1. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  2. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  3. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  4. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  5. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  6. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  7. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  8. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  9. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  10. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  11. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  12. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  13. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  14. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  15. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  16. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  17. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  18. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  19. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  20. Новый глава НОК, возможные санкции Украины, суды и приговоры. Что происходило 26 февраля
  21. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  22. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  23. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  24. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  25. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  26. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  27. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  28. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  29. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  30. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике

опубликовано: 
обновлено: 
/

Экс-кандидат в президенты Беларуси Светлана Тихановская признала, что оппозиция «потеряла улицы», однако выразила надежду, что протестующие продолжат акции уже этой весной. Интервью с Тихановской разместила на своем сайте в пятницу, 19 февраля, швейцарская ежедневная газета Le Temps. Материал с находящимся в Вильнюсе лидером белорусской оппозиции опубликован в преддверии ее визита в Швейцарию.

Фото: пресс-служба Светланы Тихановской
Фото: пресс-служба Светланы Тихановской

— Я должна признать, что мы потеряли улицы, у нас нет возможности бороться с насилием режима против протестующих — у них есть оружие, у них есть сила, так что да, на данный момент кажется, что мы проиграли, — заявила Тихановская.

Вместе с тем она указала, что уже сейчас идет построение структур для «завтрашней борьбы». Она добавила, что предпринимаются попытки связать между собой различные оппозиционные объединения — на уровне врачей, учителей, бывших силовиков.

— Наша стратегия состоит в том, чтобы лучше организоваться, подвергать режим постоянному давлению — до тех пор, пока люди не будут готовы выйти на улицы снова, возможно, весной, — резюмировала экс-кандидат в президенты.

«Иногда кажется, что было бы лучше вернуться в Беларусь и пусть они меня там арестуют»

Светлана Тихановская заявила, что каждый день думает о возвращении в Беларусь.

— Конечно, хотелось бы сделать это безопасно. В идеале — когда ситуация уже изменится. Или, может, с помощью европейских лидеров, — отметила она.

— Но должна признаться, — продолжила Тихановская, — что иногда борьба становится настолько трудной, давление — настолько сильным, что наступают моменты отчаяния. Иногда мне кажется, что было бы лучше вернуться в Беларусь и пусть они меня там арестуют, и тогда мне не нужно было бы брать на себя эти трудные обязанности, соглашаться на эти жертвы, пытаться решить проблемы, которые кажутся неразрешимыми. Да, иногда такое бывает. Но тут же понимаешь, что не можешь это сделать, когда ты символ, национальный лидер; что не можешь взять и бросить все это. И ты уединяешься на несколько минут, чтобы поплакать.

По словам экс-кандидата в президенты, путь к демократии занимает больше времени, чем предполагалось. Политик считает, что Лукашенко согласится на переговоры только тогда, когда «упрется в стену». «И я боюсь, что после себя он оставит только руины», — заявила Тихановская.

Светлана Тихановская выразила надежду на то, что в ходе своего визита в Швейцарию встретится с новым председателем Федерального совета этой страны Андреасом Эби, а также с верховным комиссаром ООН по правам человека Мишель Бачелет. С ней лидер белорусской оппозиции, в частности, надеется обсудить перспективы «международного расследования преступлений, совершенных в стране в последние месяцы».

Пути скорейшего освобождения Херше и других политзаключенных снова будут в повестке дня переговоров, сообщила Тихановская в интервью.

— Кроме того, мы бы хотели, чтобы Швейцария начала расследование для выявления скрытых авуаров и коррупционных схем Александра Лукашенко, — сказала она.

Историю Натальи Херше Тихановская назвала «драматичной и нетипичной».

— Лукашенко давно использует политзаключенных как разменную монету, тем более если это иностранцы. Так, как, на мой взгляд, это произошло с Виталием Шкляровым, американским гражданином, которого освободили несколько месяцев назад в обмен на звонок Майка Помпео. Я разговаривала с мужем и братом Натальи Херше, они очень встревожены. Не понимаю, почему Александр Лукашенко ее не освобождает. Может, он хочет что-то получить от Швейцарии или продемонстрировать свою силу в назидание другим? — предположила Тихановская.

-24%
-20%
-25%
-11%
0072356