Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/ / / Фото: Глеб Малофеев

Каждый день в Минске насыщен «жаркими» событиями. А если отъехать от столицы километров тридцать в сторону Дзержинска, свернуть с трассы и проехать пару спрятанных в гуще деревьев деревень, то упрешься в фермерское хозяйство «ДАК». Здесь свое время и своя жизнь: шум машин сменяется лаем собак и меканьем коз, а суета — размеренностью. Фермеры Дмитрий и Галина Крыловы разводят коз зааненской породы. У них работают 25 человек. Пару лет назад хозяйство обеспечивало около половины всего производимого в стране козьего молока и было единственным производителем козьего сыра. Вместе с группой компаний «Белагро» мы узнали, как зарождался и к чему пришел сегодня этот семейный бизнес.

Фото: Глеб Малофеев

Этим материалом мы продолжаем проект «На земле» — об успешных предприятиях сельского хозяйства, которые подтверждают: животноводство и растениеводство способны приносить прибыль.

Провал в свиноводстве и открытие свободного рынка

«Земля всегда накормит» — с этой мысли начался длинный путь к оригинальному фермерскому направлению.

Фермерское хозяйство «ДАК» зарождалось как способ зарабатывать на жизнь, а стало успешным и уникальным в Беларуси семейным бизнесом. Дмитрий Крылов начало истории описывает кратко: в начале 1990-х годов даже с инженерным образованием зарабатывать достаточно, чтобы прокормить семью, было сложно. В поисках выхода из непростого для многих в те времена финансового положения он подумал о фермерстве. Для этого пришлось получить еще и сельскохозяйственное образование. Государство выделило Крыловым участок в чистом поле, где не было ни электричества, ни воды, ни даже дороги, ведущей к будущей ферме.

Хозяйство долго искало специализацию. Пробовали выращивать и картошку, и гречку. К 2000 году построили свинарник на 200 голов.

— Но когда Беларусь отменила ввозные пошлины на мясо, дешевая свинина хлынула к нам из Польши. Дело прогорело, — рассказывает фермер.

После такого можно было все бросить, вернуться в город, устроиться на работу и даже неплохо зарабатывать. Но Крыловы легким путем не пошли.

— Любое падение подразумевает, что ниже падать некуда. Ты уперся в пол и либо становишься на колени и стараешься подняться на ноги, либо начинаешь превращаться в навоз. У нас была ферма, недостроенный дом, 10 гектаров земли. Даже продав это все, вложенные деньги не вернешь и с долгами не рассчитаешься. Значит, надо подумать, как по-другому применить то, что имеешь, — рассуждает глава хозяйства.

Фото: Глеб Малофеев
Дмитрий Крылов. Фото: Глеб Малофеев

Крылов подчеркивает, что в сельском хозяйстве Беларуси преобладает крупнотоварное производство. Экономически это вполне оправданно, техника быстро вырабатывает положенный ресурс и покупается новая, есть деньги на узких специалистов с глубокими знаниями, быстрее внедряются дорогие инновации. Поэтому государство и вкладывает в него большие деньги.

— Маленькие фермеры — они как дополнение, которое погоды не делает. Как правило, они занимают такие ниши, где много кропотливой и часто ручной работы: сады, ягодники, овощи, лекарственные травы. Но есть и крупные фермеры, которые достойно конкурируют на рынке традиционно массовых продуктов: картофеля, капусты, свинины, — говорит Крылов.

На своем опыте фермер понял, что конкурировать с крупными госпредприятиями будет сложно, и решил искать нишу там, где у государства нет глобальных интересов:

— Имеет смысл заниматься чем-то в тех сферах, где государство не ворочается, как медведь в посудной лавке. Не потому, что государство плохое, а просто все люди делают ошибки, и на государственном уровне тоже. Сделали ошибку — сняли ввозные пошлины на мясо. Спустя два года поняли ее и исправили. А за эти два года все мелкие свиноводы разорились.

Фото: Глеб Малофеев
Галина Крылова. Когда-то она уехала из Минска «за мужем». Фото: Глеб Малофеев

Однажды герои увидели в магазине импортное козье молоко. Поискали белорусское — не нашли. Проанализировали рынок и поняли, что козье молоко в Беларуси производят только в домашних условиях. Так Крыловы отыскали свою нишу. И вот уже 16 лет занимаются козоводством.

Из них первые 10 лет фермеры ориентировались только на получение козьего молока и его продажу переработчикам. Было непросто, так как заводы неохотно работали с маленькими объемами специфического продукта. Выручали прямые продажи клиентам с доставкой на дом.

— На первом этапе курьерская служба нас спасла: это деньги сразу и с хорошей добавленной стоимостью, — говорит хозяин фермы. — Но доходов все равно хватало только на поддержание бизнеса и зарплаты работникам. О развитии и росте речи не было.

К тому же первоначальные расчеты о необходимых вложениях и будущих прибылях не совпали с реальностью. Расходы, как часто бывает, оказались примерно в два раза выше запланированных, а прибыли, наоборот, меньше. С момента, когда Крыловы стали заниматься козоводством, до дня, когда они осознали, что вложенные средства окупятся и силы потрачены не зря, прошло около 12 лет.

Козам Крыловых повезло: земля, а значит, и выращенные на ней корма — экологичные. Хозяйство прошло европейскую экологическую сертификацию и каждый год подтверждает соответствие ее стандартам. Это не значит, что вся продукция хозяйства сертифицирована. Но выращенные здесь трава и корма, которыми питаются козы во время прогулки на пастбище, однозначно экологичные.

Фото: Глеб Малофеев
Доильную установку Дмитрий разработал сам, взяв за образец итальянскую козью ферму. Запчасти для отечественной и зарубежной сельхозтехники можно удобно приобрести в интернет-магазине «Белагро». Фото: Глеб Малофеев

От ручного доения до ремесленного козьего йогурта

Сначала на ферме коз доили вручную, потом использовали достаточно простой доильный аппарат. Теперь он служит для развлечения приезжающих на ярмарки и праздники детей. А в 2012 году Дмитрий сам разработал установку по примеру увиденной в Италии. Молоко при доении, как стало уже популярным, вообще не соприкасается с воздухом и человеком, а по трубам отправляется в специальный охлаждающий резервуар. Путь занимает три минуты.

Потом всю систему очищает специальный аппарат.

— Работает как стиральная машина: первое полоскание, второе, третье. В следующую дойку приходишь, и у тебя все чистое, — рассказывает собеседник.

Фото: Глеб Малофеев
В этот резервуар молоко попадает по трубам сразу после доения. Фото: Глеб Малофеев

Когда стало понятно, что только продажей молока сыт не будешь, прямо на ферме Крыловы наладили его переработку. Первым был мягкий сыр «Хуторок», который сейчас фермеры делают только для себя. Со временем ассортимент расширился до нескольких видов сыров. А с недавнего времени тут выпускают еще и натуральные йогурты с фруктовым наполнителем.

Производственный цех сделан по образцу европейских маленьких сыроваренных фермерских мастерских — это одно небольшое помещение, где максимально продуманно используется пространство. Упор делают на ручной труд. Это сложнее и дороже, но продукты получаются «с душой». Максимально в сутки здесь перерабатывают тысячу литров молока.

«Рынок козьего молока в 213 раз меньше, чем в Европе»

В этом году продажи у фермера не просели. Как говорит сам Дмитрий, продукт хоть и не из дешевых, но клиенты не спешат от него отказываться. А вот экономическая обстановка ведет к тому, что сохранять прежнюю цену становится сложнее: национальная валюта ослабла, значит, импортируемая продукция (это упаковка, топливо, покрытие для головок сыра) тоже дорожает. Остается ждать и надеяться, что ситуация наладится.

Сейчас у фермеров горячая пора — надо заготовить как можно больше сыров, пока козы дают много молока. Зимой его количество упадет, а спрос на сыры будет прежним. Вообще сыр из козьего молока могут выдерживать до 6 месяцев. Правда, Крыловы столько его не хранят — говорят, все распродается раньше. И это при том, что интерес к продукции из козьего молока на белорусском и российском рынках ниже, чем в среднем по миру.

— В мире в среднем процент потребления козьего молока в сравнении со всеми остальными видами этого продукта составляет 2,4%, в Западной Европе — 3,2%, а в Беларуси — 0,015%. Это в 213 раз меньше, чем в Европе, — приводит цифры Дмитрий. Такие отличия, по его словам, связаны с традициями и в немалой степени с уровнем жизни населения.

Тем не менее рынок продукции из козьего молока растет. Несколько лет назад «ДАК» совместно с ЕБРР провели маркетинговое исследование. Оценка рынка и потенциала его развития показала, что спрос на такую продукцию продолжит расширяться.

— Рынок растущий во многом благодаря тому, что мы им занимаемся и делаем рекламу, тому, что «Беллакт» когда-то занялся и тоже делал рекламу. А еще потому, что люди в Европу ездят, видят там эти продукты и по возвращении ищут их тут, — объясняет Дмитрий.

Фото: Глеб Малофеев
Фото: Глеб Малофеев

Около 40% сыров «ДАК» идет на российский рынок. Причем там партнеры долгое время удивлялись, что белорусский производитель ничем свое молоко не разбавляет.

— Отношение к продукту, который ты делаешь, очень разное. Человек в России идет в магазин и заранее знает, что его обманут. То есть его цель не купить хороший продукт, а найти такой, в котором его меньше обманут, — сравнивает фермер.

Выходить на западный рынок Крылов пока не планирует: это новые круги бюрократии, да и спроса на своем и российском рынках пока хватает. Тем не менее Европа интересна фермеру своим опытом, там есть чему поучиться.

— Конкуренция у них значительно выше, но и качество работы другое совсем. Разница в том, что там все хозяева, они кровно заинтересованы в успехе. А эта мотивация значительно сильнее, чем просто зарплата, пусть даже и большая, — считает Дмитрий Крылов.

Что общего у государства и ритейла

В основном продукция «ДАК» продается через магазины, в том числе крупные торговые сети. Этот путь тоже был непростым. Мелкому игроку продуктового рынка вообще непросто начать продавать свои товары через торговые сети. Помогло то, что фермер производит эксклюзивный товар.

— Ритейл — это крупные предприятия, которые работают как система. Там за каждое движение отвечает отдельный человек. Мы, фермеры, как привыкли: ты пришел, поглядел человеку в глаза, оговорил с ним все, по рукам ударили, и начинаем работать в рамках договоренностей. А тут ты должен в одном отделе договориться о цене, в другом о графике поставок, в третьем еще о чем-то. Для обычного фермера, который с этим не сталкивался, это трудно. Мне было не очень, — вспоминает хозяин предприятия.

Сотрудничество с торговыми сетями тоже внесло свою лепту в расширение ассортимента. Сначала фермеры отправляли в магазины большие головки сыра, а уже там его нарезали и упаковывали. Но это давало много отходов: выбрасывались подсохшие срезы, оставшиеся небольшие кусочки покупателей не привлекали. Тогда фермеры стали делать меньшие по размеру головки, чтобы их не надо было резать. Но их покупали не очень активно. Крыловы решили часть сыров нарезать и упаковывать по 120 граммов, чтобы небольшие кусочки могло себе позволить большее число покупателей. В это же время было много экспериментов с упаковкой, ее дизайном, размером. В итоге разнообразие продукта на прилавках увеличилось. Это, с одной стороны, позволяло найти путь к более широкому кругу покупателей, а с другой, быть более заметными на прилавках.

Фото: Глеб Малофеев
Фото: Глеб Малофеев

«Пора делиться опытом»

Рядом с хозяйством развернулась масштабная стройка: ферма расширяется. Здесь будет инновационный комплекс с воплощением большинства идей, увиденных в Европе, и завод по переработке молока.

Комплекс заработает в следующем году. Выход на проектную мощность запланирован в конце 2022 года. На уже построенную часть нового корпуса средства получили от инновационного фонда. Остальное строится за кредитные ресурсы.

— Невероятно сложно было получить льготный кредит. Но все же нас поддержали. Спасибо, теперь все получится. Были бы у меня свои деньги, построил бы быстрее. Но своих нет, а я взялся за проект, который на порядок крупнее, чем я сейчас имею возможностей. Поэтому и обратился к государству за помощью. Ведь важное дело делаем, новую отрасль в стране развиваем, — делится Дмитрий.

— Мы планируем производить камамберы из козьего молока, а объем переработки молока будет пять тонн в смену, — продолжает Крылов. — Новый комплекс оснастим современными техническими решениями. Он станет образцом для копирования и базой для обучения специалистов. Я хочу, чтобы здесь накапливались знания и опыт в области козоводства, а ученые могли проводить эксперименты. Уверен, что мы можем работать не хуже Европы.

Партнер проекта:

«Белагро» — крупнейший поставщик сельхозтехники и запасных частей. Наш ассортимент насчитывает более 3000 наименований техники и более 100 000 артикулов запчастей. У нас минимальные цены, так как мы выполняем прямые поставки с заводов производителей.

-10%
-10%
-10%
-10%
-20%
-10%
-40%
-40%