1. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  2. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  3. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  4. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  5. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  6. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  7. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  8. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  9. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  10. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  11. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  12. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  13. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  14. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  15. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  16. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  17. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  18. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  19. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  20. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  21. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  22. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  23. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  24. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  25. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  26. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  27. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  28. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  29. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  30. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?


Белстат опубликовал данные о росте реального ВВП за январь 2021 года на 1,3%. При этом промышленность и вовсе выросла на 8,5%. Телеграм-канал «Кастрычніцкі эканамічны форум» анализирует, откуда рост, пора ли радоваться и значит ли это, что рецессии конец?

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Эпизоды роста реального ВВП наблюдались весь прошлый год: в феврале, марте, октябре и ноябре 2020 г. темпы роста реального ВВП к аналогичному периоду 2019 г., отмечают эксперты, были положительными, но и по итогам года, и последние три квартала экономика падала. «Это нормально — ежемесячные данные о ВВП вообще мало о чем говорят: во-первых, в этих цифрах большая доля оценок Белстата, во-вторых, любое краткосрочное событие (например, более теплый июль) может сместить сезонный фактор или создать эффект низкой/высокой базы. Поэтому квартальные данные более информативны», — поясняют специалисты.

Если посмотреть, за счет каких видов деятельности увеличивался реальный ВВП в январе 2021 года, то окажется, что положительный вклад в прирост внесли обрабатывающая промышленность (+1,7 проц. пункта), снабжение электроэнергией, газом, паром, горячей водой (+0,5 проц. пункта) и информация и связь (+0,2 проц. пункта). Еще 0,4 проц. пункта добавили чистые налоги на продукты.

«Ларчик открывается слишком просто: в январе прошлого года Россия почти не продавала нам нефть, НПЗ едва работали, а в этом году все вернулось — в итоге производство кокса и продуктов нефтепереработки увеличилось на 33,9% год к году. Еще быстрее увеличивалось производство химических продуктов (+38,6%) — это в основном калийные удобрения. И то, и другое дает базу для чистых налогов на продукты, отсюда и такой вклад в прирост. Отдельно стоит отметить огромный вклад „электрическо-отопительной отрасли“ — это не столько АЭС, сколько холодная зима. Отрасль приросла на 13,4%, производство электроэнергии — на 8,6%, теплоэнергии — на 19,5%», — констатируют специалисты.

В других отраслях промышленности все было далеко не так радужно. Спад в пищевой, легкой, металлургической, химической (не калий) промышленности, производстве транспортных средств. Сахарные заводы в январе вообще стояли (падение производства на 98,2%), в деревообработке падало производство товаров, которые используются в строительстве, сильно сократилось и без того не рекордное производство «самосвалов для бездорожья». В общем, ситуация как минимум неоднородная, и уже февраль-март, а особенно апрель, покажут более реальную картину, предупреждают эксперты.

О том, что мы пока еще только входим в рецессию, а не выходим из нее, говорят и данные мониторинга бизнес-настроений: по данным Национального банка, в январе преобладали негативные ожидания компаний по поводу предстоящего изменения спроса, производства и численности занятых (балансы ответов были лучше, чем в декабре, но значительно хуже, чем в январе 2020 г., а здесь важно учитывать сезонность, поэтому сравнение с январем более корректное). Аналогично, данные Исследовательского центра ИПМ показывают, что настроения бизнеса вернулись к уровням октября-ноября 2020 г., когда перспективы виделись не самыми радужными. Поэтому радоваться пока рановато.

-10%
-70%
-30%
-20%
-40%
-35%
-20%
-80%
-30%
0070970