/ /

Белорусские воскресные марши сравнивают с карнавалом, но суть их иная, уходящая корнями в творчество тех, кто стал апологетами ненасильственного сопротивления и рассказал о том, как работают горизонтальные связи и как рождаются шутки, меняющие жизнь. Независимый аналитик Сергей Чалый в очередной, 396-й, программе говорит в основном не про политику или экономику, а про литературу.

  • Сергей Чалый Независимый аналитик
     
  • Ольга Лойко Главный редактор политико-экономического блока новостей
     

Думать, а не пропагандировать

— Для начала можно сказать в свете последних решений Мининформа приостановить статус СМИ для TUT.BY, что сложно себе представить страну без такого проекта. И мне себя сложно представить без портала и без проделанной за 10 лет работы, — говорит Чалый накануне приближающегося юбилейного 400-го выпуска программы «Экономика на пальцах».

Сегодня беседа будет несколько нетрадиционная, предупреждает аналитик, и объясняет почему: нужно понимать разницу между аналитиком и агитатором-пропагандистом.

— Если какое-то время получалось так, что благодаря анализу событий, прогнозированию это ложилось на мироощущение и восприятие людей, — это хорошо, но вовсе не значит, что цель моя как аналитика была именно такая. Задача — понимать, что происходит. В этом разница между пропагандистом, даже публицистом и аналитиком. При этом аналитики тоже бывают хорошими и плохими. Как человек, который на самом деле работал аналитиком — аналитиком фондового рынка, — могу сказать: разница в том, что хороший аналитик может позволить себе сказать: «Я не знаю», — в моменты, когда он действительно не знает. Плохой аналитик думает, что это испортит его репутацию, — говорит Чалый.

Львиную долю времени рынки достаточно хаотичны, и не в любой момент хороший аналитик понимает, что происходит, и может сделать прогноз, выстроить какую-то торговую стратегию.

— Везде работают одни и те же законы массовой психологии: в политологии, социологии, на фондовом рынке. Просто на рынке это четко видно через цифры и индексы. И не иметь мнения и торгового плана в момент, когда ситуация непонятна, — это правильная позиция. Зато когда ты приучил, что если ты говоришь, значит, ты знаешь, что происходит, то вес твоего мнения отличается от еженедельной порции какой-то аналитики. Сейчас у меня период, когда надо сесть и подумать, что происходит, время для исследовательской работы, — отмечает эксперт.

Но пока можно сказать о духовном. Чалый уточняет, что вдохновлялся опытом Виктора Бабарико, который одним интервью распродал весь тираж книги Ортега-и-Гассета «Восстание масс».

— Причем брали, кажется, из-за названия, а вовсе не из-за того, о чем книга. Она о победе среднего человека над человеком культурным, а вовсе не про социальные революции. Но тем не менее в онлайн-магазинах книга закончилась, — уточняет аналитик.

— Во-вторых, хочу посоревноваться в иносказаниях с Александром Чубриком, хотя превзойти его текст про ужас от сценария, который нам написали, наверное, невозможно. Это уровень зашифрованности, сравнимый с Откровением Иоанна Богослова. И выводы столь же апокалиптичны, — улыбается Чалый.

Все замечают: уличные акции по выходным приобретают характер монстраций, там не юмор, не смех, а довольно жесткая сатира. И очевидно, что эти вещи сочиняют очень умные люди.

— Оцените диапазон юмора на плакатах в Беларуси 2020 года: от «Инаугурация „ы“ и другие приключения Шурика» до лозунга молодежной революции во Франции 1968 года «Структуры не выходят на улицы». Это работает серьезный коллективный интеллект, — уверен аналитик.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Первым делом все схватились за понятие «карнавал» — мол, у Михаила Бахтина про это все написано, продолжает он. Хотя тут же стала звучать и критика, мол, Бахтин писал о своем, русском смехе, запрещенном в тоталитарном обществе.

Роль Nexta была слишком переоценена, в первую очередь — властью

— У нас совершенно другой феномен. Это западный смех, это скорее сатира Charlie Hebdo, чем анекдот с фигой в кармане. А второй феномен — развитие низовой культуры, вечерние концерты, дворовые чаепития. И мы уже увидели, как это работает, в прошлые выходные. Ни люди, ни силовики, не понимали, куда кто пойдет протестовать. Nexta никем не руководил, и оказалось, что протекания информации сверху вниз не требуется — достаточно ее прорастания снизу вверх, на уровне районных и дворовых чатов. Люди собираются без некой общей координации, и мы получаем тот феномен, на который многие уже обратили внимание: как внезапно, ниоткуда, появляются тысячи людей. Думаю, роль Nexta была слишком переоценена, в первую очередь — властью.

Карнавал и идентичность на уровне районов

— Итак, мы имеем карнавализацию и идентичность на уровне районов. И поэтому могу порекомендовать книгу Гилберта Кита Честертона «Наполеон Ноттингхилльский». Начнем с того, что это исключительно интересный автор, который повлиял на многих людей не только этой своей книгой, но и своей жизнью, — рассказывает Чалый.

Честертон широко известен циклом детективных рассказов про католического священника отца Брауна. «Наполеон Ноттингхилльский» написан в самом начале ХХ века, но действие происходит в монархической Англии будущего — в 1984 году.

— Кстати, одна из версий того, почему Джордж Оруэлл назвал свой знаменитый роман «1984» — он, тоже британец, знал эту важную антиутопию Честертона, — уточняет аналитик.

Честертон был колумнистом, вел еженедельные колонки в Daily News и The Illustrated London News. У него есть великая книга Manalive, обычно ее название переводят как «Вечный человек» — она оказала неизгладимое влияние на Клайва Стэйплза Льюиса, автора «Хроник Нарнии». До знакомства с Честертоном он был атеистом, после — верующим христианином, рассказывает Чалый.

В 1909 году Честертон написал небольшое эссе о будущей независимости Индии. И знаменитый впоследствии Махатма Ганди, когда прочел это эссе, тут же перевел его на родной язык и написал манифест «Индуистское самоуправление», изложив в нем то, каким образом Индия впоследствии получила независимость. В этом же манифесте Ганди начинает высказывать идею о ненасильственном сопротивлении (кстати, именно сегодня, 2 октября, в день рождения Махатмы Ганди, отмечается Международный день ненасилия), которое многократно сильнее, потому что честнее морально. Сила любви бесконечно сильнее силы оружия. И вдохновением для этих выводов был текст Честертона.

— «Наполеон Ноттингхилльский» повлиял также на Майкла Коллинза, иконическую фигуру ирландского сопротивления, движения за независимость, одного из лидеров Пасхального восстания. Коллинз оппонировал апологетам концепции «кровавой жертвы», сакральной жертвы, считающим, что только смерть, самопожертвование лидеров способно привести к масштабному народному восстанию. Он также оппонировал сторонникам захвата административных зданий. Он говорил, что так «мы превращаемся в сидячие мишени». Коллинз был сторонником летучих отрядов, по сути, партизанской борьбы, которая растягивала силы противника, избегая крупных столкновений, которые могли бы привести к жертвам среди активистов, — рассказывает Чалый.

Кстати про избегание решительных битв и символичность даты, 84-го года, уточняет он. В 1884 году в Англии было создано Фабианское общество, общество реформистско-социалистического направления. Оно названо именем одного из римских сенаторов Квинта Фабия Кунктатора, чье прозвище, Медлительный, говорит о его тактике: в войне с армией Ганнибала он делал ставку на выматывание противника, а не на победу в решающей битве. Такая же тактика была у Фабианского общества. Дальше аналогию проводите сами, предлагает аналитик.

— Книга «Наполеон Ноттингхилльский» написана раньше работ Бахтина, но читается как полемика с ним. Она о том, как важна идентичность районов. В книге будущее британское общество не сильно отличается от того, которое существовало в момент написания романа. По-прежнему существует монархия, техника не сильно развилась. Но поменялась процедура определения монарха. Англия будущего перешла на выборы по жребию. И случайно избранный монархом человек, Оберон Квин, решает в шутку создать Хартию предместий: придумать лондонским районам региональную идентичность — от флагов до формы отрядов самообороны. Все начальники предместий восприняли затею не очень серьезно, а друг монарха, Адам Уэйн, — всерьез, — рассказывает Чалый.

Изображения из социальных сетей
Изображения из социальных сетей

История развивается, и весь смысл книги в том, как из шутки и человека, поверившего в нее, образуется большое социальное движение, приводящее к серьезным последствиям.

— Не буду пересказывать события, но конец прекрасен. Диалог клоуна и героя: «Уэйн, я просто шутил». — «Квин, я просто верил». И дальше уже текст Честертона: «Насмешка и любовь неразделимы. Мы подарили нынешним городам ту поэзию повседневности, без которой жизнь теряет сама себя».

— Это то, что происходит у нас сейчас. Идея приобретает силу тогда, когда она овладевает массами. Шутка обретает силу, когда есть люди, готовые в нее поверить. Самый классический пример трикстера — Иисус Христос и 12 поверивших ему людей. У нас сейчас сложно сказать, существует ли государство как таковое. Право уже точно правом не является. Легитимности у власти нет. Разрушены базовые институты социальности, которые начинают отстраиваться через меры самоорганизации, — считает Чалый. — И наши акции — это не монстрации, не западные акции протеста, это нечто совершенно другое. Это мистическая сила, творение из любви насмешки, способной подмечать этот дичайший, кафкианский абсурд, который сейчас с нами происходит.

Идея приобретает силу тогда, когда она овладевает массами. Самый классический пример трикстера — Иисус Христос и 12 поверивших ему людей

Акция протеста — это если меньшинство использует мероприятие как способ обратить внимание большинства на свои специфические интересы, продолжает аналитик. В рамках акции протеста насильственные действия, разбивание витрин имеют смысл. Это способ привлечения внимания.

— У нас иная задача. Это большинство, которому не нужен митинг для распространения информации и выбора лидера. У нас это демонстрация или манифестация. Люди показывают себе, как их много. Это символическое действие, — резюмирует он.

-23%
-10%
-15%
-10%
-20%
-10%
-15%
-10%
-50%
0068422