1. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  2. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  3. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  4. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  5. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  6. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  7. Погода на неделю: морозы, морозы и оттепель
  8. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  9. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  10. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  11. Что происходит в Беларуси 9 марта
  12. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  13. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  14. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  15. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  16. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  17. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  18. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  19. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  20. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  21. Какие курсы доллара и евро установили обменники после больших выходных
  22. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  23. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  24. Три новых интересных здания, которые минчане вряд ли видели. Показываем, как они выглядят
  25. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  26. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  27. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  28. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  29. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  30. Максим Знак остается в СИЗО до 9 мая


Профессор социологии, основатель НИСЭПИ Олег Манаев в интервью DW заявил, что 50% + 1 голос могли не набрать и Лукашенко, и Тихановская. В своих соцсетях ему ответили исследователь Андрей Елисеев, экс-директор Института социологии НАН Беларуси Геннадий Коршунов и главред «Нашай Нівы» Егор Мартинович.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

«Для большинства белорусов вопрос итогов выборов потерял значимость после устроенного террора»

Директор по исследованиям Центра EAST Андрей Елисеев у себя в Facebook в ответ профессору Манаеву отмечает: и анализ комплекса электоральных данных, и обрывочных социологических данных указывают на то, что Лукашенко совершенно точно не выигрывал в первом туре и в самом лучшем для себя случае пробивался во второй тур с Тихановской.

— Для большинства белорусов этот вопрос (проиграл в первом же или пробился во второй) потерял свою значимость после устроенного террора в отношении населения. Однако Манаев утверждает, что Лукашенко — лидер наряду с Тихановской, и не исключает, что его якобы могла поддержать половина электората благодаря многочисленной «глубинной» части из сел и малых городов, а также бюджетников и прочих «государевых людей», — пишет Андрей Елисеев.

Исследователь обращает внимание на данные Белстата, который говорит, что сегодня в стране 2,5 млн пенсионеров и 1 млн бюджетников. В селах и малых городах (менее 50 тыс. жителей) проживают около 40% населения. Всего, по данным ЦИК, в стране около 7 млн избирателей, значит, в «глубинной» Беларуси проживают 2,7 млн", — говорится в интервью.

— Манаев также прибавляет к ним «несколько сот тысяч „государевых людей“, а также значительную часть рядовых бюджетников». И получает «примерно 3 млн избирателей, обычно голосующих за Лукашенко». Представление профессора Манаева о «глубинной Беларуси», в которой большинство якобы голосует за Лукашенко, идет вразрез с доступными электоральными данными. Чтобы не быть голословным, приведу несколько фактологических примеров, основанных на анализе официальных протоколов по выборам 2020 года, — пишет Елисеев.

Что касается малых городов с населением до 50 тысяч, то ставить их в один ряд с сельчанами, отмечает исследователь, в корне неверно. Елисеев взял по одному городу с населением до 50 тысяч человек в западной, центральной и восточной части Беларуси и посмотрел детальнее, как голосовали их жители на прошедших выборах:

— Столбцы, центральная Беларусь, население 17 тысяч человек. По этому городку наблюдателям удалось сфотографировать 6 официальных протоколов. Как видно из анализа их данных, практически на всех избиркомах имели место большие вбросы бюллетеней в пользу правителя; доля проголосовавших досрочно и по месту нахождения достигает аж 48%. Зато есть один протокол с явкой на досрочке 22%, что более-менее соответствует реальности (исходя из сведений независимого наблюдения) и является серьезным указанием на более-менее честный подсчет на данном участке. Речь про участок № 4: на нем правитель набирает 28%, а Тихановская — 59,9%. Вот они, более-менее реальные итоги голосования по Столбцам.

— Сморгонь, западная Беларусь, население 36 тысяч человек. Из доступных протоколов также следуют огромные вбросы, аж до якобы 64% от проголосовавших досрочно и на дому. (Эти вбросы — не домысел, они подтверждены независимыми наблюдателями. Вот, например, примечание наблюдателя по одному из сморгонских участков: «Не соответствует явка в протоколе явке, подсчитанной наблюдателями (досрочная завышена приблизительно на 300 голосов (!), а голосование 09.08 занижено на 100».) Вновь остается ориентироваться на доступные протоколы по участкам, где нет гипертрофированной явки. Участок № 8 с досрочной явкой 28,6%: Лукашенко — 33,5%, Тихановская — 53,5%. Вот примерный электоральный расклад по Сморгони на 9 августа.

— Рогачев, восточная Беларусь, население 35 тысяч человек. По городу и району доступны 7 протоколов, вбросы явно имеют место везде — аж до 69% якобы проголосовавших досрочно и на дому. Даже с учетом гигантских вбросов, по доступным данным двух из семи избиркомов Тихановская уверенно обходит Лукашенко. По остальным пяти хоть и официально набирает не менее 20%, порой уступает ему аж в три раза. Учитывая то, что электоральные предпочтения в соседних микрорайонах одного городка не могут совершенно кардинально отличаться, вывод простой: более-менее реальные итоги по городу такие, как в редких протоколах с подсчетом в пользу Тихановской. И вновь «глубинный» народ малого города и на востоке Беларуси поддерживает Тихановскую.

Более того, как отмечает Елисеев, в базе данных «Зубра» можно ознакомиться с дюжиной протоколов из сельской местности (в том числе восточной Беларуси), где Тихановская набирает либо почти столько же, сколько Лукашенко, либо даже обходит его.

— Впрочем, среди представителей возрастной группы 70+, проживающей на селе, Лукашенко действительно может иметь большинство. Однако это не определяющая электоральный расклад группа населения, учитывая, что сельское население Беларуси в целом составляет около 22%, а в малых и крупных городах за него явное меньшинство. Итого, с большим сожалением воспринял необоснованную генерализацию о пролукашенковском большинстве в малых белорусских городах, которая опровергается доступными электоральными данными, — пишет Андрей Елисеев.

«Ціханоўская перамагла ў першым туры»

В своих наблюдениях журналист Егор Мартинович опирается на данные около 100 протоколов с честным подсчетом голосов, которые попали в «Голос». В первую очередь, признак честного участка, пишет журналист в Facebook, — что комиссия вывесила протокол голосования — иначе результатов просто не узнаешь. Причем протокол должен быть сфотографирован наблюдателями с двух сторон. Количество бюллетеней, отправленных в «Голос» за Тихановскую, меньше, чем в протоколе, это логично, ведь не все присылали фотографии.

— Самае галоўнае — тое, што не ўлічвае Манаеў, «Ведамасці» і іншыя ацэншчыкі з-за мяжы. Датэрміновая яўка не можа быць анамальная высокая, бо іначай вынік будзе скажоным. Сітуацыя нармальная — калі паводле пратакола 200 чалавек прагаласавала датэрмінова, 600 чалавек — у дзень галасавання. Ненармальная — 500 датэрмінова, 600 у дзень галасавання. Бо ў такім разе — нават калі камісія сумленна палічыла бюлетэні за асноўны дзень галасавання — падчас падліку ўсплывуць лішнія 300 галасоў датэрміновага. Найбольшая імавернасць, што яны ўсплывуць за Лукашэнку. Магчыма, неяк прапарцыйна накінуць усім кандыдатам, але логіку ўлавіць немагчыма. Ціханоўская можа ў такім выпадку ўсё адно перамагчы, але з некарэктнымі лічбамі. Я лічу прымальнай датэрміновую яўку на ўзроўні не вышэй за 20−22% для Мінска, 22−25% — для абласных цэнтраў і 25−28% — для меншых населеных пунктаў. Гэта максімальна высокі ўзровень, які фіксаваўся назіральнікамі. Усё, што вышэй — адназначна прыпіскі, — отмечает Мартинович.

Журналист напоминает весеннее исследование Института социологии про уровень доверия Лукашенко: в Минске цифра составила 24%, в среднем по стране — 33%.

— Натуральна, у аўтарытарным рэжыме не кожны скажа ў вочы сацыёлагам, што не падтрымлівае кіраўніка краіны. Але прапорцыя будзе прыблізна такая самая — у правінцыі (уперамешку будзе ісці і абласны цэнтр, і сельскае насельніцтва) падтрымка Лукашэнкі ў сярэднім на 10 працэнтных пунктаў вышэй.

Паводле таго ж даследавання, узровень даверу ЦВК у Мінску складаў 11% (дадзеныя па Беларусі засталіся на канфіскаваным камп’ютары), і гэта не проста так. Відавочна, што фальсіфікацыі адбываюцца паўсюль, і для старшыняў камісій выхад за звыклыя алгарытмы — гэта гераічны ўчынак, на які здатныя нямногія. У цяперашніх умовах мы вымушаныя абапірацца на тыя адзінкавыя сумленныя выпадкі падліку галасоў і экстрапаліраваць іх на ўсю краіну, — пишет журналист.

Дальше Мартинович разбивает жителей Беларуси на несколько групп: Минск (2 миллиона человек), областные центры (1,9 миллиона), другие города (3,4 миллиона), сельская местность (2,1 миллиона, но сюда входят нетипичные «Деревни» под Минском вроде Копища и Колодищей). И приводит цифры по участкам там и в сельской местности.

— Прывесці вёску да агульнага знамянальніка складана, амаль немагчыма. Але калі ўлічыць папярэднія падлікі гарадскіх участкаў, для агульнай перамогі ў першым туры выбараў Ціханоўскай трэба было набраць ва ўсёй сельскай мясцовасці (з улікам згаданага анамальнага Мінскага раёна) хаця б 39%. Мяркуючы па тым, што пакуль не відаць ніводнага сумленнага ўчастка, на якім у Ціханоўскай было б менш за 45% (такія, натуральна, існуюць у прыродзе, але сярэдняе значэнне яны не апусцяць), яна справілася з гэтай задачай. А значыцца, перамагла ў першым туры, — считает Мартинович.

«Выборы прошли прозрачно и их результаты имеют значение?»

Экс-директор Института социологии НАН Беларуси Геннадий Коршунов у себя в Facebook отметил, что сегодня рассуждать о том, кто из кандидатов сколько голосов набрал на выборах 9 августа, нет никакого смысла.

— Выборы прошли прозрачно и их результаты имеют значение? Их можно перепроверить, например, по протоколам территориальных комиссий? Их признает белорусское общество или международное сообщество? На самом деле, я глубоко в этом убежден, после событий 9−12 августа результаты выборов как таковые не имеют никакого значения. Абсолютно, — прокомментировал интервью Манаева и попытки его проанализировать Геннадий Коршунов.

-10%
-10%
-10%
-30%
-20%
-50%
-10%
0070970