Поддержать TUT.BY
145 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  2. Третья волна. В Беларуси растет количество заразившихся COVID-19 и пациентов с тяжелыми пневмониями
  3. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  4. Теплое начало недели, а потом — похолодание. Прогноз погоды на ближайшие дни
  5. «Самая длинная 16 сантиметров». Дома у минчанки живут 34 улитки. Смотрите, какие они красивые
  6. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  7. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  8. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  9. «Фокусируюсь на великой цели по примеру Маска». Как сын Израилевича попал в список «Форбс»
  10. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  11. Немецкая компания сообщила о приостановке сотрудничества с «Гродно Азотом»
  12. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  13. КГБ сообщил о задержании Костусева и Федуты «по подозрению в совершении преступления»
  14. Известный ученый оказался в эмиграции, а Федута — в КГБ. Что происходит в стране 13 апреля
  15. Украина ввела дополнительные ограничения на границе с Беларусью
  16. Минздрав временно запретил ввозить и продавать в Беларуси некоторую продукцию NIVEA. Что говорит торговля?
  17. Это последние дни, за которыми что-то наступит. Чалый рассуждает о настроениях разных белорусов
  18. Цена биткоина впервые в истории превысила 62 тысячи долларов за монету
  19. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  20. Euronews прокомментировал прекращение вещания в Беларуси
  21. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  22. Тысячи сотрудников «Нафтана» и «Гродно Азота» могут не получить допуск к работе по медицинским показаниям
  23. «На претензии отвечали: „Вам что, жалко?“». Как Gastrofest боролся с клонами фестиваля
  24. Секондам запретили продавать новые вещи. Как рынок б/у одежды отреагировал на нововведение
  25. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  26. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  27. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  28. Как река превращается в море. Большая вода на Полесье
  29. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  30. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира


/

Правительство заморозило цены на социально значимые товары первой необходимости и ряд лекарств. Побочный эффект такого решения: население и бизнес видят в этом сигналы, усиливающие инфляционные и девальвационные ожидания. Экономисты о том, каковы шансы удержать цены, что скрывается за этим решением и чем оно чревато.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Что скрывается за заморозкой цен?

До конца февраля юридическим лицам всех форм собственности и ИП запрещено повышать цены на 62 вида продуктов и 50 лекарств. А с 1 марта изменение цен на них допустимо в пределах 0,2% в месяц. Изменять стоимость товаров из списка выше порогового значения будет разрешено только по согласованию с комиссией по вопросам госрегулирования ценообразования при Совмине.

Причина очевидна: если государство замораживает цены, то оно из-за чего-то опасается их взлета. Например, в марте прошлого года такое решение было принято после того, как люди бросились в магазины в ожидании возможного введения карантина. Повышенный спрос мог спровоцировать рост цен.

Причин для теперешнего сдерживания цен может быть несколько. Во-первых, это может быть попытка удержать наметившееся ускорение инфляции.

— Поскольку в рыночные методы у нас почему-то упорно не верят, решили бороться методами административными. Второй вариант: ожидают всплеска роста цен. С чем это может быть связано? Ни для кого не секрет, что на Нацбанк оказывается беспрецедентное давление, чтобы он смягчил монетарную политику, сделав кредиты более доступными. Мы также хорошо знаем, чем это заканчивается в условиях высоких инфляционных ожиданий. Возможно, чтобы в этом случае предупредить еще больший рост цен, чем сейчас, государство делает, что умеет, — объясняет академический директор Центра экономических исследований BEROC Катерина Борнукова.

Эксперт не исключает, что правительство превентивно вводит регулирование цен, предвидя возможные потрясения на валютном рынке. Очевидно, что девальвация подстегнет инфляцию.

Решение правительства по ценам на продукты и лекарства эксперты считают продолжением тревожных тенденций в экономике.

— Государство одной рукой пытается контролировать инфляцию на базовые продукты, а другой рукой недавно повысило почти все позиции по коммуналке. Денег у государства все меньше, из-за этого повышаются налоги. Приходится методами разной степени изобретательности спасать убыточные предприятия, которые не могут расплатиться по долгам. Так как Беларусь не нефтяная держава и мы тут не добываем золото, то основной источник денег в стране — это люди, — отмечает старший научный сотрудник BEROC Лев Львовский.

По его словам, также вызывает некоторые опасения перенос Нацбанком принятия решения по ставке рефинансирования.

— Есть ли тревожные звоночки? Да, мы ими обвешаны со всех сторон. Но пока нет острой фазы кризиса, — отмечает эксперт.

К чему приведут ценовые ограничения?

 — Если у нас по требованию тех же экономических властей растут зарплаты, если у нас растет долговая нагрузка на предприятия, растут цены на ту же энергию, то вопрос, сколько можно будет цены не поднимать? Рано или поздно придется что-то придумывать. Например, пятипроцентный творог станет творогом в 4%, и это окажется другой товар, на который можно поставить другую цену. Но эти движения либо будут отражаться на кошельке потребителя, либо этот творог просто пропадет с полок, — считает Катерина Борнукова.

Если сама по себе заморозка цен в первую очередь влияет на торговлю, то ассоциации, которые появляются у населения в связи с таким решением, его ответные действия в виде скупки валюты или изъятия денег из банков из страха их потерять окажутся самосбывающимся пророчеством.

— Даже если государство на самом деле не будет регулировать цены, то одним только этим сигналом оно мощно подтолкнуло вверх инфляционные и девальвационные ожидания. Если все в экономике поверят, что наша валюта обесценится, то она обесценится, потому что все бросятся продавать рубль и покупать доллар, евро и что-нибудь еще, что они считают более надежным. В итоге это приведет к той самой девальвации, которой все пытались избежать, — комментирует академический директор BEROC.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Ситуация такова, что по факту сдерживать цены будет практически невозможно. Яркий пример подобной попытки был в 2014—2015 годах, когда пришлось вводить сбор на покупку валюты. Тогда правительство под руководством Михаила Мясниковича ввело мораторий на рост цен ради «недопущения роста розничных цен и обеспечения внутреннего потребительского рынка широким ассортиментом товаров». Но сдерживать цены оказалось непросто, а после отмены запрета они резко рванули вверх. Причем последствия от самого факта такого решения могут оказать более негативный эффект, чем обусловленное рынком изменение цен.

Как поведет себя бизнес и чем ответят власти?

Есть как минимум четыре варианта развития истории с торговлей товарами, на которые установлены пороговые цены. Белорусский бизнес много лет живет в условиях постоянно меняющихся правил и законов. Не исключено, что некоторые представители торговли и в этот раз продумали потенциальные риски.

— Если бизнесу говорят, что с какого-то момента они смогут повышать цены максимум на 0,2%, то чтобы сохранить эти товары в ассортименте, можно повысить цены превентивно, заранее заложив эти риски, — приводит пример старший научный сотрудник BEROC Лев Львовский.

Кроме того, чтобы не нести убытки, ритейл может устраниться от торговли товарами из списка социально значимых. Это способно привести к дефициту отдельных продуктов и лекарств, особенно импортных.

— У нас много импортных товаров, курсы валют в любом случае колеблются. И если нам зафиксируют цену на импортный товар и скажут, чтобы она не росла больше чем на 0,2% в месяц, то при любом движении курса (а он может вырасти на 5%) продавать этот товар придется себе в убыток, — объясняет Катерина Борнукова.

Экономисты не исключают, что власти могут прибегнуть к нерыночной мотивации торговых сетей, вынудив бизнес торговать невыгодными товарами даже себе в убыток под угрозами санкций. Это приведет к компенсации потерь за счет повышения цен на остальные товары. Также есть вероятность, что документ будут исполнять больше на словах, чем на деле. Или как только в магазинах начнет снижаться представленность продуктов, на которые удерживаются цены, правительство пойдет на отмену ограничений.

— Как заморозка цен повлияет на импортные продукты?

— По тем импортным продуктам, которые входят в список, ударит сильнее всего. Когда вы что-то закупаете, а потом продаете в торговой сети, у вас всегда есть ценовой риск, что вы закупите по цене чуть выше, а спрос будет ниже, поэтому придется цену уменьшать. Для импортных товаров к обычным рискам добавляется еще и валютный риск. Все эффекты, о которых мы говорили, коснутся и импортных товаров, и в первую очередь низкомаржинальных из списка первой необходимости. Их либо постараются перестать закупать, либо цены на них будут повышены превентивно, — говорит Лев Львовский.

Экономист также ответил на самые популярные вопросы, возникающие в таких обстоятельствах.

— Полки в магазинах будут пустеть?

— Глобального риска, что полки опустеют, а мы проснемся как в Советском Союзе, нет, потому что это не глобальный запрет на рост цен, а в списке не все товары, а только 62. Если вы зайдете в любой магазин, увидите, что там продают сотни и тысячи наименований товаров. Но отдельные продукты действительно могут перестать закупаться. Это продукты, на которые будут слишком большие риски и издержки.

— Надо идти закупаться продуктами и лекарствами на пару месяцев?

— Если вы пользуетесь лекарствами из представленного списка в 50 позиций, возможно, и стоит. В нем самые простые лекарства, но довольно популярные. Лекарственные препараты часто исчезают быстрей, чем продукты в магазинах. У продуктов питания много аналогов, в лекарствах замещаемость обычно меньше. Опыт России, которая тоже любит экспериментировать с запретом на рост цен, показывает, что лекарства могут исчезать [из продажи] и достаточно надолго.

Что касается продуктов, по прежнему опыту можно предположить, что если продукты действительно начнут исчезать из магазинов, то этот список отменят.

— Если цены заморозили, значит, скоро девальвация?

— Прямой связи между этими явлениями нет. Но если говорить о том, как это связано с девальвацией, то тут есть третья переменная, которая влияет и на решение о заморозке цен, и на девальвацию. Это качество экономического управления и общая экономическая ситуация. И тут вопрос не в том, что запрет на рост цен приведет к девальвации, а, скорее, в том, что происходит в экономике, что необходимо принимать такие меры.

Судя по всему, мы все еще находимся в фазе экономического кризиса, который набирает обороты. Это вынуждает и политиков идти на такие популистские меры, и может вызывать другие вещи, которые приведут к девальвации.

— А деньги из банков пора забирать?

— Корректного ответа на такой вопрос нет. Банки привлекают депозиты и выдают кредиты в расчете на то, что люди не побегут снимать депозиты одновременно. Если это произойдет, то банк не сможет их выдать, потому что часть денег розданы в кредит или инвестированы в экономику. Странно было бы такое советовать: если люди прислушаются к совету бежать в банк забирать депозиты, это будет самосбывающимся пророчеством.

-99%
-25%
-35%
-15%
-20%
-40%
-50%
-50%
-25%
-26%
-20%