/

Вопросы о том, что происходит с экономикой, как у экспертов, так и у обывателей накапливаются. Минфин сообщил, что дефицит бюджета вряд ли превысит 3 млрд рублей и его есть за счет чего покрывать. Это успокаивает. ЕАБР прогнозирует сокращение ВВП по итогам года на 2,3%. Это беспокоит, как и нестабильность на финансовом и валютном рынках, августовское таяние ЗВР и общая ситуация неопределенности. «Что поможет экономике Беларуси в 2021 году?» — задается вопросом и телеграм-канал «Кастрычніцкі эканамічны форум». Попытались разобраться.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Вопросов больше, чем ответов

Принято считать, что экономические власти занимаются самыми приоритетными задачами, стоящими на повестке дня. Если они заняты согласованием дорожных карт, то выходит, что у экономики действительно нет серьезных текущих проблем, отмечается в телеграм-канале «Кастрычніцкі эканамічны форум». Либо что сам факт согласования очередной дорожной карты вернет инвесторам уверенность в радужных экономических перспективах Беларуси, а деньги вкладчиков — обратно в банки. Либо что бизнес терпеливо ждет, когда стороны согласуют весь пакет карт, потому что после его согласования экономический рывок просто неизбежен, и поэтому можно понять экономические власти, которые бросили все силы на согласование этих документов.

— А если на минуту представить, что согласование дорожных карт никак не решит текущих экономических проблем? — задается вопросом автор поста. — Если допустить, что уже в октябре ОЭСР классифицирует нас в самую низшую группу стран по уровню странового риска? Если суверенные кредитные рейтинги Беларуси в ближайшие месяцы пересмотрят в сторону понижения? Если «прилетит» третья в этом году волна паники на валютном рынке? Если корпоративный сектор перестанет обслуживать значительную часть своих долгов перед банками из-за собственных финансовых проблем? Если Минфину придется рекапитализировать госбанки в конце года, чтобы они выполнили пруденциальные нормативы, а их отчетность по итогам года не закрыла им доступ на внешний рынок капитала и не породила оттока ресурсов зарубежных кредиторов? Если часть населения почувствует моральное право не платить налоги, не оплачивать услуги ЖКХ и не гасить кредиты? Если после открытия границ отток наиболее производительных работников, во многом формирующих внутренний спрос, усилится? А отток компаний? Помогут дорожные карты?

После многочисленных вопросов автор озвучивает главный из них — что поможет экономике Беларуси в 2021 году? TUT.BY адресовал этот же вопрос Александру Чубрику, директору Исследовательского центра ИПМ, выступающего организатором ежегодной конференции KEF.

Перспективы на 2021 год нерадужные

— Когда мы говорим о том, как помочь Беларуси в 2021 году, мы выходим за чисто экономическую плоскость. Даже расчеты на союзническую помощь, увы, оправдаться не могут, потому что дело не в деньгах, — констатирует Александр Чубрик. — В основе экономической повестки сейчас лежит повестка общественно-политическая. Значит, для того, чтобы решить экономические проблемы, нужно каким-то образом разрешить общественно-политический кризис. Должен прекратиться раскол и деление общества на стороны, должен начаться диалог и предметный разговор о конституционной реформе. Это самый первый шаг.

Наряду с разрешением социально-политического кризиса, по мнению эксперта, важно как можно быстрее начать действовать в направлении улучшения условий для ведения бизнеса, улучшения законодательства и устранения «болевых точек» экономики.

Одна из проблем видна невооруженным глазом. Это проблемы банковской системы в общем и капитала коммерческих банков в частности.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Александр Чубрик

— Ключевое сейчас — это то, что произошло на денежном рынке. Это утрата доверия к банковской системе, национальной валюте. Люди вынесли из банков и рубли, и валюту. Это не какое-то кратковременное колебание, когда люди сначала убежали, а потом вернулись, как было в 2011 году. Тогда они вынесли [из банков] рубли, но принесли валюту.

По оценке экономиста, отток средств из банков и практически закрытый доступ к международным рынкам капитала будет вести к проблемам с ресурсной базой. А именно банки являются важным источником финансирования и инвестиций, и текущей деятельности компаний, в том числе госпредприятий.

Из этого вытекает второе проблемное направление — положение госсектора, который регулярно прибегал к рефинансированию долгов и получению поддержки из бюджета. Учитывая состояние банковского сектора, эти возможности будут ограниченными. А с другой стороны на предприятия будет давить ситуация на рынках сбыта. И причиной тому не только коронавирус.

— Когда контрагенты видят политические риски, они могут понемногу сворачивать сотрудничество с белорусскими компаниями в поисках поставщиков из стран, в которых нет таких политических рисков, которые им видятся в Беларуси, — объясняет Александр Чубрик.

Третий вопрос тесно связан с двумя предыдущими. Если первые два направления будут развиваться, как предвидится сейчас, то бюджет с большой долей вероятности столкнется с увеличением запросов со стороны госбанков и госпредприятий по оказанию поддержки. А поступления в казну могут быть ограниченными.

— Может оказаться так, что резерв, который Министерство финансов скопило за последние три года, будет израсходован в течение этого — начале следующего года. В этом случае этот год мы закроем, а вот вопрос проблем в следующем году будет актуальным, потому что значительная часть кризисных явлений, связанных с тем, о чем я говорил ранее, придется на начало следующего года, — говорит глава Исследовательского центра ИПМ.

Затянувшийся социально-политический кризис и откладывание решений обостряющихся экономических сложностей ведут в тупик. «Мы отбрасываем страну на годы назад», — заключает Александр Чубрик. Он считает, что в сложившейся ситуации с параллельным разрешением социально-политического кризиса можно было бы «стряхнуть пыль с многочисленных программ и дорожных карт реформ и начать действовать».

-23%
-17%
-50%
-50%
-58%
-20%
-50%
-20%
0068422