1. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  2. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  3. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  4. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  5. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  6. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  7. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  8. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  9. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  10. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  11. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  12. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  13. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  14. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  15. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  16. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  17. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  18. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  19. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  20. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  21. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  22. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  23. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  24. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  25. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  26. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  27. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  28. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  29. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  30. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет

опубликовано: 
обновлено: 
/

Экс-кандидат в президенты Беларуси Светлана Тихановская признала, что оппозиция «потеряла улицы», однако выразила надежду, что протестующие продолжат акции уже этой весной. Интервью с Тихановской разместила на своем сайте в пятницу, 19 февраля, швейцарская ежедневная газета Le Temps. Материал с находящимся в Вильнюсе лидером белорусской оппозиции опубликован в преддверии ее визита в Швейцарию.

Фото: пресс-служба Светланы Тихановской
Фото: пресс-служба Светланы Тихановской

— Я должна признать, что мы потеряли улицы, у нас нет возможности бороться с насилием режима против протестующих — у них есть оружие, у них есть сила, так что да, на данный момент кажется, что мы проиграли, — заявила Тихановская.

Вместе с тем она указала, что уже сейчас идет построение структур для «завтрашней борьбы». Она добавила, что предпринимаются попытки связать между собой различные оппозиционные объединения — на уровне врачей, учителей, бывших силовиков.

— Наша стратегия состоит в том, чтобы лучше организоваться, подвергать режим постоянному давлению — до тех пор, пока люди не будут готовы выйти на улицы снова, возможно, весной, — резюмировала экс-кандидат в президенты.

«Иногда кажется, что было бы лучше вернуться в Беларусь и пусть они меня там арестуют»

Светлана Тихановская заявила, что каждый день думает о возвращении в Беларусь.

— Конечно, хотелось бы сделать это безопасно. В идеале — когда ситуация уже изменится. Или, может, с помощью европейских лидеров, — отметила она.

— Но должна признаться, — продолжила Тихановская, — что иногда борьба становится настолько трудной, давление — настолько сильным, что наступают моменты отчаяния. Иногда мне кажется, что было бы лучше вернуться в Беларусь и пусть они меня там арестуют, и тогда мне не нужно было бы брать на себя эти трудные обязанности, соглашаться на эти жертвы, пытаться решить проблемы, которые кажутся неразрешимыми. Да, иногда такое бывает. Но тут же понимаешь, что не можешь это сделать, когда ты символ, национальный лидер; что не можешь взять и бросить все это. И ты уединяешься на несколько минут, чтобы поплакать.

По словам экс-кандидата в президенты, путь к демократии занимает больше времени, чем предполагалось. Политик считает, что Лукашенко согласится на переговоры только тогда, когда «упрется в стену». «И я боюсь, что после себя он оставит только руины», — заявила Тихановская.

Светлана Тихановская выразила надежду на то, что в ходе своего визита в Швейцарию встретится с новым председателем Федерального совета этой страны Андреасом Эби, а также с верховным комиссаром ООН по правам человека Мишель Бачелет. С ней лидер белорусской оппозиции, в частности, надеется обсудить перспективы «международного расследования преступлений, совершенных в стране в последние месяцы».

Пути скорейшего освобождения Херше и других политзаключенных снова будут в повестке дня переговоров, сообщила Тихановская в интервью.

— Кроме того, мы бы хотели, чтобы Швейцария начала расследование для выявления скрытых авуаров и коррупционных схем Александра Лукашенко, — сказала она.

Историю Натальи Херше Тихановская назвала «драматичной и нетипичной».

— Лукашенко давно использует политзаключенных как разменную монету, тем более если это иностранцы. Так, как, на мой взгляд, это произошло с Виталием Шкляровым, американским гражданином, которого освободили несколько месяцев назад в обмен на звонок Майка Помпео. Я разговаривала с мужем и братом Натальи Херше, они очень встревожены. Не понимаю, почему Александр Лукашенко ее не освобождает. Может, он хочет что-то получить от Швейцарии или продемонстрировать свою силу в назидание другим? — предположила Тихановская.

-5%
-20%
-30%
-15%
-50%
-10%
-20%
-15%
0070970