109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  2. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  3. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  4. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  5. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  6. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  7. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  8. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  9. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  10. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  11. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  12. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  13. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  14. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  15. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  16. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  17. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  18. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  19. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  20. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  21. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  22. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  23. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  24. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  25. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  26. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  27. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  28. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн прошедшего дня
  29. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  30. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть


Александр Чубрик,

В последнее время мы незаслуженно забыли о китайском опыте, и я призываю восстановить справедливость и перенять некоторые лучшие практики. Речь идет о таком ставшем классикой феномене, как «последнее китайское предупреждение». Перенять этот опыт я предлагаю Министерству информации. И вот почему.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Александр Чубрик, директор Исследовательского центра ИПМ. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Как правило, основное информационное поле лежит между идеологически противоположными крайностями. У каждой из этих крайностей есть своя аудитория, но основная масса людей черпает информацию именно из поля между ними. Чем оно шире и разнообразнее, тем меньше поляризация общества. Разнообразие и «широта ассортимента» дают возможность каждому собрать в свою информационную корзинку комфортную для себя картину мира, не впадая в крайности.

Не следует думать, что между полюсами (в нашем случае один из них можно условно назвать «кто-то», другой — «где-то когда-то») находятся сплошь нейтральные СМИ. Абсолютно нейтральных медиа не бывает просто потому, что их делают люди, у которых есть позиция (или чью позицию определяет собственник СМИ), которые могут ошибаться и даже менять мнение. Но именно потому, что абсолютное большинство людей не являются ярыми фанатиками той или иной идеологии, широкое медийное пространство помогает поддерживать равновесие в обществе.

Проблемы начинаются, если это поле «зачистить». Когда исчезает разнообразие, каждому потребителю информации приходится выбирать одну из противоборствующих идеологий. Поэтому узость информационного поля ведет к расколу общества и является источником политической нестабильности.

Белорусский рынок медиа относительно молодой и небольшой по размеру. Большинство людей пользуются источниками информации, которые пишут «обо всем понемногу», то есть черпают информацию из нескольких массовых газет и крупных интернет-порталов. Если разрушить такие СМИ, то их аудитория будет искать информацию и находить ее в той идеологической крайности, которая ей ближе. И информационное поле еще больше станет похожим на поле брани.

Разрушить любое СМИ и «зачистить» информационное пространство Беларуси довольно просто. Согласно действующей редакции Закона о средствах массовой информации, любому СМИ, работающему в Беларуси, могут выноситься предупреждения. Два предупреждения в течение года — и государство получает право применить к такому СМИ санкции от ограничения доступа к интернет-ресурсу (достаточно решения Министерства информации) до прекращения деятельности СМИ (требуется решение суда). И вот тут нам пригодится «китайский опыт». Начиная со второго, каждое предупреждение может стать последним для СМИ — но пусть оно будет «последним китайским»! В той истории, от которой пошла идиома про «последнее китайское предупреждение», Китай «предупреждал» США о последствиях нарушения воздушного и водного пространства как минимум 900 (!) раз, но так и не предпринял никаких действий. Просто мудрые китайцы каждый раз задумывались о последствиях таких действий — и ограничивались предупреждениями.

В нашем случае последствия разрушения национальных СМИ — это ни много ни мало удар по суверенитету. Наличие крупных национальных СМИ (не государственных, а именно национальных, принадлежащих белорусам и работающих из Беларуси) — это основа информационной безопасности страны. И конституционная реформа, и диалог на «площадке» парламента требуют коммуникации, которая невозможна без доверия к информационным каналам. Осознание ответственности перед аудиторией будет заставлять национальные медиа еще тщательнее проверять информацию и максимально избегать идеологии. Идеологи не пользуются доверием общества, иностранные СМИ не продвигают национальные интересы. Поэтому разрушение национальных средств массовой информации загоняет государство в угол, точнее, в тоннель, в конце которого света явно не будет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

-50%
-15%
-10%
-10%
-20%
-40%
-38%
-40%