1. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  2. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  3. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  4. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  5. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  6. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  7. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  8. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  9. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  10. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  11. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  12. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  13. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  14. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  15. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  16. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  17. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  18. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  19. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  20. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  21. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  22. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  23. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  24. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  25. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  26. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  27. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  28. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  29. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  30. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет


/

В рамках отказа от многовекторности министр иностранных дел предлагает отказаться от объявленной ранее диверсификации внешней торговли. Доля рынков ЕС и США сильно сократится, если продолжить «давить» частный бизнес, но сохранить позиции на рынке России тоже будет непросто, считает эксперт BEROC.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Вместо признания невыполнения планов — разворот от финиша к старту

Владимир Макей предлагает зафиксировать нынешнее положение во внешней торговле: сконцентрировать половину экспорта на рынках ЕАЭС и России, а вторую половину оставить для стран ЕС и дальней дуги. Примерно в таком положении была внешнеэкономическая деятельность в 2020 году. На долю России приходилось 45,4% экспорта и 50,1% импорта. ЕС занимал вторую строчку по внешней торговле с 18,3% белорусского экспорта и около 20% импорта.

Стратегию по диверсификации внешней торговли по принципу «треть — треть — треть» для рынков ЕАЭС, ЕС и стран дальней дуги в прошлом десятилетии предложило Министерство экономики. «Реализация данной стратегии позволит минимизировать влияние внешнеэкономической конъюнктуры на экономику страны, снизить высокую концентрацию экспорта на отдельных рынках», — объясняли в министерстве.

Прийти к новой формуле баланса во внешней торговле планировалось в 2020 году через поддержку экспорта, устранение технических барьеров в торговле в рамках ЕАЭС, транзитных возможностей Беларуси и ускоренного развития наукоемких видов услуг. Закрепить позицию на европейском рынке Беларусь собиралась с помощью нормализации отношений и подписания базового соглашения о партнерстве и сотрудничестве с ЕС, которое так и не было подписано.

Глава МИД в 2017 году подчеркивал, что укреплять позиции на других рынках следует за счет параллельного наращивания экспорта, а не снижения торговли отечественными товарами и услугами в России. Сейчас он фактически предлагает откатить назад планы по внешнеэкономической деятельности, которые так и не были реализованы в назначенный срок.

Сохранять пропорции будут за счет частного сектора?

Тому, что планы по диверсификации внешней торговли так и не реализовались, способствовало сохранение структуры белорусской экономики, макроэкономическая ситуация и внешняя конъюнктура. Потоки торговли управляются не столько договоренностями и планами, сколько рыночными силами, на которые у МИД нет рычагов влияния.

— Если мы посмотрим наш экспорт в Россию и страны ЕАЭС, то туда экспортируют в основном госпредприятия, за исключением пищевой промышленности. Эти госпредприятия постепенно теряют свои позиции на рынке в силу низкой эффективности. Несмотря на преференции, которые мы имеем на российском рынке, у нас нет потенциала существенно нарастить туда экспорт, — отмечает академический директор BEROC Катерина Борнукова.

Даже пищевой промышленности, которая занимает существенную долю в экспортируемых на российский рынок товарах, сохранять позиции будет все сложней — на нее продолжат негативно влиять действующие в России программы импортозамещения. Делать вид, что их нет и что Беларусь продолжит экспортировать свою молочку или мясо в том же объеме, значит заниматься самообманом, считает экономист.

— Надо понимать, что в торговле товарами большую роль играет расстояние. Мы наращиваем поставки молока и мяса в Китай. Но это заведомо не многообещающий путь, потому что в силу расстояния нам будет сложно конкурировать по цене с производителями из тех же Казахстана и России, — оценивает она перспективы роста экспорта на китайский рынок, который приглянулся белорусским пищевым компаниям.

Учитывая, что западные рынки активней всего завоевывали частные компании, в частности за счет роста экспорта услуг, перспективы сохранения объемов этих рынков зависят от развития частного сектора. Сейчас же экономические условия, в которых находится белорусский бизнес, сложно называть благоприятными, а давление разного рода со стороны властей, включая озвученный накануне Александром Лукашенко наказ поставить на место «частников, торгашей и протестунов», их только усугубляет.

Усиливающееся давление еще больше ударит по экспортно ориентированным компаниям частного сектора, работающим на рынках ЕС и США. Результатом будет сокращение экспорта в эти страны.

— Можно вытравить из страны IT-сектор и получить минус 2 млрд долларов экспорта в Европу и США. Вот и выровняем пропорцию, — иронизирует эксперт.

Получается, что для отказа от развития внешней торговли по принципу «треть — треть — треть» будет использоваться обратный предложенному ранее подход: сокращение внешней торговли на рынках ЕС. Для этого правительству не придется прикладывать дополнительных усилий, кроме действий, которые негативно сказываются на экономическом положении экспортеров услуг и бизнес-климата в целом.

-20%
-70%
-35%
-10%
-20%
-15%
-50%
-10%
-35%
-23%
0070970