1. Что происходит в стране в последнюю субботу этой зимы
  2. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  3. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  4. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  5. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  6. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  7. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  8. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  9. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  10. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  11. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  12. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  13. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  14. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  15. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  16. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  17. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  18. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  19. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  20. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  21. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  22. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  23. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  24. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  25. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  26. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  27. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее на конкретных примерах
  28. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  29. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  30. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена


Власть игнорирует диалог с бизнесом на всех существующих законных площадках, что требует от частного бизнеса консолидации для отстаивания своих прав и прав своих работников, заявил журналистам глава Республиканского союза промышленников и предпринимателей Александр Швец.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Ситуация парадоксальная — от нас, от частного бизнеса, требуют буквального исполнения законодательства при совершенно вольном отношении к законодательству со стороны наших партнеров, — констатировал Александр Швец. — Мы требуем принятия системных мер по предотвращению преследования субъектов хозяйствования негосударственной формы собственности, их учредителей, руководителей и работников, за политическую позицию. Проблема эта есть, и она будет нарастать.

Директор Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М. С. Кунявского Жанна Тарасевич подчеркнула, что между властью и бизнесом сейчас есть только имитация диалога. При этом социально-экономическая ситуация в стране катастрофически ухудшается. Все попытки либерализации, предпринятые в 2018—2019 годах, прекращены.

— Сегодня для бизнеса и экономики ресурсов нет. Мы уже вообще не говорим о развитии. При этом нас не слышат. А ведь 56% занятости в стране обеспечивает негосударственный сектор. Готовясь к заседанию Национального совета по социальным и трудовым вопросам (это одна из немногих площадок, где есть и государство, и частный бизнес), мы написали на Федерацию профсоюзов Беларуси, на Совет министров, Конфедерацию промышленников и предпринимателей (нанимателей). В итоге на очередное заседание вынесены пять вопросов, и почти все — второстепенные. А в целом, оказывается, у нас все хорошо. Где-то если и есть небольшое падение, до конца года догоним.

На самом деле, подчеркивает Тарасевич, даже по статистике полугодия очевидны проблемы реального сектора. К примеру, обрабатывающая промышленность работает в чистый минус, но об этом никто не говорит, как и о просроченной задолженности в госсекторе.

— И это без разрушительных последствий третьего квартала, — обратил внимание Александр Швец.

При этом на все попытки диалога через существующие площадки власть отвечает отписками, констатировал Швец.

— Есть проблемы с силовиками, людей избили? Обращайтесь в суд и Генпрокуратуру! Хотите встречу представителей делового сообщества с премьером? При необходимости такой встречи вас об этом проинформируют. Это не диалог, — подчеркнул Швец, добавив, что сейчас власть игнорирует все законные формы и площадки для диалога.

Наступило время консолидации частного бизнеса, уверен глава РСПП.

— Предприниматели всей страны, объединяйтесь! Выражайте свою солидарность. Чтобы нам отстоять свои права, надо расширять репрезентативность, множить свои ряды.

Представители бизнес-союзов отмечают, что настроения у бизнесов разные, кто-то планирует релокацию, у производственных бизнесов такой возможности нет.

— Но отъезд из страны — ни для кого не самоцель, — подчеркивает Тарасевич.

— При отсутствии диалога в условиях роста угроз национальной безопасности, политической, экономической и социальной, возможен социальный взрыв с непредсказуемыми последствиями. Вопрос только в одной-двух невыплатах зарплаты. При этом уровень недоверия достиг уже таких масштабов, что частный бизнес перешел в режим выживания, и система не восстановится сразу, ей понадобится год-два, — уверен Швец.

Он подчеркнул, что если преследования продолжатся, ситуация будет ухудшаться стремительно.

— Если в ближайшее время не получится общественным мозговым штурмом, диалогом выйти из кризиса, значит, надо готовиться к отстаиванию своей принципиальной позиции достаточно длительное время в условиях ухудшающегося поля взаимопонимания с органами госуправления, — резюмировал он.

-20%
-40%
-20%
-10%
-10%
-15%
-35%
-33%
-10%
0072356