1. «С мешком на голове привезли на границу, а милиционеры: «Добро пожаловать домой». Юрист ФБК о протестах
  2. Задержанные на акциях в поддержку Навального — о нарушении прав, отношении полиции и своей мотивации
  3. Сугробы, метель и монохром. Смотрите, как Брест и Гродно накрыло сильным снегопадом
  4. Узнали, какая ситуация с краудфандинговыми площадками, основатель которых — Эдуард Бабарико
  5. Тайна, которую хранили 30 лет. Белоруска узнала, что мать всю жизнь скрывала: она ей не родная
  6. «Шатать и раскачивать нас будут». Лукашенко назначил нового госсекретаря Совбеза
  7. Активно протестовавший «Гродно Азот» доверили бывшему вице-премьеру Ляшенко
  8. Экс-студента БГУИР судят за частичный срыв занятий. Кажется, преподаватели не согласны с тем, что «срыв» был
  9. Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации
  10. Долги давят на баланс. БМЗ ждет новую порцию поддержки от государства
  11. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему
  12. 1000-летие Бреста и аккумуляторная эпопея. Чем запомнился теперь уже экс-губернатор Анатолий Лис
  13. Правозащитники опубликовали доклад о пытках в Беларуси
  14. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  15. «Любимая пациентка» доктора Менгеле. Как белоруска выжила после опытов палача из Освенцима и написала письмо его сыну
  16. Видеофакт. В Минске замечена бронемашина — ранее ее не удавалось опознать
  17. Последствия «Ларса»: более 2200 обесточенных пунктов по стране
  18. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  19. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  20. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  21. У кого было больше шансов найти работу в кризисный 2020 год? Вы удивитесь, но это не «айтишники»
  22. «Свайпай и пиши, но я пока в СИЗО». В Tinder появились профили задержанных студентов
  23. Погода на неделю: циклон «Ларс» принесет в Беларусь снег, мокрый снег и дождь
  24. В мире уже больше 100 млн человек с коронавирусом. Какие страны лидируют по числу зараженных?
  25. У Комитета госконтроля новый «старый» руководитель
  26. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  27. «Выживали — по-другому и не скажешь». Каково сейчас на Окрестина, где не принимают передачи
  28. Экс-студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, внезапно отпустили с Окрестина
  29. Две области под снегом, свежие кадры, карта флагов и новые странности ковидной статистики — все за вчера
  30. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике


/

После каждой политической кампании в Беларуси поднимается волна давления на политических активистов, а следом — и на их адвокатов. Политическая кампания этого года не стала исключением, поэтому белорусские правозащитники в очередной раз требуют прекратить давление на адвокатов и реформировать институт адвокатуры, чтобы снизить контроль над защитниками.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

По мнению правозащитников, давление на белорусских адвокатов усиливается после каждой значительной политической кампании: после выборов 2010 года адвокатов, защищавших политических активистов, лишили лицензий, такая же история повторилась и в 2017 году после массовых акций против декрета «о тунеядцах».

— Давление на адвокатуру было одним из первых элементов установления в стране авторитарной системы. В 1997 году сразу после Конституционного референдума, когда изменили баланс властей в стране, был указ президента по адвокатуре, который начал практику регулирования адвокатуры, когда через колено ломали и всю систему, и адвокатов, которые готовы были отстаивать свои права, в том числе право на профессию, — заявил на пресс-конференции «Право на защиту и адвокаты в условиях кризиса прав человека в Беларуси» председатель Белорусского Хельсинкского комитета Олег Гулак.

Правозащитник считает, что сегодня у Министерства юстиции чрезмерно гипертрофированы контрольные функции над адвокатурой. При этом давление на защитников оказывается и со стороны других госорганов.

— После таких ярких политических кампаний, как нынешняя, и репрессий со стороны государства мы видим давление на самых принципиальных адвокатов, они становятся объектами негативных последствий. Мы регулярно обращаем внимание на это и белорусских госорганов, и на международном уровне, и имеем конкретные, очень предметные рекомендации со стороны специализированных международных органов о том, что Беларуси необходимо изменить законодательство и изменить практику применения контрольных функций в отношении адвокатуры в целом и конкретных адвокатов. Мы будем эту работу делать и дальше, я уверен, что эффект от этого будет наступать: не могут власти страны позволить себе такой беспредел в отношении адвокатов, — считает Олег Гулак.

Правозащитники и адвокаты перечислили последние случаи давления на адвокатов: защитника Виктора Бабарико Александра Пыльченко лишили лицензии за комментарий СМИ, адвоката Юлию Леванчук лишили лицензии за переписку с подругой, адвокаты Максим Знак и Илья Салей проходят обвиняемыми по уголовному делу, адвокат Людмила Казак была похищена в центре Минска и осуждена по административной статье 23.4. Все эти случаи адвокаты считают политически мотивированным преследованием за профессиональную деятельность.

— Пример преследования Максима Знака — это пример, когда свободное выражение профессионального мнения и правовой позиции привело к уголовному преследованию и заключению под стражу. Это очень опасно не только для Знака, это может воздействовать и на адвокатов в целом, поскольку приводит к самоцензуре. Особенно в совокупности с тем, что мы находимся под подпиской о неразглашении и я, например, не могу огласить обвинение, которое предъявлено Максиму Знаку, а это значит, что каждый из адвокатов может предполагать, что абсолютно ординарные высказывания могут привести к таким последствиям, как привели в случае Максима, — считает адвокат Знака Дмитрий Лаевский.

«Клиенту не дают звонить адвокату, адвоката к нему не пускают»

Адвокат Сергей Зикрацкий отметил, что сегодня множественные нарушения наблюдаются и в административных процессах, которые в стране не заканчиваются. В том числе идет речь о нарушении права адвоката на полноценное оказание юридической помощи: задержанным по КоАП клиентам не дают звонить адвокатам, защитники не знают, где те находятся, и административный процесс начинается без участия защиты. Но даже если адвокат знает, где находится клиент, его к нему в большинстве случаев не пускают.

Фото: TUT.BY

— Цепочка нарушений начинается с момента, когда я не знаю, где клиент, и ищу его по всем РУВД Минска. Потом я не могу к нему попасть ни в РУВД, ни в ИВС, в суде мне не дают возможности конфиденциально общаться с клиентом — при разговоре присутствует секретарь суда, а рядом с клиентом, если он в ИВС, — сотрудник ИВС, не дают ознакомиться с материалами дела должным образом, суды затягивают вопросы рассмотрения жалоб по административным делам. Таким образом у адвокатов очень ограниченный механизм по защите прав граждан в административном процессе, — отмечает Зикрацкий.

Адвокат Михаил Боднарчук указывает и на предвзятость суда, когда свидетелями по административным делам выступают сотрудники МВД.

— В настоящее время по статьям КоАП 23.34 и 23.4 в судах действует презумпция доверия сотрудникам милиции. Даже в случае, когда адвокаты максимально качественно выполняют свою работу: предоставляют видео событий, которые являются предметом административного правонарушения, приводят свидетелей, суд по каким-то надуманным основаниям это все не учитывает и считает, что «нет оснований не доверять сотруднику милиции». И даже в тех случаях, когда уже невозможно не оценить показания сотрудников милиции как недостоверные, суд отправляет дела на доработку, что противоречит всем смыслам данного процесса. И в этом главная моральная проблема для самих адвокатов: даже если ты доказал невиновность клиента, о прекращении дела речи идти не будет. Это, я считаю, еще большая проблема, чем процессуальные моменты с недопуском к клиенту, — отметил адвокат Михаил Боднарчук.

Правозащитники подчеркивают, что институт адвокатуры в Беларуси требует реформирования, поскольку давление на адвокатов мешает им реализовывать право на защиту в полном объеме.

— Мы требуем освобождения всех задержанных адвокатов, которые находятся в СИЗО, и прекращения преследования адвокатов в связи с их профессиональной деятельностью. Мы будем настаивать на том, что институт адвокатуры требует реформирования и только независимая адвокатура является гарантией реализации в полном объеме права на защиту, что, в свою очередь, является одним из важнейших компонентов справедливого судебного разбирательства. Без этого невозможно говорить ни о каких справедливых судебных разбирательствах, — заявляет заместитель председателя лишенного регистрации правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович.

-50%
-50%
-10%
-10%
-50%
-25%
-10%
0071710