1. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  2. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  3. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  4. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  5. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  6. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  7. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  8. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  9. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  10. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  11. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  12. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  13. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  14. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  15. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  16. Минздрав рассказал, сколько пациентов инфицировано COVID-19 за последние сутки и сколько умерло
  17. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  18. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  19. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  20. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  21. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  22. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  23. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  24. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  25. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  26. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  27. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  28. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  29. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  30. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»


Бывший посол Беларуси в Словакии Игорь Лещеня, который ушел в отставку после громких заявлений о текущей ситуации в стране, находится в Беларуси, не собирается просить политического убежища и пока не верит в возможность своего ареста. Об этом он рассказал в интервью телеканалу «Настоящее время».

Фото с сайта slovakia.mfa.gov.by
Фото с сайта slovakia.mfa.gov.by

Игорь Лещеня подал прошение об отставке 18 августа, через два дня после своего заявления, в котором высказался о ситуации в стране. Как оказалось, сейчас он находится в Беларуси и не намерен просить политического убежища в другой стране, хотя, по его словам, власти Словакии готовы были ему его предоставить.

— Сейчас я сижу у себя на даче под Минском и разговариваю с вами. Я в первые дни об этом не говорил, но действительно на следующий день после моего заявления средства массовой информации Словакии распространили заявление премьер-министра страны. Суть заявления: если Игорь Лещеня попросит политическое убежище, Словакия должна его предоставить. Но я всегда говорил и говорю, что я этот шаг сделал не для того, чтобы просить политического убежища. В Беларуси мои дети, мои родители, я должен быть в Беларуси. И поэтому я вернулся. К счастью, вернулся без приключений, — заявил Лещеня.

По словам дипломата, он не получал информации про дальнейшие планы властей в отношении себя от коллег и знакомых из госструктур, а также МИДа и самостоятельно не связывался с ними, чтобы не создавать для них двусмысленную и небезопасную ситуацию.

— Нет, никаких сигналов я не получал. Естественно, после отставки меня уволили из системы МИД. Ну насколько это могло быть корректно, наверное, какая-то корректность была. Сигналов не получал, звонков не получал. И, конечно, принципиально — отвечаю на возможный вопрос — я сам не выходил ни на каких своих бывших коллег, чтобы не провоцировать их, не создавать неудобные ситуации. Потому что есть решение, которое каждый принимает сам. И я четко осознавал, что я иду в никуда, что я обрек себя и свою семью на своеобразные приключения, я это все понимал. Но это моя позиция, это тот случай, когда то, что называется нерациональным, иррациональным, оно важнее всех расчетов и осознания всех неудобств и проблем в жизни.

Игорь Лещеня считает, что пока ему не грозит арест, так как его заявления были выверенными и он «прошел по краю», не делая ненужных обобщений. Бывший посол заявил, что после его заявления об отставке министр иностранных дел Владимир Макей с ним не связывался — только сотрудники кадровой службы.

Также он считает закономерным, что за его отставкой не последовало подобных шагов или заявлений от занимающих высокие посты белорусских чиновников и дипломатов, так как считает их достаточно осмотрительными.

— Я был уверен, что этого не произойдет, потому что дипломат, сотрудник МИДа — это человек достаточно специфической профессии. И каждый думает, что ему делать, как он будет кормить семью. Опять-таки, наверное, какие-то иные ощущения. И вообще чиновник — это существо осторожное, оно хочет видеть четкого оппонента власти, какова его программа, как он отнесется к нему, к чиновнику, к нему любимому. И поэтому, конечно, здесь я понимаю чиновников.

По словам Лещени, голосование на президентских выборах 9 августа было скорее протестным, чем за кандидата Тихановскую, у народного движения в настоящий момент нет явных руководителей, а люди отстаивают свои основные политические права.

— Я думаю, что здесь есть специфика ситуации. Народ довели до такого состояния, что он готов был проголосовать за любого мало-мальски раскрученного [альтернативного кандидата]. Народ голосовал за людей, не зная их программ. Это специфика ситуации. Программа Тихановской — «Я организую новые выборы». Все. И, конечно, нет четких лидеров. Есть только некоторые базовые вещи, к которым и я призываю. Вот народ был против обмана, против того, что не учли его голоса, и народ возмущался произволом, скажем так, отдельных работников [силовых структур]. Речь идет [о том], что люди выступают за базовые политические свободы.

Напомним, посол Беларуси в Словакии Игорь Лещеня 16 августа выпустил видеообращение, в котором поддержал мирных демонстрантов, в том числе и бастовавших рабочих, а также осудил насилие силовиков в отношении протестующих, заявив, что некоторые представители органов правопорядка «восстановили традиции НКВД». Через два дня он ушел в отставку. После этого он вновь высказался по поводу слов министра обороны Беларуси Виктора Хренина о бело-красно-белом флаге, использующемся на акциях протеста.

— От этого заявления несколько шагов до того, чтобы объявить демонстрантов с БЧБ-флагами пособниками фашистов и начать освобождать от них Беларусь. Я очень надеюсь, что я вернусь в Беларусь, где не будет военного положения и человек с оружием и в погонах не будет стрелять в человека без оружия, который никогда не носил погонов. Насилие и кровь — это то, от чего не отмыться, — заявил дипломат.

-5%
-25%
-20%
-10%
-20%
-10%
-20%
-10%
-37%
-20%
0072356