Светлана Алексиевич опасается, что после поездки в Европу не сможет вернуться в Беларусь, и высказалась за более жесткие санкции в отношении белорусских властей. Об этом белорусская писательница заявила на пресс-конференции фестиваля Taormina Book.

Скриншот пресс-конференции
Скриншот пресс-конференции

Светлана Алексиевич в эти выходные находится в городе Таормина (Италия) на фестивале Taormina Book, где ей вручили премию Taormina Award for Literary Excellence. Перед участием в фестивале писательница пообщалась с местной прессой.

На вопрос, вернется ли она после посещения Европы в Беларусь, Алексиевич заявила, что не планирует оставаться в эмиграции. После участия в фестивале на Сицилии и посещения врача в Берлине она собирается вернуться в Беларусь. Но у самой писательницы и ее окружения есть сомнения в том, что ее впустят в страну. Светлана Алексиевич призналась, что не чувствует себя в безопасности, потому что все ее единомышленники находятся в заключении или в вынужденной эмиграции. Скорее всего, литератор имеет в виду президиум Координационного совета, членом которого она является.

— Власть уже предпринимала попытку арестовать меня. И она бы рано или поздно это сделала. Это безумное состояние, когда ты понимаешь, что тебя могут арестовать. Никто из нас еще недавно не мог в это поверить, — заявила писательница. При этом она верит, что в некоторой степени ее защищает положение нобелевского лауреата.

Лауреат Нобелевской премии высказалась о происходящем в Беларуси. Писательница подчеркнула, что белорусы, которые выходят на марши, хотят жить так, «как живут свободные люди».

— Я смотрю в лицо сегодняшней молодежи, которой много на маршах свободы, и вспоминаю девяностые годы. Тогда на площади выходили мы, и кричали «Свободу! Свободу!». Но мы не знали, что это такое. У нас было только книжное, романтическое представление о свободе. Мы думали, что свобода где-то там за углом, но потом осознали, что путь к свободе долгий и трудный. Мы этого пути не проходили. За углом мы обнаружили только экономическую разруху и варварство, готовое высунуть голову в любой момент, — передает слова Алексиевич Corriere della Sera.

С отсылкой к названию одной из своих книг «У войны не женское лицо» писательница говорит, что «революция в Беларуси как раз имеет женское лицо». На первой линии в многотысячных маршах стоят женщины, тем самым показывающие свою силу и что в ответ на аресты своих мужчин они могут перевернуть патриархальное общество.

Нобелевский лауреат также высказалась за введение более жестких санкций в отношении белорусских властей. Беларусь в период политического кризиса оказалась одна, считает она. Вероятно, потому что «между Европой и Россией есть негласный договор о том, что Беларусь — это зона интересов России».

-25%
-20%
-25%
-30%
-10%
-5%
-10%
-15%
-40%
-30%
-10%
0068422