1. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  2. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  3. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  4. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  5. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  6. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  7. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  8. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  9. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  10. На МТЗ реконструкция, в основном — за кредитные займы
  11. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  12. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  13. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  14. В Беларуси — сильная геомагнитная буря
  15. 14 мая будут судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Рассказываем про обвиняемых
  16. Лукашенко принял верительные грамоты послов шести стран
  17. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  18. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  19. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  20. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  21. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  22. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  23. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  24. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  25. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  26. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  27. «Дочка успокаивает: папа вернется». Минчанину, которого задержали на репетиции барабанщиков, дали 6 лет колонии
  28. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» планирует завтра лететь
  29. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  30. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы


Малоэффективные, с точки зрения бизнеса, действия властей практически не оказали поддержки, которая бы позволила относительно успешно справиться с пандемией коронавируса. «Голые» цифры говорят об успешности выбранной стратегии, однако сейчас высок риск наступления в любой момент отложенных последствий, заявили эксперты во время презентации исследования последствий влияния эпидемии COVID-19 на экономические и социальные процессы в Беларуси.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Меры по поддержке экономики были восприняты бизнесом как малоэффективные, недостаточные, не помогающие без существенных потерь выйти из кризиса, показало исследование компании SATIO.

В ответ на пандемию коронавируса правительство Беларуси постаралось сгладить падение экономики поддержанием доходов и занятости, а главное — сохранением намеченных темпов производства на госпредприятиях. Однако при сократившемся на внутреннем и внешнем рынках спросе могут возникнуть сложности со сбытом этой продукции, что усилит финансовую неустойчивость предприятий, отмечают эксперты компании.

Первая волна пандемии коронавируса вынудила компании максимально урезать издержки и отложить стратегии развития и роста до лучших времен. Вторая волна в силу ожидаемых последствий сама по себе не стала для предприятий ударом, но вместе с политическим кризисом и ощущением неопределенности усугубила экономическое положение уже ослабленного бизнеса. Соответственно, ухудшилось положение целого ряда отраслей. Среди наиболее пострадавших от пандемии COVID-19 оказались производство машин и оборудования, транспорт, общепит и оптовая торговля. При этом в целом негативные для экономики обстоятельства помогли расти фармацевтическому производству и сектору информационно-коммуникационных технологий.

— Помимо замедления экономики, более весомым стало падение конкурентоспособности компаний, которые отказались от развития. Мы отличаемся от соседних стран, где, как и у нас, есть ковид, но там есть и определенность. Уже есть вакцины, которые работают, нет массовых смертей — значит, ковид когда-то закончится. Если взять два условных завода по производству поддонов у нас в Орше и в Черкассах в Украине, то через год оршанский завод останется на том же уровне, потому что владелец думает: «Что здесь происходит и не пора ли в Смоленск?», а украинский предприниматель ставит робота и через год продает больше поддонов и дешевле, чем наш, — приводит пример исполнительный директор SATIO Евгений Краснянский.

С одной стороны, предотвращение серьезного спада во втором квартале прошлого года можно рассматривать как достижение. Но с другой стороны, в более длительной перспективе цена такого решения может оказаться слишком высокой.

— Если это так просто, почему другие страны не следовали этому рецепту: продолжать производить, невзирая на сжатие спроса и предотвратить масштабный спад, который произошел в других странах. Ответ простой: это существенно ухудшает финансовые позиции предприятий. Естественно, частные предприятия вряд ли на это пойдут, поскольку для них это чревато долгосрочными проблемами. Накапливая долги и убытки, мы перекладываем текущие проблемы на будущий период, — говорит старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук.

Выбранная правительством стратегия во время пандемии обострила финансовые риски, считает экономист. Это в любой момент может запустить механизм отсроченной затянутой рецессии.

— Он будет давать о себе знать через актуализацию рисков финансового характера, вынужденное урезание трудовых издержек.

Наиболее очевидное и близкое из возможных последствий — это рост безработицы. На рынке труда в прошлом году авторы исследования заметили традиционные сезонные колебания. В то же время каждый четвертый респондент сообщил, что хотя бы один из знакомых был уволен или сменил работу во время кризиса. Больше всего увольнения коснулись сферы услуг, но были заметными и в промышленности.

В прошлом году компании предпринимали меры по сокращению издержек, но старались сохранить трудовые коллективы. Сейчас же перед предприятиями снова встал этот вопрос. Самое доступное решение — сокращение издержек на труд, отмечают эксперты.

— Если раньше у людей была возможность уехать в другую страну, например, на заработки, стать предпринимателем, перейти в компании среднего и малого бизнеса, то в этом году границы закрыты, последние новости по ИП говорят, что это совершенно непривлекательно, если это правда [изменение условий для предпринимателей. — Прим. ред.], то в целом на расцвет предпринимательской активности в стране не стоит рассчитывать. Потенциально это может привести к обострению ситуации на рынке труда, безработице. Совершенно неясно, как государство эту проблему будет решать, — говорит Евгений Краснянский.

-35%
-10%
-20%
-20%
-50%
-12%
-15%
-15%
-50%
0073182