1. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  2. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  3. Когда будут арестовывать авто, а когда — забирать права на время: новое в ПИКоАП для водителей
  4. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  5. 200-й день протестов, письма из тюрьмы и видео с силовиками за 11 августа. Что произошло 24 февраля
  6. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  7. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  8. Семь ИТ-компаний из Беларуси попали в список ста лучших аутсорсеров мира
  9. Песков прокомментировал итоги встречи Путина и Лукашенко
  10. «Падумаў, што савецкі пятак». В сквере в центре Минска нашли клад
  11. Министр здравоохранения: вероятно, третья волна COVID-19 будет менее интенсивной
  12. «Гнездования» не случилось. Что будет весной с ценами на квартиры в Минске
  13. Завершился ЧМ по биатлону. Вот пять главных сенсаций, которые точно не стоит пропускать
  14. Освежеванные трупы собак двое суток лежали на виду у всех на льду в Шклове. Местные вызвали милицию
  15. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  16. «Меры жесткие». В МАРТ прокомментировали введенные ограничения по торговле
  17. Врачи назвали самые типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не допускаете ли их вы
  18. До 25 лет лишения свободы. Начался суд над водителем, который прокатил на капоте гаишника
  19. «У моей дочери нет мимики. Она не может закрыть рот». История матери, чья дочь живет с миопатией
  20. Оранжевый уровень опасности — уже сейчас
  21. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  22. По ценам на 62 товара и 50 медпрепаратов ввели жесткие ограничения
  23. У кого на стопе появляется «шишка»? Врач — о вальгусной деформации первого пальца
  24. Переговоры Лукашенко и Путина в Сочи длились 6 часов. И это единственное достижение?
  25. В Беларуси признали экстремистским телеграм-канал NEXTA-Live. Авторы поменяли название, а суд снова запретил
  26. «Оставила их, а они уже грустят, вздыхают». О чем из СИЗО пишет Катерина Борисевич
  27. Четвертый день суда над журналисткой TUT.BY и врачом БСМП. Похоже, допрос свидетелей завершен
  28. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  29. БФСС рассказал, почему МОК может запретить белорусским спортсменам выступать под госфлагом
  30. В Гомеле снова осудили водителя, который пьяным насмерть сбил детей, отсидел, выпил — и снова насмерть сбил


/

Ультиматум Светланы Тихановской был проигнорирован белорусскими властями, общенациональной забастовки после него тоже не случилось. Почему забастовка не получилась, чего ждать от протестов и что значат слова властей о «террористической угрозе» — об этом TUT.BY поговорил с экспертами.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Ультиматум не работает?

Ультиматум Светланы Тихановской к белорусским властям содержал три требования: Лукашенко должен объявить об уходе, насилие на улицах должно остановиться полностью, все политзаключенные должны быть освобождены. Ни один из этих пунктов выполнен не был, как и не получилось всенародной забастовки на следующий день после истечения срока ультиматума.

Обозреватель белорусской службы «Радио Свобода» Юрий Дракохруст считает, что Светлана Тихановская пошла на политический риск, объявляя ультиматум.

— «И поднимется вся страна», как писала Тихановская, — такого не случилось. Но это не значит, что ультиматум был объявлен впустую и это не имело никаких последствий. Массового настроя на забастовку у рабочих и правда не было, но, с другой стороны, ультиматум был попыткой переформатировать ситуацию, заявить претензию Тихановской на политическое лидерство, не только на роль символа. Кроме того, есть версия, что ультиматум Тихановской — не конкретный план, а такой вызов власти на ошибки. И если измерять это интенсивностью репрессий, то власть может с ними перебрать — и это вызовет настоящую общенациональную забастовку, или, наоборот, не докрутить, не дожать — и люди почувствуют свою силу. Ультиматум — это такой пробный шар, реакция на который может ухудшить положение противоположной стороны, — говорит Дракохруст.

Политолог Юрий Чаусов считает, что, несмотря на то, что ультиматум был интерпретирован многими наблюдателями как попытка повышения ставок в политической борьбе со стороны Тихановской, на самом деле он скорее имел иные задачи.

— Адресатом «ультиматума» была не власть и не сторонники власти, а сами протестующие и их пассивные сторонники — этот шаг был явно направлен на мобилизацию именно своих сторонников и, как мы видим, эту функцию он выполнил: воскресная акция была не малой, а даже, наверное, самой массовой после августовских протестов, — отмечает Чаусов.

Что касается забастовки, то ее нельзя считать действительно состоявшейся в качестве общенациональной акции, но как информационный повод, как главный пункт политической повестки — она состоялась, привлекла внимание сторонников, пассивных наблюдателей и неопределившихся, и даже сами власти вынуждены реагировать и выстраивать свою тактику в зависимости от проактивных действий оппозиции.

— В этом смысле задача мобилизации масс и демонстрации проактивной позиции, диктующей политическую повестку дня, — эта задача была выполнена. Мы можем ожидать, что этими задачами будут дальнейшие действия и ограничиваться: как мы видим, попытки выстраивания неких переговорных площадок, построения структур жестко пресекаются властями. Поэтому внутри страны нас ждут новые громкие инициативы, но в реальных действиях оппозиция будет сосредотачиваться на поддержании массовости протестов, демонстрации солидарности, акциях поддержки заключенных, может быть — артикулировании требований и подкреплении ранее выдвинутых условий и ультиматумов, — считает Юрий Чаусов.

Ключевые шаги оппозиции, по мнению политолога, будут, вероятно, осуществляться на международной арене — и вытеснение туда структурированной части протестных групп будет благоприятствовать сосредоточиванию оппозиции именно на этом направлении. Также тут будет важный поворотный пункт — выборы США, на которых при возможной победе кандидата от демократов оппозиция может получить мощный импульс поддержки.

«Радикализм по-белорусски означает просто осторожные попытки сопротивляться незаконным задержаниям»

На этой неделе реакция властей на нарастающие протесты, в том числе ежедневные акции студентов, не заставила себя ждать: КГБ и Лукашенко заявили о «террористической угрозе» со стороны протестующих, глава МВД — что «идет война». Ранее о применении оружия говорил и глава ГУБОПиК.

По мнению Юрия Дракохруста, это говорит об одном: власть видит, протесты не сдуваются, вопрос никак не решается, ситуация не стабилизируется, поэтому необходимо действовать с гораздо большей силой и гораздо более жестко.

— Можно предположить, что в неких головах есть желание существенно изменить существующий баланс с применением гораздо большей силы. В этой связи и идет подведение под терроризм — с террористами во всем мире разбираются строго. Но, судя по всему, по этому поводу там есть разные мысли, в том числе и понимание, что это может плохо кончиться и по внутренним, и по внешним причинам. Внутри страны это может вызвать еще более жесткую реакцию народа, и применением настоящего оружия можно вызвать ту самую реальную общенациональную забастовку. В августе забастовки как раз начались из-за зверств силовиков против мирных демонстрантов, и если сейчас начать стрелять, это может привести к серьезной реакции со стороны населения. Реакция внешних партнеров тоже может быть достаточно серьезной, в том числе со стороны Москвы, — считает Дракохруст.

Решить вопрос с протестами власти очень хочется, но вопрос, как это сделать, там все еще обсуждается.

— При этом надо понимать, что логика у власти такая: мы в тупике, и надо сделать съем колоды, как в преферансе, пересдать карты, применить другие методы, которыми можно решить проблему. Сейчас происходит некий поиск и запуск пробных шаров, слова о террористической угрозе — из этой же серии, — считает Юрий Дракохруст.

Политолог Чаусов отмечает: некоторый запрос на радикализацию в определенной части протестующих есть, но его вряд ли можно назвать доминирующим.

— И разговор в целом не о каком-то сценарии захвата власти — радикализм по-белорусски означает просто осторожные попытки сопротивляться незаконным задержаниям: «Если за надпись на асфальте мне угрожает обвинение в уголовном преступлении, то, может, мне лучше не даться в руки милиции и не идти послушно в автозак?» — рассуждают некоторые протестующие. Но, конечно, власти заинтересованы во всяческом выпячивании любых проявлений сопротивления и представления мирных протестующих в качестве террористов — это остался практически единственный способ легитимизации тех зверств, которые чинят силовики, — говорит Юрий Чаусов.

К настоящей войне и настоящему вооруженному сопротивлению, по мнению политолога, ни в МВД, ни в КГБ не готовы просто в силу того, что для этого у них нет людской поддержки.

— А вот изобразить пропагандистскими средствами террористическую угрозу для обоснования пыток и массового насилия они как раз не против — они так всегда делают, представляя мирных протестующих как угрозу госпереворота. Тут, конечно, власти играют с огнем и могут спровоцировать настоящее насильственное сопротивление — запрос на которое у некоторой части населения сформирован, но сдерживается мирной и ненасильственной тактикой оппозиции. Тут, конечно, оппозиции стоит быть осторожной и остерегаться провокаций — но и властям не стоит играть и надо помнить, что иногда спусковым крючком к революциям становятся как раз таки провокации самих властей, — считает Юрий Чаусов.

-20%
-50%
-35%
-30%
-33%
-10%
-50%
-28%
-23%
0072356