Генпрокуратура направила жалобу адвокатов Максима Знака на обвинение, которое следователь Следственного комитета предъявил члену президиума Координационного совета, в Следственный комитет. Защита уже обжаловала такое решение, рассказали адвокаты Дмитрий Лаевский и Евгений Пыльченко.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Адвокаты поясняют, что, обращаясь с жалобой в Генпрокуратуру, они руководствовались частью 1 статьи 139 УПК, в которой установлено, что жалобы на решения следователя подаются прокурору, который осуществляет надзор за исполнением законов при производстве расследования. В данном случае, поскольку расследование ведет центральный аппарат СК, надзор осуществляется Генеральной прокуратурой.

— Вчера, 1 октября, из Генпрокуратуры нам в адвокатское бюро пришло письмо о том, что жалоба перенаправлена прокуратурой в Следственный комитет. Но в статье 30 Закона о прокуратуре сказано, что предмет прокурорского надзора за следствием состоит в том, чтобы проверять соответствие решений следователя требованиям УПК. Очевидно, что на основе этих норм защита имеет право обжаловать прокурору постановление следователя о привлечении Максима Знака в качестве обвиняемого. Это мы и сделали. Рассматривая жалобу, прокурор обязан всесторонне проверить изложенные в ней доводы, принять меры по восстановлению нарушенных прав. Но вместо всесторонней проверки доводов наша жалоба перенаправлена в СК, решение об этом принял и подписал Константин Беспаленков — начальник управления Генпрокуратуры по надзору за исполнением законодательства Следственным комитетом. Вот такой надзор, — отмечают Лаевский и Пыльченко.

Получив уведомление, защита обжаловала генеральному прокурору действие Беспаленкова.

— Раз есть в УПК право обжаловать прокурору, то мы считаем, что прокурор обязан рассмотреть жалобу и проверить доводы. Если Максиму Знаку предъявлено обвинение по статье за «публичные призывы», то в обвинении должны быть выдвинуты конкретные высказывания. Ведь преследовать за высказывания и не предъявлять их — это грубое нарушение права на защиту. Невозможно опровергать абстрактные формулировки, общие фразы. Если такое нарушение оставляется без внимания прокурорами, то тогда на какие вообще правовые гарантии может рассчитывать гражданин в уголовном процессе? — удивляются адвокаты.

-20%
-10%
-25%
-8%
-90%
-25%
-40%
-20%
-20%
0071366