Внешнеторговый оборот товарами по итогам восьми месяцев составил 38,16 млрд долларов, сократившись на 18,9% по сравнению с тем же периодом 2019 года. Экспорт упал на 17,7% до 17,9 млрд долларов, а импорт ушел в минус на 19,9% до 20,2 млрд долларов. Сальдо внешней торговли товарами сложилось отрицательным в размере 2,3 млрд долларов, следует из данных Белстата.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

По итогам восьми месяцев экспорт товаров в натуральном выражении сократился на 6,8%, импорт — на 11,6% в сравнении с тем же периодом прошлого года. Средние цены экспорта снизились на 11,6%, а импорта — на 9,4%.

Несмотря на открытие границ, внешняя торговля продолжает отставать от прошлогодних объемов. Сказалось кризисное положение стран, вводивших локдаун, и замедление деловой активности.

Оборот внешней торговли товарами с Россией сократился на 20,1% до 18,3 млрд долларов. При этом экспорт уменьшился всего на 6,1% до 8,3 млрд долларов, а импорт — на 28,8%, он почти достиг 10 млрд долларов. В августе торговый оборот с Россией составил 2,3 млрд долларов против 3 млрд долларов год назад.

Торговля со странами Евросоюза по итогам восьми месяцев достигла 7,3 млрд долларов, что на 15,7% меньше, чем в прошлом году. Белорусские компании продали в ЕС товаров на 3,1 млрд долларов, это минус 23,4%. Сокращение импорта было не таким масштабным — на 8,9% до 4,2 млрд долларов.

Пандемия уступила место политике

Летом эпидемия коронавируса сделала шаг назад и позволила миру передохнуть. Однако негативное влияние предпринятых странами мер по спасению жизней, а в последующем и экономик продолжают оказывать прямое или косвенное влияние на экономические и бизнес-процессы.

— Пандемия не проходит бесследно. Мы видим ее результат — это то, что в СМИ называют коронакризисом. Он отражается на всем, в том числе на внешней торговле. Мир глобален, и чтобы что-то произвести, большая часть предприятий использует импортные комплектующие и продукты. Чтобы доставить продукцию на экспорт, нужно перевезти ее через границу, — говорит старший научный сотрудник BEROC Лев Львовский.

Ослабевшие после локдауна компании, протекционизм, широко использующийся в странах для поддержки отечественных производителей, сказываются на всех цепочках международной торговли. При этом ситуацию с внешнеторговым товарооборотом Беларуси после пандемии экономист оценивает как не самый худший из возможных вариантов, так как импорт и экспорт снижаются примерно одинаковыми темпами. Однобокий скачок привел бы к более серьезным экономическим последствиям.

Но с ослабеванием влияния последствий коронавируса в Беларуси начал разгораться политический кризис, также внося негативный вклад в ситуацию с внешней торговлей. Беларусь переживает ситуацию турбулентности, и пусть пока по формальным цифрам кажется, что все не очень плохо, все может измениться в худшую сторону, предупреждают эксперты. Предприятия, имеющие определенный запас прочности, с некоторым опозданием реагируют на ухудшающуюся экономическую конъюнктуру. Но уже встают вопросы, например, что будет с компаниями-экспортерами из традиционных секторов в ситуации, когда получить кредиты в стране гораздо сложней.

— Мы в этом кризисе находимся два месяца, и пока удается так или иначе поддерживать экономику в функциональном виде. Нацбанку благодаря суровым мерам удается отодвинуть финансовый кризис. Но это нельзя делать бесконечно, если закрыть кредитный рынок в стране, может начаться кризис неплатежей, — отмечает эксперт. — Правительству удалось запугать стачкомы, посадить их лидеров, добиться их увольнения, но мы понимаем, что протестные мотивации на заводах никуда не делись. Все это может вспыхнуть в любой момент, и забастовки могут начаться снова, что также может повлиять на экспорт. Или, например, правлению «Беларуськалия» удалось убедить одного из своих крупнейших клиентов — норвежскую компанию Yara — в том, что они не нарушают прав работников. И пока компания Yara сказала, что вроде как удовлетворена такими ответами, но мы понимаем, что это может измениться в любой момент.

Не проходит бесследно ухудшение отношений с западными партнерами и ответная реакция белорусских властей на политические решения Евросоюза.

— Я бы ожидал не торговые санкции со стороны Евросоюза, так как там нет политического консенсуса насчет их эффективности и моральности. Но мы знаем по опыту той же России, что правительства в режиме паники часто начинают заниматься тем, что называется контрсанкции. Кроме того, в экономических и особенно политических кризисах страны часто начинают заниматься протекционизмом к месту и не к месту. Таких телодвижений мы вполне можем ожидать, — говорит Львовский.

Со стороны белорусских властей уже упоминалась перспектива перенаправления торговых потоков из Литвы на Россию. Если бы такой логистический путь был более выгодным и целесообразным, компании-импортеры и экспортеры уже вовсю его использовали бы. У экспертов есть сомнения в том, что логистическое смещение торговых потоков на восток будет выгодным.

-25%
-5%
-10%
-5%
-50%
-30%
-10%
-35%
-45%
-10%
-58%
0068422