Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/

«Вы люди военные. Теперь вы понимаете мой замысел. Его, Наталья Ивановна, надо формализовать», — заявил вчера Александр Лукашенко главе Совета Республики Наталье Кочановой. Люди военные замысел, возможно, поняли (но это не точно), но у гражданских остались вопросы. Текст сообщения пресс-службы президента о назначении трех высокопоставленных силовиков помощниками президента по регионам — это около сорока абзацев. Из них очевидно только то, что решение принималось спонтанно, должностные обязанности новоявленных помощников точно не определены. Но президент чувствует опасность. И назначенная троица — то ли ее источник, то ли способ ее локализации.

  • Ольга ЛойкоГлавный редактор политико-экономического блока новостей

    Окончила два белорусских вуза (БГУ, БГЭУ), после чего пришлось обратиться в вуз британский, чтобы вернуть веру в высшее образование. Сфера журналистских интересов широкая, микро- и макроэкономическая. Свою задачу формулирует как «увидеть интересное в важном и важное — в интересном». Жизненное кредо: масштабы личности определяются количеством идиотов, которым до нее есть дело. Так что личные наезды на тутбаевских форумах воспринимает как комплимент.

Помощник для профилактики

Валерий Вакульчик, до начала сентября возглавлявший КГБ, в новой должности госсекретаря Совбеза пробыл полтора месяца. Теперь концепция поменялась, ему досталась Брестская область. Функционал помощника президента малопонятен со стороны. Близко к первому, но в остальном — мрак. Лукашенко тут же поручает Кочановой «подготовить и усовершенствовать нормативно-правовую базу, касающуюся помощников». То есть люди есть, а полномочия их прояснятся со временем. Известно только, что они «будут значительно шире».

«Я не хочу сейчас конкретизировать их экспромтом. < > Но традиционно остаются подбор кадров на этих направлениях, естественно, вместе с губернатором. И контроль за деятельностью кадров. Полностью. Всех кадров в области. От председателя сельского совета, руководителя предприятия до губернатора, — перечислил Лукашенко. — Но по подбору и другим вопросам, социально-экономического развития, конечно, это очень тонкая работа. У них опыт есть. < > Поэтому контакт с губернатором — это очень тонкая работа. И я абсолютно убежден, что, имея такой опыт, они это смогут сделать», — говорит Лукашенко.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Валерий Вакульчик на заседании президиума Совмина. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Выходит, то ли губернатора важно подпереть (шатается?), то ли силовиков, Валерия Вакульчика, Юрия Караева и Александра Барсукова важно передвинуть (задвинуть?) на новую позицию. Другие поводы менять коней на переправе придумать сложно. А замена двух ключевых фигур в МВД, министра и его заместителя, и самого влиятельного из силового блока Вакульчика — не та ротация, которая возможна без стресса для возглавляемых ими структур, их личного состава. Так что если дело не в генералах, то с назначением их помощниками можно было бы подождать хотя бы до формализации полномочий в рамках новой должности.

Но время не ждет, да и натовцы не утихомирились, уверен Лукашенко. Так что пожалуйте, господа генералы, укреплять власть на местах, подальше от столичных баталий. И не только уличных. Аналогия белорусских событий с военными диктатурами, которых в истории была масса, очевидна не только экспертам и широкой публике, но и вертикали. А там и до переворота недалеко. Никаких аналогий, но вот как описывает прекрасный английский писатель Луи де Берньер беседу трех генералов одной вымышленной латиноамериканской страны:

— Так будем захватывать власть или нет? — вмешался Санчис.

— В целом я — за, — ответил Флета.

— Ладно, — сказал Рамирес. — С учетом обстоятельств я соглашусь, но лишь во благо страны. Сама по себе власть меня не интересует.

Флета насмешливо приподнял бровь:

— Хотите сказать, что не намерены занять пост президента?

— Да нет, я совсем не это имел в виду! — всполошился Рамирес. — В конце концов, сухопутные войска — крупнейшая и старейшая часть армии. Вполне естественно, чтобы я стал президентом.

< > Беседа в дальней комнате Клуба продолжалась в том же духе до рассвета, но к окончательному решению собеседники так и не пришли. Государственная служба информации доставила Президенту пленку с записью, и тот на несколько дней погрузился в глубокую задумчивость. В свою очередь, каждый главнокомандующий уверился: необходимо что-то предпринять для подрыва влияния двух других. В коридорах власти осязаемо сгущался туман заговора. («Война и причиндалы дона Эммануэля»)

Так что про «коней на переправе» можно забыть. Важнее, что с глаз долой — кобыле легче. Пободаются с губернаторами, поищут штрейкбрехеров для бастующих производств, поснимают флаги, последят за «бесчинствующим у границ» НАТО — и польза будет, и амбиции, если какие были, — подрастеряются. Профилактика тут не повредит.

«Зона дружбы народов». Что случилось на границе

При назначении помощников Лукашенко прошелся и по границе. В смысле по вопросам пограничной безопасности. «Я не хочу публично говорить о том, какие мероприятия мы проводим и будем проводить на границе. И мне нужны там военные люди», — заявил глава государства.

Зачем там военные люди, понять из сообщения не удалось. «Нам надо сегодня еще раз посмотреть, мы многое сделали, когда я говорил: мы должны закрыть границу. Закрыть границу — не сделать ее железным занавесом, это никому не нужно. Граница — это зона дружбы народов. Вы видите, нам бросили вызов. Какая здесь дружба… Но народы не виноваты», — заявил президент.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Как делать из границы «зону дружбы», видимо, не поняли не только рядовые белорусы. В итоге в середине дня на границе возник серьезный коллапс — белорусов, едущих через наземные погранпереходы из Литвы, Латвии, Польши, Украины, перестали пускать в страну. Потоки встали в обе стороны: выезжать ли, к примеру, в Украину на похороны рейсовым автобусом, если неизвестно, впустят ли тебя завтра обратно? В путаных объяснениях периодически звучало слово COVID и ссылки на резкий рост числа заболевших в сопредельных странах. Но фактор внезапности важен при объявлении войны, а не карантина. Людям надо дать какой-то разумный срок для возвращения в страну или принятия решения остаться за ее пределами.

Кстати, к утру приграничный туман если рассеялся, то слегка.

— Граждан Беларуси на территорию республики пропускают, — рассказал представитель Госпогранкомитета. — Есть ограничения в отношении физических лиц, которые прибывают и планируют прибывать с территорий соседних с нами государств. Есть полномочия у пограничников принимать в том числе и частные решения в зависимости от ситуации, которая складывается с пересекающими границу.

Недоумение висит в воздухе, но, кажется, это уже просто особенность нашего климата.

Жри, что дают

Но главная боль последних дней — разгром и так хромающего и хворающего образования. То, что недоделали фальсификации на выборах, решили добить контрольным. Искоренить нелояльность, инакомыслие, свободолюбие и желание петь в общественных местах.

Самый показательный школьный конфликт — топовая минская гимназия № 50. Десяток учителей (горжусь, что среди них есть и мой учитель) записали обращение. «За долгие годы школу превратили в удобный инструмент для обслуживания власти. На протяжении многих лет последовательно дискредитировалось положение и статус учителя. И сегодня мы обращаемся к учителям, родителям, к своим бывшим ученикам. Мы обращаемся ко всему белорусскому обществу, и мы имеем на это право, потому что мы вместе воспитали достойное молодое поколение», — говорят люди с открытыми лицами, с именами, фамилиями, должностями.

На это администрация гимназии публикует ответ в лучших традициях белорусской пропаганды с элементами арифметики от ЦИК: «В нашем коллективе работают 90 учителей, многие из них прослужили гимназии долгие годы, продолжая работать честно и добросовестно. < > Выступления отдельных педагогов вызвали недоумение и непонимание у всего педагогического коллектива гимназии. Мнение большинства педагогов следующее. Сегодня государством созданы все условия для воспитания и обучения детей и молодежи, плодотворной работы учителей…». Большинство это не имеет имен, фамилий и регалий. То есть подразумевается, что все учителя, кто не десять смелых, — они недоумевают и не понимают. Что же они сами об этом не сказали? Хотя бы автографы под обращением оставили. Но зачем? Вам же сказали — большинство. Процентов 80, не меньше.

Разгром несчастного среднего образования надо подкрепить ударом по вузам, по самой активной, инициативной, креативной и деятельной прослойке. Тут решили не изобретать велосипед и недовольных сдать в солдаты. Прям XIX век на дворе. Вот только и родители отчисляемых — не крестьяне забитые, сами студенты — не мальчики для битья, и армия — не пугало.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Но идей нет, а удары наносить надо, в итоге глава государства анонсировал: в ближайшее время будут приняты меры о непризнании дипломов, полученных за границей. Все студенты MIT, Оксфорда, Гарварда и других ЕГУ вздрогнули. Белорусы продолжили недоумевать: это возможное непризнание наших дипломов за границей волнует большинство. В гуманитарных дисциплинах на диплом вообще мало кто смотрит, инженеры и технологи с зарубежными дипломами в Беларусь как-то не рвались. Но ок, не признавайте.

Но в целом попытка образумить студентов через объяснение, какие они никому не нужные, — слабый ход. В заявлении, мол «только в лингвистическом университете учат иностранным языкам. Поверьте, в Польше, Чехии и даже в Литве людей, которые умеют разговаривать на иностранных, английском или немецком, языках, предостаточно», прекрасно вообще все. То есть профессии переводчика и преподавателя как бы не существует. Язык подучил — и валяй, делов-то. Хочешь, стихи переводи, хочешь, переговоры на высшем уровне. Дело нехитрое. Вон девятиклассник Коля Лукашенко лучше мидовских переводчиков справлялся.

«Поэтому дало возможность государство им получить образование — идите учитесь», — резюмирует Лукашенко. А не дало бы — ходили бы без штанов. Или в лаптях. Или с непризнанным дипломом.

А пока ожидаемый экспертами раскол элит в Беларуси пошел по своему графику. Где-то расползается, где-то разбредается, кто-то сидит в засаде. А кого-то выдергивают и переставляют с места на место, создавая иллюзию надежности до очередного порыва ветра. Все, что не додолбят протестующие, взялась додолбить власть. Сама, своими руками: карая лучших, увольняя талантливых, исключая смелых. Заставляя остальных вставать, объединяться, вступаться, протестовать громче и громче, размывая основание вертикали. Пересадки в верхах от этого не спасут.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-40%
-20%
-20%
-20%
-21%
-20%