107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  2. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  3. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  4. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  5. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  6. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  7. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  8. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  9. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  10. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  11. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  12. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  13. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  14. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  15. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  16. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  17. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  18. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  19. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  20. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  21. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  22. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  23. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  24. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  25. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  26. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  27. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  28. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  29. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  30. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara


Часть людей, которые читают этот текст, наверное, слышали про меня, но если нет, я представлюсь. Меня зовут Максим Богрецов, я до недавнего времени занимал позицию старшего вице-президента в EPAM Systems. В августе ушел в бессрочный отпуск, чтобы войти в Координационный совет и помочь своей стране остановить насилие, освободить политзаключенных и провести новые и честные выборы.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Но меня больше спрашивают про другое: про отношения Беларуси и России. Поэтому настало время высказаться по пунктам, что я думаю на этот счет, но сделаю это с оговоркой. Координационный совет, в который я вхожу, не имеет коллективного мнения про внешнюю политику, поэтому я говорю за себя как друг Максима Знака, Марии Колесниковой и многих других, кто сейчас в тюрьме. Вот три моих тезиса.

1. Мы рассчитываем на нейтралитет России в белорусском кризисе.

Я знаю, как это звучит на фоне того, как Россия выделяет кредиты для поддержки Лукашенко. Благодаря этой помощи действующая власть продолжит насилие по отношению к белорусам, от работы которых вообще-то зависит возврат этих кредитов.

Но будем честными: действующая власть рассчитывала на куда большую поддержку. Даже если посмотреть российские СМИ, то часть из них довольно честно рассказывает о событиях в Беларуси, а часть, к сожалению, работает против белорусов. Это говорит о том, что в России есть разные мнения людей, кого поддерживать: белорусский народ или Лукашенко.

Наша задача в том, чтобы объяснить России бесполезность помощи режиму, который уже давно себя изжил, и то, что это не на пользу ни России, ни тем более Беларуси. Это работает на ухудшение отношений между народами Беларуси и России. Если Кремль не может сказать Лукашенко, чтобы люди в балаклавах остановили насилие против белорусок и белорусов, то займите хотя бы нейтральную позицию.

2. Для нас внешняя политика — это не игра элит, это инструмент создания экономического роста.

Я уверен, что мы сможем сохранить отношения с российским народом, а без действующей власти они станут даже лучше. Не будет пустых обвинений то московских кукловодов, то вагнеровцев, то торговых войн, то выбиваний из России денег на поддержку режима в то время как правительству России самому приходится искать деньги для своего народа.

Согласен с комментарием Артема Шрайбмана со сравнением режима с токсичным активом, вложение денег в который идет по привычке — потому что не видно более привлекательной долгосрочной альтернативы. Но нужно понимать, что просто люди, которые могли бы укрепить альтернативу, пережидают этот террор: кто за границей, кто на даче, кто еще где, объясняя, что «пока эта тема неинтересна». Поэтому, если не случится чего-то ужасного, а адекватные белорусы будут во власти, то и отношения Беларуси и России будут хорошими, потому что экономически и культурно мы связаны.

Я, как и все адекватные люди, понимаю, что разрыв отношений с Россией — это катастрофа для экономики Беларуси. Так говорил и Виктор Бабарико, и, как ни странно, это может быть одна из причин, почему он в тюрьме. Потому что мы за понятные, прагматичные и устойчивые правила во внутренней и внешней политике.

3. Только диалог может спасти не только Беларусь, но и белорусско-российские отношения.

Я много слышу о том, что люди в России задаются вопросами о том, насколько мы прозападные, насколько то, что происходит сейчас у нас, похоже на то, что происходило в Украине. На белорусских протестах внешнеполитическая повестка до сих пор играла минимальную роль, нам бы тут из средневековья выбраться, но все равно мне и моим коллегам приходится отвечать про внешнюю политику цитатами в интервью на цитаты из интервью.

Нам уже пора отойти от этого формата и начать открытый разговор между народами России и Беларуси, между политиками разных статусов, принимая во внимание, почему в Беларуси политиков в обычном смысле этого слова просто нет. Да и нужен диалог между экономистами о том, как спасать экономику Беларуси. Ведь если все продолжится как есть, то именно Россию действующая власть Беларуси будет принуждать все оплачивать.

Параллельно действующая власть еще будет объяснять Кремлю, что они Кремлю то братья, то враги, то публично наезжать на посла России, как это было во время послания 4 августа, то радостно фотографироваться с ним. То «нахрена такой Союз», то еще что.

От этих качелей никто не выигрывает. Поэтому чем быстрее Беларусь вернется к нормальному развитию, тем лучше для всех. Но к нормальному развитию путь один — это когда мы начнем разговаривать и желательно не через СМИ.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

-20%
-20%
-10%
-20%
-50%
-11%
-7%
-20%
-10%
-43%