиваля
  18. Цена биткоина впервые в истории превысила 62 тысячи долларов за монету
  19. Это последние дни, за которыми что-то наступит. Чалый рассуждает о настроениях разных белорусов
  20. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  21. Как река превращается в море. Большая вода на Полесье
  22. Euronews прокомментировал прекращение вещания в Беларуси
  23. Минздрав временно запретил ввозить и продавать в Беларуси некоторую продукцию NIVEA. Что говорит торговля?
  24. Известный ученый оказался в эмиграции, а Федута с Костусевым — в КГБ. Что происходило в стране 13 апреля
  25. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  26. Третья волна. В Беларуси растет количество заразившихся COVID-19 и пациентов с тяжелыми пневмониями
  27. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  28. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  29. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  30. КГБ сообщил о задержании Костусева и Федуты «по подозрению в совершении преступления»


/ /

Встреча Александра Лукашенко и Владимира Путина в Сочи оказалась не очень информативной, но по стране прокатилось эхо Всебелорусского народного собрания, а некоторые белорусы почувствовали разочарование. И зря, заявляет Сергей Чалый в 410-й передаче «Экономика на пальцах». Отдельное внимание эксперт уделил тому, что же такое экстремизм и есть ли в Беларуси его симптомы.

  • Сергей Чалый Независимый аналитик
     
  • Ольга Лойко Главный редактор политико-экономического блока новостей
     

Аттракцион «Получение денег из Путина» больше не работает

— Удивительные переговоры в Сочи. Я редко когда встречался с таким non-event при том, что нам анонсировали долгие (и, видимо, содержательные) переговоры. Кстати, президентские переговоры, как правило, короткие, они подключаются, когда все подготовлено на уровне специалистов. А общаться очень долго имеет смысл, когда речь не про работу, а про отпуск. Поехали люди на лыжах покататься, пообедать вместе. И заодно выход для прессы сделать, который, кстати, на прошлых переговорах не планировался, а сейчас был в программе одним из немногих рабочих моментов, — рассуждает Сергей Чалый.

Ожидания от встречи у экспертов были разные — от того, что Лукашенко все сдаст, до того, что все закончится разрывом отношений. Но закончилось пока ничем.

Чалый цитирует фильм рубежа нулевых: «Я разведу его так, что он будет думать, что потратил на себя».

— Это к тому, как Лукашенко поблагодарил Путина за предоставляемые деньги, мол, не думайте, это не просто так, — говорит он

«Должен проинформировать, что это не зря, деньги не выброшены на ветер: примерно из 70 миллиардов долларов ВВП Беларуси мы, как вы сказали, минимум наполовину в торговом обороте завязаны на Россию. <…> Так вот из 70 миллиардов ВВП представьте, сколько мы потребляем комплектующих, сырья из Российской Федерации!» — заявил Лукашенко на встрече.

И тут же попытался рассказать, что мы готовы и импорт газа российского увеличить, «если реализуем задуманные проекты, которые мы на пять лет утвердили», несмотря на ввод в строй АЭС (это минус 5 млрд куб. от объема покупки Беларусью природного газа). Второй комплекс «Гродно Азота» Лукашенко предложил реализовать совместно — на него надо 1,2−1,3 млрд долларов. «Если будет ваше поручение проработать этот вопрос, мы с „Газпромом“ готовы этот проект реализовать», — заявил он.

Фото: пресс-служба Кремля
Фото: пресс-служба Кремля

— Так что у Лукашенко новый старый аргумент — Путин не на Беларусь тратит деньги, оказывая нам помощь, а на Россию — на нее идет половина средств. Вторая половина, видимо, наши комиссионные за услуги, — отмечает эксперт.

Чалый отмечает, что белорусская многовекторность политики всегда работала, как избушка, которая если к герою — передом, то обязательно к лесу задом.

— Но мы же от многовекторности, судя по последним заявлениям на ВНС, отказываемся. Однако и на российском направлении, где вроде бы не происходило ссор в последнее время, нет заметного прогресса. Вернулись старые добрые времена, когда общение Путина с Лукашенко сводилось к тому, что кашка на воде — вкусная, — говорит Чалый, добавляя, что принимать всерьез упоминание подзабытых было интеграционных дорожных карт пока сложно из-за отсутствия реальной информации.

Лукашенко заявил в Сочи: «Выдумывать ничего не надо — мы немало сделали с вами, и правительства работали до сих пор. Мы аж 33, по-моему, направления обозначили — помните эти дорожные карты, которые мы выработали. В связи с нашей договоренностью когда-то в Сочи, когда встречались первый раз, мы договорились о том, что мы их модернизируем, подновим, правительства наши займутся этим. Действительно, правительства очень многое сделали — и России, и Беларуси. Они обновили формат, и мне сегодня посол Семашко докладывал, что там, может быть, осталось из 33 шесть-семь дорожных карт — они сейчас уже, наверное, по-новому называются, ребрендинг провели, — над которыми наши правительства работают. Все остальные, в принципе, готовы к подписанию, поэтому план действий есть».

В прошлом году Семашко анализировал проблемы двусторонних отношений Беларуси и России и отмечал, что согласовано 28 (даже 28,5 — уточнил он) карт из 31. В числе несогласованных оставались ключевые вопросы: нефть, газ и налоги.

— Это похоже на историю о том, как бюрократы умеют оправдывать свою работу усталостью и множеством потраченных человеко-часов. Вот не согласованы у нас три вопроса. Они не решаются давно, и непонятно, как к ним подступиться. И как продемонстрировать работу? Добавить еще 28 проблем и благополучно расписать их решение. А потом — отчитаться, что была 31 проблема, 28 — решено. И так мы замаскируем то, что фактически топчемся на месте, — констатирует эксперт.

Отказало чувство меры

В прошлой передаче мы обсуждали религиозные чувства секты свидетелей 80%: идите, апостолы, и несите благую весть. И действительно, побывавшие на собрании в своих трудовых коллективах сейчас что-то рассказывают.

— Это настолько напоминает поздний Советский Союз! Посмотрите хотя бы на историю с военкомом и его «зарядом энергии от Лукашенко». Думал, это эксцесс исполнителя: степень религиозного экстаза достигла такого уровня, что люди начали выскакивать на сцену… Но шутка затянулась. Он дает интервью, рассказывает, как «зарядился энергией и бодростью». Ок, это был его звездный час, но остановиться человек не может. Это особенность позднего «совка», когда ты доводишь преданность личности и идее до карикатурных масштабов, но возразить тебе никто не может, потому что не знает, где тот критерий, по которому можно сказать: «Стоп, вы переигрываете». В итоге восхваление становится очень похоже на дискредитацию. Поскольку с эстетическими критериями есть проблема, эти ритуалы с «передачей заряда бодрости» продолжают везде транслировать. Это копирование ритуала рукоположения, передача благодати путем наложения рук, — говорит эксперт.

Чалый считает, что посещение Купаловского театра и просмотр Александром Лукашенко отдельных сцен «Павлинки» напоминало посещение крепостного театра.

— Причем люди, понимающие театр, сразу обратили внимание на то, что Лукашенко беседовал с новым составом, находясь на сцене. Это довольно святотатская штука: там можно находиться только в образе. Театр весь построен на условностях. Сцена — это уже не то, что жизнь. Ты на сцене — значит, ты в образе. И театр — это не здание, не стены и ремонт. Театр — это дух того, что происходит в этих стенах. Это традиция, это труппа, режиссеры.

Фото: t.me/pul_1
Фото: t.me/pul1

Главное отличие сегодняшней Беларуси от позднего «совка» — потеря всех эстетических граней, считает аналитик.

— Все-таки раньше какое-то величие стиля было. Но не осталось даже этого. Осталась только тревога: пойдут ли люди, будут ли смотреть… И еще остались притворные слезы и подаренная Александром Лукашенко бутылка водки.

Чалый отмечает, что ничто так не противоречит дискурсу победы, как продолжающиеся задержания, как угрозы «мы найдем всех», стремление всем отомстить.

— Причем ищут уже не только тех, кто где-то поучаствовал, кто получил знаменитую статью 23.34, идет поиск просто нелояльных. И это сложно объяснить рационально. Зачем? Власть всегда довольствовалась для оценки критерием отсутствия нелояльности. В душе, в голове у тебя может быть, что угодно, но если ты не «протестун» и поведением никак свое несогласие не выражаешь, власти этого достаточно. Сейчас из превентивного авторитаризма, которому было достаточно превентивного конформизма, власть трансформируется в то, что описывает Джордж Оруэлл: ты и душой, и телом должен полюбить Большого Брата.

Эксперт подчеркивает, что это качественное изменение и в поиске своих и чужих власти зашли дальше, чем можно было предполагать.

— Власть взимает с того, кто к ней близок, уже не налог на репутацию, но налог на совесть. Она предлагает испытать радость от безнаказанности. Обратите внимание, в Бресте в судебном процессе убитого Шутова предлагают признать виновным, а стрелявший в него, военнослужащий из Марьиной Горки, капитан сил специальных операций Роман Гаврилов проходит как потерпевший. То есть нам в лицо смеются. И не стесняясь называют всю цепочку военных, отдававших приказы, объясняют, как военные оказались под командованием ОМОНа, — подчеркивает эксперт.

В итоге есть усталость от манифестаций и слабого их результата, и прогнозы того, что весной протесты резко возобновятся на улицах, люди воспринимают со скепсисом.

Мы в той заколдованной точке, когда остановиться невозможно: победы власть не чувствует, она ищет врагов

— Мы эмоционально находимся в низшей точке. Это один из самых тяжелых моментов. Можно рационально объяснить запредельный уровень насилия со стороны власти — если ты представляешь, что против тебя работает невидимый заговор, а заговорщиков найти не удается, ты начинаешь применять вместо высокоточного оружия стрельбу по площадям орудиями залпового огня, и интенсивность насилия оказывается запредельной, а не адресной. Мы в той заколдованной точке, когда остановиться невозможно: победы власть не чувствует, она ищет врагов. Но вот в процессе поиска врагов ты их откапываешь все больше и больше. Это не только те, кто ходит по улицам, но и те, кто «глаза в стол», кого просят: «не предавайте», «потерпите», «не переобувайтесь». Масштабы заговора оказываются такими, что в нем участвует все население страны. А главный подрывной документ — Конституция страны, — отмечает аналитик.

Про весну и разочарование

Чалый также комментирует слова разочарования, а местами и злобы людей, которые сейчас много об этом пишут. Мол, результата манифестаций нет, эскалация насилия продолжается, чего ждать от весны — непонятно.

— Возможно, скажу непопулярные вещи, но надо перестать совершать одну важную ментальную ошибку. Она называется: «Ты такой умный, как моя жена потом». Нельзя себя нынешнего проецировать на ситуацию себя тогдашнего. Давайте честно скажем: на эти акции никто не ходил свергать власть. Мы говорили об этом: манифестации показали, как много тех, кто не согласен с озвученным результатом выборов. И эта терапевтическая функция была выполнена. При этом были запущены гораздо более глубинные процессы, которые быстро не работают. Сейчас наличие уличных акций нужно не тем, кто туда ходит, а совсем другим акторам. Оно нужно внешнему миру, чтобы видеть, что проблема у белорусов сохраняется, нужно тем, кто с обеих сторон обещает «горячую весну».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
День Воли в Минске, 2019 год. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Аналитик обращает внимание на то, что в соцсетях появляется немало людей, пишущих, мол, тогда, в августе, мы были настроены решительно, но нас никто никуда не позвал и не повел, нам не дали плана, лидеры оказались нерешительными, мы в них разочаровались.

— Либо это общие настроения, либо это специально обученные люди. Во-первых, призывов что-то захватывать было достаточно, но люди спокойно это отфильтровали. Во-вторых, в условиях полной неопределенности люди действовали так, как подсказывала совесть, а не знания того, как потом все будет. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Такое требование — такая же негодяйская позиция вроде требования прямо от каждого политика детальной экономической программы. И неважно, что у оппонентов давно нет никакой экономической программы, кроме спора с выдуманными оппонентами. «Дайте план, дайте программу, расскажите точно, как все будет!» Но так не бывает! Учитесь искусству принятия решений в условиях неопределенности. Жизнь ветвиста, и все зависит от наших действий. А попытка переложить ответственность на лидеров заставляет задаться вопросом: а вы что, бараны? Вас везде вести надо? — недоумевает эксперт.

Чалый цитирует недавний подкаст Дмитрия Быкова, который на вопрос, к чему он призывает, ответил: «Я призываю поступать по своей совести. Это же не экстремистский призыв, правда?»

— Не бывает «планов победы», детальных экономических планов — отказ от советского планирования — это тоже часть плана. СССР все планировал — и где сейчас СССР? — задается риторическим вопросом аналитик.

Экстремизм: как не уподобиться противнику

Чалый также комментирует предложения властей по борьбе с инакомыслием, в частности законопроект «Об изменении законов по противодействию экстремизму».

— Там санкции такие, что фактически речь идет о запрете на профессию при максимально широком понимании экстремизма. Преступлением может стать любая профессиональная деятельность, любая моральная позиция. Это попытка нормализовать чрезвычайщину. Как на территории страны ввести де-факто чрезвычайное положение, не вводя его юридически? Изменить законодательство так, чтобы оно таким стало по факту. И говорить: зато все по закону.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Правозащитники обращают внимание на то, что во всем мире, когда речь идет об экстремизме, понимается насильственный экстремизм, потворствующий или способствующий терроризму. То есть вопрос не в мысли, а в действии.

— А в Беларуси пытаются любую критику существующего положения вещей признать преступной. Это как в СССР — дискредитация общественного строя.

Так что такое экстремизм? Чалый рассказывает о том, что в политической теории экстремизм рассматривается не как содержание, а как стиль. То есть речь не о крайних взглядах, в отличие от мейнстрима. Взгляды могут быть вполне обычными, мейнстримными, но выражать их можно абсолютно нетолерантным, экстремистским способом.

Он рассказал о книгах Эрика Хоффера «Истинноверующий» (True Believer) и Артура Шлезингера «Жизненно важный центр» (The Vital Center), где речь идет о том, что нужен средний класс, который бы противостоял экстремальным точкам зрения. А социолог Сеймур Липсет выводит понятие экстремизма центра, и фашизм для него — именно проявление экстремизма центра. Это про практику взглядов, а не их содержание, уточняет Чалый.

— В нормальном обществе наличие даже полярных мыслей и взглядов — не проблема, а благо. И напротив, если мысли, даже центристские, выражаются таким нетерпимым способом, когда становится невозможным любой политический дискурс, это становится угрозой для функционирования общества, — говорит он.

В нормальном обществе наличие даже полярных мыслей и взглядов — не проблема, а благо

Исследователь экстремистских движений Лэрд Уилкокс выделяет 21 черту политического экстремизма, и по ним, отмечает эксперт, можно будет безошибочно определить, где у нас есть признаки экстремизма.

Первым признаком Чалый называет атаку на личность вместо точки зрения (он так говорит, потому что он продался и т.п.), вторым — использование в аргументации обзывания и навешивания ярлыков.

— То есть важно отвлечь от аргументов, не дать их слушать. Есть еще прием избыточного обобщения, защита двойных стандартов, когда свою точку зрения принимают безоговорочно, а от противника требуют полного доказательства. Это встречается у нас повсеместно, в частности — в судебных процессах.

Еще один важный критерий: оппонент воспринимается как имманентное зло. То есть человек так думает просто потому, что по природе зол, потому что он — враг. При этом любой вопрос становится не вопросом рациональным, а вопросом морального выбора.

— Обратим внимание также на пункт «репрессии оппонентов». Экстремизм хочет, чтобы слышали только его аргументы. При этом очень часто экстремисты определяют себя через тех, кто их враги. Мы в прошлой передаче говорили о таком приеме — когда сложно определить себя, определи врага и скажи, что ты считаешь наоборот. Для экстремизма характерна аргументация устрашением, апокалиптическое мышление (если не мы у власти, то все, небо упадет на землю, все пропадет), — говорит Чалый.

Среди других критериев: цель оправдывает средства (ложь, насилие — все хорошо, если оправдано дальнейшей высокой целью); проблема терпимости к неопределенности (все должно быть четко и ясно, по правилам, путь — один); единство взглядов, групповое мышление даже ценой насилия над носителями другой точки зрения; подсознательное желание зла врагам, радость, когда с ними что-то случается; обвинение других в своих проблемах (если общественное мнение против тебя, то это потому, что ему так промыли голову волшебными технологиями).

Я сторонник ненасильственных манифестаций именно потому, что крайне важно не уподобляться противнику

— Мы говорили об экзистенциальном моральном выборе. Это как на войне: враг — там, наши — тут. Определиться, почему ты находишься на одной стороне, а не на другой, сегодня довольно легко. Польза зла в том, что по отношению к нему очень легко определиться. Я сторонник ненасильственных манифестаций именно потому, что крайне важно не уподобляться противнику. У Борхеса есть статья, написанная от лица нацистского преступника, ждущего казни в израильской тюрьме. Он пишет: «Думаете, вы нас победили? Это мы вас победили, потому что вам, чтобы нас победить, пришлось стать такими же, как мы». Так что список этот хорош еще и для того, чтобы применять его к себе, чтобы подумать: а не превращаемся ли мы в них? Не позволяем ли себе слишком спрямить аргументацию? Использовать те же двойные стандарты? Многие социологи говорят: белорусы — святые люди. Уровень стандартов, заданный осенью этого года, столь высок, что весь мир с придыханием смотрит на то, что происходит в Беларуси, — резюмирует Чалый.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-99%
-40%
-58%
-10%
-30%
-20%
-50%
-30%
-25%
-50%