1. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  2. Почти 60 тысяч рублей за китайский кроссовер. Изучаем возможности Chery Tiggo 7 Pro
  3. По зарплатам «в конвертах» ввели новшество. Оно касается как работников, так и нанимателей
  4. «Надо по-хозяйски подойти к этой территории. Но никакого жилья». Лукашенко дал указания по площадке «Мотовело»
  5. Погода в длинные выходные: мокрый снег, метели, гололедица и ночные морозы
  6. Задержано более 10 участников конференции Лиги студенческих объединений, приговоры судов. Что происходит 5 марта
  7. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  8. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  9. Что сделать для сердца, если переболел коронавирусом? Кардиолог помогает разобраться
  10. Иск в суд, новые обвинения, уголовное дело. Что снова происходит с Гродненским детским хосписом
  11. ЕЭК предложила Беларуси избавиться от обязательного перечня белорусских товаров в магазинах
  12. Суд огласил приговор водителю, который прокатил на капоте гаишника
  13. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  14. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  15. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  16. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  17. Украина опять внесла Беларусь в «зеленый список» по COVID-19. Можно ехать без ПЦР-теста и карантина
  18. От 16 до 73. Спросили белорусок разных возрастов о женской дружбе, красоте, возрасте и солидарности
  19. «Дочка видела, как нас забирали. Всю ночь плакала». Минчанки хотели обратиться к депутату, а попали на Окрестина
  20. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  21. В Минск привезли первый экземпляр нового поколения Renault Duster
  22. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  23. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  24. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  25. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  26. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  27. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  28. Генпрокуратура направила в Литву запрос о выдаче Тихановской, а в суд — дело «о тайной вечере»
  29. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  30. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской


/

Госдолг становится все более тяжелым бременем для белорусской экономики. Обслуживать его в ближайшие годы будет дорого, а рефинансировать — сложно. Россия продолжит финансово поддерживать Беларусь, но ровно настолько, чтобы держать официальный Минск на коротком поводке. Такое мнение высказали экономисты во время онлайн-семинара «Устойчивость государственного долга Беларуси».

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

В этом году Беларусь с госдолгом справится. Дальше будет сложней

Если до 2015 года госдолг рассматривался в качестве доступного инструмента для решения прочих экономических трудностей, то сегодня он сам по себе стал проблемой, считает старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Дмитрий Крук. Госдолг все больше влияет на текущую бюджетную политику, приводит к дополнительному дефициту бюджета, вынуждая ограничивать расходы либо изыскивать дополнительные доходы.

— Чтобы сохранять все, как прежде, надо обеспечить постоянное рефинансирование госдолга, значит, нужен доступ к заимствованиям, который тесно переплетен с политическим контекстом. Если этого доступа нет, то у нас актуализируется угроза финансовой стабильности, — считает Дмитрий Крук.

Надежда властей на то, что в ближайшие годы, когда выплаты по долгам высокие, большая часть госдолга будет рефинансироваться, может оказаться под угрозой.

— Из 3 млрд долларов госдолга, которые Беларуси предстоит выплатить в 2021 году, у страны есть приблизительно 740 млн резервов, чуть больше 1 млрд предполагается взять из бюджета. Это будет возможно в том случае, если не произойдет резкой девальвации. Еще 1 млрд предполагается рефинансировать. По сути источников рефинансирования, кроме как Россия, у Лукашенко на данный момент нет, — отмечает руководитель проекта «Кошт урада», экономист Владимир Ковалкин.

Оставшиеся 500 млн долларов из кредита, о котором страны договорились в Сочи, могут стать предметом торга, считает экономист. Под вопросом остаются шансы получить средства от размещения ценных бумаг почти на 0,5 млрд долларов.

— Можно предположить, что они будут размещены на внутреннем рынке и банки их выкупят. Что будут делать с внешними облигациями, до сих пор неясно, поскольку Беларусь находится под санкциями, которые, очевидно, будут расширяться. В таких условиях реализовать эти облигации на внешних рынках будет сложно.

1 млрд долларов для рефинансирования госдолга, на который рассчитывают белорусские финансовые власти, позволит отечественной экономике продержаться в этом году, считают экономисты.

— Этот миллиард приблизительно равен кассовому разрыву на 2021 году. Если не будет ухудшения по другим причинам на финансовом рынке, то это сможет поддержать замороженную ситуацию, — считает Дмитрий Крук.

Сложнее они видят ситуацию на следующие несколько лет. От нефтяного маневра России, который будет продолжаться до 2023 года, бюджет Беларуси ежегодно будет терять более 1% своих доходов, и платежный баланс будет терять почти 4% ВВП в последние два года, отмечает российский экономист Сергей Алексашенко. Следствием станет обострение проблемы государственного долга.

Москва остается единственным кредитором

В 2020 году на фоне политического кризиса возникла проблема доступа к внешним заимствованиям. Фактически единственным кредитором остается Россия. Как используется это эксклюзивное право, будет зависеть от Кремля.

— Это политическое решение. Технически финансово и российский бюджет, и фондовый рынок могут предоставить Беларуси по масштабам белорусской экономики неограниченный объем денег. Другое дело, что это станет результатом политических договоренностей, — отмечает российский экономист Сергей Алексашенко.

Решения о предоставлении не утвержденных ранее кредитов тоже будет лежать в политической плоскости.

— Если Путин и Лукашенко о чем-то договорятся, то финансовая поддержка в тех или иных объемах станет частью этой договоренности. Но исходя из того, что происходило в последние полтора-два года в рамках экономической составляющей российско-белорусских переговоров, мне кажется, что позиция российского министра финансов [Антона] Силуанова, держать Беларусь на очень коротком поводке и давать денег по минимуму, все-таки возобладала, поэтому будут давать ровно столько, чтобы белорусская экономика не крахнулась. А на прирост валютных резервов за счет российских кредитов рассчитывать не стоит, — считает Сергей Алексашенко.

Если же российская экономика столкнется с трудностями, то готовность финансировать еще и экономику Беларуси может сильно пострадать, дополняет российский экономист Сергей Хестанов.

Списывать старые долги Москва тоже не станет

По оценкам экономистов, Беларусь должна России порядка 10 млрд долларов, если учитывать долги российскому правительству и Евразийскому фонду стабилизации и развития. Российские эксперты не видят оснований для того, чтобы Москва пошла на списание белорусских долгов.

— Если конъюнктура заметно ухудшится, то более реальный сценарий — это реструктуризация, сдвиг по времени, введение периода моратория на погашение, — добавляет Сергей Хестанов.

— Россия прощала долги странам Африки, Азии. С учетом Кубы это 70−80 млрд. Это существенно больше, чем долг Беларуси перед Россией. Но надо понимать, что основная масса долгов тех стран — это долги за поставки вооружения. В нашем случае такой компоненты нет. Второе, практически все страны, которым Россия списывала долги, находились в гораздо более тяжелом состоянии, чем Беларусь, — отмечает Сергей Алексашенко.

Как Беларусь пришла к такому долговому бремени?

Экономист Дмитрий Крук видит два периода, когда белорусские власти выбрали экономический курс, который привел к существенному накоплению госдолга и его высокой стоимости. Значимая его часть была накоплена в 2010—2011 годах, когда деньги брались для поддержания объемов ЗВР. Во втором периоде, 2016−2017 годах, мотивы заимствований изменились: надо было стабилизировать чрезмерно долларизированный финансовый рынок. И снова для этого активно использовались кредиты.

— Фактически с 2015—2016 годов возникла прямая взаимосвязь госдолга как центрального элемента финансовой стабильности страны. Многие показатели, характеризующие чисто иностранные активы, устойчивость резервов были в достаточно драматичном положении и именно возможность пополнять резервы, поддерживать финансовую стабильность на внутреннем рынке во многом решались госдолгом. Сегодня эта функция госдолга сохраняется, — отмечает эксперт BEROC.

Первопричина проблем в том, что на фоне стабильно отрицательного торгового баланса Беларусь не один год пыталась поддерживать постоянный валютный курс, говорит экономист Сергей Хестанов. Идея наращивать долг в иностранной валюте в таких условиях заложила «бомбу замедленного действия». Постепенно госдолг из инструмента решения других задач трансформировался в проблему.

Многие сегодняшние проблемы экономики корнями уходят в тот период, когда страна активно заимствовала на внешних рынках, считает Дмитрий Крук.

-50%
-50%
-40%
-10%
-20%
-10%
-99%
0072606