1. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  2. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  3. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  4. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  5. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  6. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  7. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  8. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  9. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  10. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  11. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  12. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  13. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  14. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  15. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  16. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  17. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  18. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  19. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  20. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  21. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  22. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  23. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  24. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  25. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  26. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  27. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  28. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  29. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  30. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет


/

Телеграм-канал «МотолькоПомоги» опубликовал законопроект «Об изменении законов по вопросам противодействия экстремизму». Согласно документу, экстремистами могут быть признаны профсоюзы, незарегистрированные СМИ, организации и ипэшники. А экстремизмом — критика госорганов и дискредитация Республики Беларусь.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Депутат Валерий Воронецкий сообщил TUT.BY, что такой закон в Палате представителей еще не рассматривался. Тем не менее вероятность того, что подобный законопроект могут внести на рассмотрение депутатам и принять, существует. TUT.BY разбирался, кого и за что предлагают признавать экстремистами.

Нарушил порядок организации и проведения митинга — экстремист

Что же предлагается изменить в законе об экстремизме? Например, расширить список потенциальных экстремистов. За планирование или совершение действий, посягающих на независимость, территориальную целостность, суверенитет, основы конституционного строя, конституционные права и свободы граждан, общественную безопасность и принципы правового государства, экстремистами предлагают признавать профсоюзы, иностранные и международные организации или их представительства, формирования (сообщества, группы граждан), СМИ, в том числе незарегистрированные, а также индивидуальных предпринимателей.

За что можно быть признанным экстремистом?

— За разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды;

— за оскорбление или дискредитацию органов государственной власти и управления, представителя власти;

— за распространение экстремистских материалов, в том числе экстремистской символики, а равно изготовление, издание, хранение или перевозку таких материалов в целях распространения;

— за дискредитацию Республики Беларусь;

— за нарушение порядка организации и проведения массовых мероприятий.

Списки экстремистов будет вести КГБ. Тем, кто включен в перечень физических лиц, причастных к экстремизму, в течение пяти лет со дня отбытия наказания запрещается заниматься медицинской, педагогической, издательской деятельностью, а также деятельностью, сопряженной с оборотом наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров, оружия и боеприпасов, взрывчатых веществ, совершать финансовые операции на сумму свыше 2000 базовых величин без прохождения особого контроля. А также занимать госдолжности в течение пяти лет со дня отбытия наказания.

«Выходит, что ты оскорбил не конкретное лицо, а всю милицию»

Замглавы правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович, комментируя проект закона, отмечает, что он отсылает Беларусь во времена СССР.

— Сразу видна рука чекистов — все проблемы текущего момента отображены в этом проекте. Мы на машине времени очень ускоренными темпами летим в 1982 год, когда все диссиденты сидели в тюрьмах, правозащитные группы были разгромлены, только что войны в Афганистане не хватает для полной радости, — комментирует проект закона правозащитник.

В проекте закона есть несколько особо острых моментов. Например, сейчас нарушение порядка организации и проведения массовых мероприятий — это административное правонарушение, а авторы законопроекта предлагают признавать это экстремизмом.

Формулировка «разжигание и иной розни» тоже довольно опасная.

— Раньше мы практику про «иную рознь» пытались отсекать, например, когда по делу Дмитрия Полиенко обвинение пыталось привязать ему эту логику: «разжигание социальной розни в отношении иной социальной группы — сотрудников милиции». Но тогда обвинение прислушалось к нашим стенаниям и отказалось от обвинения в этой части. Сейчас же мы видим, что практика такая применяется, — говорит Стефанович и приводит пример с судом над блогером Павлом Спириным.

Блогера осудили на 4,5 года по ч. 1 ст. 130 УК за разжигание социальной розни в отношении иной социальной группы. Социальной группой, по версии обвинения, была признана «иная» группа лиц, объединенных по признаку профессиональной принадлежности, а именно работники прокуратуры, судьи, депутаты, высшие должностные лица Беларуси, сотрудники милиции, сотрудники ОМОНа и даже министр внутренних дел.

— То есть выходит, что теперь, когда злодеяния будут происходить по мотивам «разжигание розни в отношении иной социальной группы», будут иметься в виду органы государственной власти. В проекте закона еще несколько раз подчеркнули, что оскорбление или дискредитация органов государственной власти, представителя власти — экстремизм. Выходит, что ты оскорбил не конкретное лицо, а всю милицию, — отмечает Стефанович.

Все эти формулировки нарушают принципы свободы выражения мнений, заложенных в ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах. В Йоханнесбургских принципах также прописано, что никто не может быть наказан за критику или оскорбление нации, государства или его символов, правительства, государственных ведомств или государственных и общественных деятелей.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

«Дискредитацию Республики Беларусь» тоже можно применить к любым высказываниям и статьям, содержащим критику действий властей.

— Статью «дискредитация Республики Беларусь» мы давно подвергали критике, она была внесена в УК в конце 2005 года. С тех пор за дискредитацию Республики Беларусь Генпрокуратура выносила лишь два предупреждения, уголовных дел не возбуждалось. Сама конструкция статьи означает, что любая критика власти будет экстремизмом, потому что дискредитация — это предоставление ложной информации о правовом положении граждан в Беларуси международным структурам. То есть, например, мы говорим, что людей пытали, в том числе международным организациям предоставляем соответствующие доклады, а власть говорит, что это фейк, попы покрасили краской, вы лжете. Все, это уже дискредитация Республики Беларусь. В принципе, это аналог антисоветской пропаганды, которая была в УК СССР, по которой людей сажали в тюрьму: распространение измышлений, порочащих советский строй. Этот проект закона создан прямо на злобу дня, чтобы все, кто хоть что-то говорит о власти, понесли уголовную ответственность, в законопроекте ни о ком не забыли, — говорит Валентин Стефанович.

-20%
-70%
-35%
-10%
-20%
-15%
-50%
-10%
-35%
-23%
0070970