1. Как семья из маленькой деревушки спасла 42 животных — на зарплату лесника и пособие по инвалидности
  2. В Беларуси повышают минимальные трудовые и социальные пенсии
  3. Журналистов не пустили на суд экс-директора отделения Белгазпромбанка в Могилеве — «ради безопасности»
  4. Минчанина судят за протест 9−10 августа: бросил цветок в ОМОН, нанес ущерб «Минсктрансу» на 27 тысяч
  5. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  6. Макей о «лагерях для острокопытных»: Не верю фейковым новостям, которые исходят из уст оппонентов власти
  7. «Цепкало участвовать не планирует». Экс-представитель штаба Цепкало хочет зарегистрировать партию
  8. С 28 января снова дорожает автомобильное топливо
  9. Приговор Верховного суда нельзя обжаловать. Защита Бабарико просит рассматривать дело в нижестоящем суде
  10. Лукашенко о либерализации законов: Произошедшие события остро ставят вопрос: не слишком ли мы увлеклись?
  11. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  12. Какую квартиру не надо покупать, если вы собираетесь ее продать через 10−15 лет. Советы эксперта
  13. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  14. Подорожают многие продукты и лекарства, обновят базу тунеядцев, повысят пенсии. Изменения февраля
  15. Доллар заметно подорожает на торгах 28 января. Обменники отреагировали повышением курсов
  16. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  17. «Понял, что поменял шило на мыло». Три уехавших врача рассказывают, как изменилась их жизнь после выборов
  18. Врач рассказывает, когда при коронавирусе пациентам назначают антикоагулянты
  19. Министр по чрезвычайным ситуациям Ващенко освобожден от должности
  20. «Сложно найти девушку, не все хотят тут жить». Как айтишник переехал в 120-летний дом на хуторе
  21. «Я называю это бесчинствующая демократия». Откровения Макея и суды. Что происходит в Беларуси 28 января
  22. Дмитрий Крук назвал сценарии для экономики в 2021 году и угрозы, способные их перечеркнуть
  23. Geely GS оказался дешевле, но крупнее Coolray. Первый тест-драйв новинки от «БЕЛДЖИ»
  24. «Нет, алкоголем не пахнет вообще». BYPOL опубликовал свое расследование по факту смерти Романа Бондаренко
  25. Громко хлопают в ладоши. Как белорусов судят по «политической» 342-й статье
  26. Идет ли на спад вторая волна COVID-19: о чем говорят данные Минздрава и врачи
  27. «Не подпишешь — премии не увидишь». Письмо профсоюзов по санкциям подписали больше 110 тысяч человек
  28. «Он держится, и я держусь». Девушка одаренного студента, осужденного на 4 года, ищет ему работу и стажировки
  29. «Меня завезли в отдел, стали избивать». По делу о «коктейлях Молотова» дал показания 16-летний обвиняемый
  30. Глава МИД: Некоторые послы стран ЕС размещают у себя посты конкретной акнтигосударственной направленности


/

Адвокаты Виктора Бабарико обжаловали продление срока содержания под стражей. Жалоба накануне направлена через КГБ, по закону в течение трех дней ее должны перенаправить в суд, рассмотреть — на следующей неделе, рассказали TUT.BY адвокаты Дмитрий Лаевский и Александр Пыльченко.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Виктор Бабарико был задержан 18 июня. Первоначально срок содержания под стражей — до 2 месяцев, однако срок этот может продлеваться прокурорами. Продление срока содержания под стражей свыше шести месяцев допускается в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений. Предельный срок — 18 месяцев (ст. 127 УПК).

Адвокаты считают, что нет никаких оснований продлевать срок содержания Виктора Бабарико под стражей. Лаевский и Пыльченко объясняют: при продлении срока содержания под стражей закон устанавливает такую особенность — срок заключения под стражу может продлеваться только «при отсутствии оснований для применения в отношении обвиняемого иной меры пресечения». То есть для продления срока содержания обвиняемого под стражей следователь должен изложить и доказать, что есть конкретные обстоятельства, препятствующие применить иную меру.

— Ранее мы ставили вопрос о замене заключения под стражу на иные меры — как на домашний арест, так и на личное поручительство. Обе эти альтернативные меры сейчас можно исполнить: дом есть, поручители есть. Домашний арест вообще в законе трактуется как мера, которая равнозначна по порядку и основаниям применения заключению под стражу. И вот теперь, при продлении срока содержания под стражей, орган следствия должен был обосновать конкретными фактами и доказательствами невозможность применения таких альтернативных мер. Но обоснований мы не видим. Следовательно, не подтверждено главное условие продления срока содержания под стражей, — говорят адвокаты.

Сторона защиты отмечает также, что «тяжесть обвинения» или величина наказания, прописанная в статьях Уголовного кодекса, — ничего из этого не является основаниями для заключения под стражу.

— Кроме случаев некоторых преступлений, но таковые в обвинении Виктору Бабарико не предъявлены, поэтому неактуально обсуждать. Основания, которыми может обосновываться как первичное решение о заключении под стражу, так и продление срока содержания под стражей, предусмотрены в ст. 117 УПК. Об этом говорится в п. 5 постановления пленума Верховного суда № 12 от 23.12.2010. Что является таким основанием? Подтвержденные доказательствами конкретные обстоятельства о том, что обвиняемый может скрыться, не явиться по вызову, помешать расследованию, совершить преступление. То есть переписать статью из УПК в постановление — не годится, нужно приводить факты и доказательства. Есть такие факты? Их нет и нам не предъявлено, — говорят адвокаты и указывают на то, что, напротив, в июне после обысков в банке и арестов сотрудников Виктор Бабарико оставался в Минске и готов был явиться на допрос по первому вызову, никуда уезжать не собирался. Поэтому законных оснований для заключения адвокаты не видят.

— Предъявленное обвинение нарушает право на защиту: из него не ясно, какие конкретно действия обвиняемого якобы образуют преступления. Такое обвинение нарушает право на защиту. Значит, и заключение под стражу при таком обвинении сопряжено с нарушением права на защиту. По закону суд при проверке решения о заключении под стражу и проверке продления его срока обязаны оценивать нарушение права на защиту. Этим все не исчерпывается. Но даже сказанное свидетельствует, что оснований для продления срока содержания под стражей нет и эта мера пресечения подлежит замене. Поэтому мы ждем суда. И, кстати, будем ходатайствовать о том, чтобы было обеспечено участие Виктора Дмитриевича в заседании — хотя бы по видеосвязи, — говорят Лаевский и Пыльченко.

Адвокаты посетили Виктора Бабарико в СИЗО КГБ. По их словам, экс-претендент в президенты находится в обстановке информационной изоляции: по состоянию на 25 сентября в течение десяти дней ему не передано ни одно письмо даже от близких людей, хотя защите достоверно известно о том, что такие письма отправлены. Вчера, 29 сентября, ему передали 1 письмо, на конверте был штамп "21 сентября", хотя по законодательству письма должны передаваться в трехдневный срок со дня поступления.

— Вся эта ситуация говорит о том, что право Виктора Дмитриевича на ведение переписки не реализуется. Сегодня защитой подано заявление начальнику СИЗО по данному вопросу. Вообще, эта информационная изоляция и очередной внезапный перевод в новую камеру странным образом совпали по времени с обжалованием защитой разных действий следствия. Нельзя сказать, что Виктора Дмитриевича это угнетает, он все так же улыбается и уверен в победе, — рассказали адвокаты.

«Дело Белгазпромбанка»

Виктора Бабарико задержали по так называемому делу Белгазпромбанка 18 июня. Вместе с экс-банкиром был задержан его сын Эдуард. Глава КГК Иван Тертель сообщил, что Виктор Бабарико «задержан в связи с тем, что являлся непосредственным организатором противоправной деятельности, пытался воздействовать на свидетелей, скрыть следы ранее совершенных преступлений и буквально на днях снять крупную сумму денег с подконтрольных ему счетов».

По мнению главы КГК, «за деятельностью Бабарико стояли кукловоды в „Газпроме“, а может быть, и выше». Тертель заявил, что дела возбуждены по шести статьям Уголовного кодекса: ст. 243 (Уклонение от уплаты сумм налогов, сборов), ст. 235 (Легализация («отмывание») средств, полученных преступным путем), ст. 210 (Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями), ст. 209 (Мошенничество), ст. 430 (Получение взятки), ст. 431 (Дача взятки). Задержаны около 20 человек.

19 июня генпрокурор Беларуси Александр Конюк заявил, что дело передано КГБ Беларуси. Он также рассказал, что возбуждено еще одно уголовное дело по ч. 2 и 3 ст. 285 (Создание преступной организации либо участие в ней) Уголовного кодекса Беларуси.

20 июня, как сообщили адвокаты, Виктору Бабарико предъявили обвинение. Называть его они не стали, ссылаясь на подписку о неразглашении. Статьи, по которым экс-банкиру предъявили обвинение, официально так и не были озвучены.

В начале июля стало известно, что Виктор Бабарико обвиняется по трем статьям УК РБ: ч. 2 ст. 431 (Дача взятки), ч. 2 ст. 243 (Уклонение от уплаты сумм налогов) и ч. 2 ст. 235 (Легализация средств, полученных преступным путем).

24 июля обвинение Виктору Бабарико переквалифицировано с ч. 2 ст. 431 (Дача взятки) на ч. 3 ст. 430 (Получение взятки).

-20%
-21%
-20%
-15%
-15%
-20%
-10%
-50%
-10%
0071710