/

После невнятного Года молодежи (2015-й), незаметного Года культуры (2016-й), скучного Года науки (2017-й) и бесконечного Года малой Родины (2018−2020 гг.) — наконец. Год народного единства объявлен указом номер 1 прямо 1 января, чтоб два раза из-под елки не выходить. Теперь ждем плана мероприятий от Совмина и исполкомов, и всё — наш народный монолит БелАЗами не растащишь.

  • Ольга ЛойкоГлавный редактор политико-экономического блока новостей

    Окончила два белорусских вуза (БГУ, БГЭУ), после чего пришлось обратиться в вуз британский, чтобы вернуть веру в высшее образование. Сфера журналистских интересов широкая, микро- и макроэкономическая.

Слабо себе представляю сей план, но верю, что чиновники справятся: не впервой. Что-что, а «планы мероприятий» система производит всем на зависть. Другой вопрос, насколько эффективно эти планы исполняются. С вербальными интервенциями у нас вообще все сложно. Скажи «девальвации не будет», и рубль валится; заяви, что «белорусская экономическая модель доказала свою эффективность», и окажется, что на дворе 2011-й и панегирик самое время заменить эпитафией той самой модели, которая доказала многое, но вот именно с эффективностью как-то не вышло. В общем, если хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах на ВВП в 100 млрд долларов уже к 2025 году.

А теперь о том, почему выбор «темы года» — странный примерно настолько, как если бы день гибели «Курска» объявили Днем подводника. Народ Беларуси действительно расколот. При этом как минимум один из осколков внутри себя монолитен, как никогда раньше. Попытки корячиться, декларируя «нейтральную позицию», выглядят все смешнее, и люди постепенно группируются вокруг двух полюсов. И один из них, с монополией на насилие, продолжает во всю мощь. Вот генпрокурор давеча повторил, мол, на улицах болтались экстремисты и мы каждое лицо, посягнувшее на общественный порядок, вычислим и покараем по всей строгости. А там нарушения избирательного законодательства, насилие в отношении мирных протестующих, судебные фарсы — это все вам показалось.

Правда, есть и послабления. Вот добродушный командир ОМОНа в суде по делу о репосте в телеграм-чат клеветы о нем попросил не наказывать обвиняемого строго — учесть, что 2021 год объявлен Годом народного единства. Обвинение просит 2 года «химии». По нынешним меркам почти гуманно. Тем более что и материальных претензий потерпевший не предъявлял.

Но в целом силовики в судах продолжают держаться уверенно, чувствуют, что в обиду их не дают. И чуть что — рублем поддержат. Вот коллеги раскошелятся на 1500 рублей уязвленному омоновцу. А протестовавшему на проезжей части гражданину — иск на 10 тысяч от Минсктранса в плечи.

Но попытки «сдуть» протест через индивидуальное давление работают слабо. Одни пенсионеры чего стоят, которых вчера решили не хватать, но «провести работу по установлению лиц, принявших участие в несанкционированном массовом мероприятии, и привлечении их к установленной законом ответственности». В общем, бейте сильнее, даром что ли мы год профилактики насилия объявили.

Так что народное единство может выглядеть так: недовольные из числа народа будут жесточайше вычеркнуты, объявлены уголовниками, экстремистами, террористами, змагарами, протестунами. Остальных (ну будут же какие-то остальные, вон с главой государства под елкой кто-то же чокался; правда, их было заметно меньше, чем на вовсе не тайной инаугурации, но, может, приболели) разбавим «красавцами» и объявим единым народом.

А теперь о том, почему это не получится и что получится вместо лубочного «единства». У власти нет опоры, фундамента, легитимности, запаса экономической прочности. Любые ее шаги — непопулярные. От повышения налога на котиков и айтишников до разоблачения все новых злоумышленников. То есть суеты все больше, а доверие как замерло в нулевой точке, так даже не дернется вверх.

«Если кто-то заблудший был, я тоже хочу, чтобы они услышали: другого куска земли у нас не будет. И не забывайте, мы (вот это мгновение важнейшее) можем потерять все. Безвозвратно», — увещевает Лукашенко. Так что признавать ошибки власть не намерена, это должен сделать «кто-то заблудший». А чтоб ему лучше думалось, давайте-ка его в тюрьму определим. Такие вот у нас особенности народного единения. С наручниками.

И тому, кто эти наручники защелкивает на очередном несогласном, кто вопреки всем свидетелям, документам и здравому смыслу выписывает очередные штрафы, сутки, сроки, самое время подумать. Не мечтать о национальном единстве, а подумать об индивидуальной ответственности. О том, что ваша вчерашняя жертва после смены власти (а любая власть меняется — ну такая уж у нее имманентная сущность, и фишка XXI века — растущая скорость перемен) выкатит иски.

И тогда ваше сегодняшнее ощущение неприкосновенности в связи с выполнением важного государственного задания превратится в тыкву — в конкретный и лично ваш долг, который вам выкатит завтрашний суд. И долг этот придется долго гасить из своей скромной зарплаты, причитая, мол, я не хотел, у меня не было выбора. Отдельный привет тем, кто рассчитывает и в репрессиях поучаствовать, и не засветиться. Для них плохая новость: контора-то течет. Разговоры пишутся, документальные свидетельства сохраняются. Свои же и сдадут. Вот такой будет год расплаты по счетам. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

-25%
-30%
-23%
-10%
-10%
-20%
-15%
-5%
-25%
-15%
0072263