/

Александр Лукашенко в очередной раз за этот год провел перестановку в силовом блоке. Силовики не только поменялись местами в профильных ведомствах, после последней рокировки их сеть разрослась по регионам. Сразу три генерала назначены региональными помощниками. Что могут означать и предрекать новые назначения, объясняют эксперты.

Фото: пресс-служба президента Беларуси
Фото: пресс-служба президента Беларуси

В кадровый четверг 29 октября новым министром внутренних дел стал экс-глава ГУВД Мингорисполкома Иван Кубраков, сменив занимавшего эту должность с июня 2019 года Юрия Караева. Ожидается, что вместе с Александром Барсуковым, экс-замглавы МВД, а ныне региональным помощником Александра Лукашенко по Минску, и Натальей Кочановой, председателем Совета Республики, они составят «хороший кулак людей, которые хорошо понимают друг друга», чтобы заниматься «сложной ситуацией» в столице.

Запомнить, как и сколько раз менялись местами высокопоставленные чиновники в этом году, становится все сложнее. Первые крупные перестановки произошли 4 июня. Тогда экс-глава Государственного военно-промышленного комитета Роман Головченко пошел на повышение и сменил Сергея Румаса на посту премьер-министра. Бывший зампред КГБ Иван Тертель был назначен председателем Комитета государственного контроля. Валерий Бельский, который до этого работал замглавы Администрации президента, перешел на пост помощника Лукашенко.

Через три месяца, 3 сентября, Лукашенко снова переставляет местами чиновников силового блока. Валерий Вакульчик, до этого возглавлявший КГБ, назначен государственным секретарем Совета безопасности. На посту председателя КГБ его сменяет Иван Тертель, проведший на посту главы КГК всего три месяца. Обязанности председателя КГК начинает исполнять Василий Герасимов.

Связаны ли многочисленные перестановки силовиков местами с тем, что они не справляются с «восстановлением правопорядка» и какова задача у помощников-силовиков в регионах?

«Сейчас ситуация для правящего режима чрезвычайная»

Перевод Валерия Вакульчика на должность помощника по Брестской области, а Юрия Караева — по Гродненской не следует рассматривать как их понижение и даже как просто плановую перетасовку силовиков, считает директор исследовательского Центра EAST, политолог Андрей Елисеев.

Фото: Facebook Андрея Елисеева
Андрей Елисеев

— Если бы такие перестановки произошли год назад, то можно было бы однозначно говорить о понижении и Вакульчика, и Караева. В конце концов, еще год назад Вакульчик был главой КГБ, а Сергеенко — его подчиненным (замглавы КГБ). А теперь Сергеенко — глава президентской администрации, а Вакульчик — это подчиненный, причем даже не на ступень (в качестве зама), а на две ниже. Однако сейчас ситуация для правящего режима чрезвычайная, потому вместо формальной иерархии важно смотреть на функционал должности «здесь и сейчас». И в этом свете должность помощника по неспокойному региону на волне протестных настроений весьма важна. Потому формально понижение в должности произошло, но ситуация выглядит не столь однозначно, как в «спокойные» времена, — отмечает политолог.

Политолог видит в новых назначениях тенденцию на дальнейшее укрепление силового компонента политического режима.

Силовики не справляются с поставленными задачами?

Одна из причин перестановки кадров связана с тем, что, несмотря на все усилия, основная цель деятельности силового блока не достигается, считает директор Института политических исследований «Палітычная сфера» политолог Андрей Казакевич.

Андрей Казакевич

— Для усиления силовиков были [сделаны] серьезные перестановки еще в конце весны — начале лета, а по большому счету их усиление шло последние года два. Понятно, что в этом году власти готовились к возможным внутриполитическим проблемам, в том числе протестам. Но в итоге все схемы, к которым готовились силовые органы, не сработали. Соответственно, цель не достигается.

Вторая причина — напряжение, в котором находятся представители силовых органов, включая их руководителей.

— Понятно, что человеческие ресурсы не безграничны. Для того, чтобы они выполняли свои функции эффективно, их приходится менять.

Политолог не видит последнюю перестановку чиновничьих кадров как усиление влияния определенных сил ввиду отсутствия идей по этому самому усилению и стратегической линии в кадровой политике. Это, скорее, простая «перетасовка в пределах одной колоды».

Для чего расширяются полномочия силовиков?

Сеть силовиков все шире выходит за рамки силового блока и начинает официально контролировать другие сферы и регионы. С этого дня помощником Александра Лукашенко по городу Минску стал бывший замглавы МВД Александр Барсуков. Недолго пробывший государственным секретарем Совета безопасности Валерий Вакульчик назначен помощником по Брестской области. Экс-министр внутренних дел Юрий Караев определен помощником по Гродненской области.

Руководитель аналитического центра Belarus Security Blog Андрей Поротников считает, что Александр Лукашенко не доверяет гражданской бюрократии на местах. В то же время воспринимает силовиков как людей, которые могут быть не очень профессиональными в областях, куда их направляют, зато они лояльны и патриотичны. Эксперт указывает на веру Александра Лукашенко в то, что погоны на плечах дисциплинируют человека и делают его более самоотверженным, активным, готовым работать с большей самоотдачей. Иными словами, погоны символизируют наличие качеств, которые ожидаются от чиновников в текущих условиях.

Андрей Поротников

— Это во многом проявление не столько объективной ситуации, связанной с тем, что у нас бюрократия плохая, сколько с субъективным восприятием Александра Лукашенко. Посмотрите его сентенции, что у нас все решения принимаются правильно, мы все делаем правильно с точки зрения выработки стратегии в верхних эшелонах власти, но слабое место — это исполнение, в том числе исполнительская дисциплина. Силовики должны как бы усилить эту исполнительскую дисциплину по тем направлениям, по которым, Лукашенко считает, есть провалы.

Назначение помощников по Минску, Брестской и Гродненской областям из числа силовиков объясняется еще и высокой протестной активностью в этих регионах.

— Это регионы, где были самые массовые протесты. 10% населения Бреста, Гродно и Минска были на улицах. Жесткие столкновения были в Барановичах и Пинске. В Пинске, по сути, трое суток шли уличные бои, — говорит Андрей Поротников. — Тут еще и момент опасения за возможную дестабилизацию в этих регионах и неспособность гражданских чиновников проявить достаточную решимость для ее подавления. По сути, генералы идут в усиление гражданским чиновникам в сфере поддержания того, что именуется «общественным правопорядком», то есть подавлением протестов.

— Вакульчик и Караев назначены дополнительными перекрестными контролирующими по самым неспокойным регионам, чтобы упредить расшатывание вертикали через возможный саботаж со стороны исполкомовцев или их явное откалывание, — пишет на своей странице в Facebook Андрей Елисеев.

По мнению политолога, так как среди трех основных опор поддержки Александра Лукашенко (силовики, властная вертикаль и Кремль) самая шаткая — это вертикаль власти в лице руководства исполкомов, то он «самыми преданными силовиками укрепляет свою властную вертикаль и страхуется от ее развала».

-90%
-25%
-15%
-20%
-20%
-11%
-15%
-30%
-15%
-20%
-5%
0068422