Сегодня, 3 сентября, Александр Лукашенко освободил от должности госсекретаря Совета безопасности Беларуси Андрея Равкова, пробывшего на этой должности немногим более семи не самых спокойных месяцев. Вспоминаем, чем он запомнился на этом посту.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

До назначения в Совет безопасности, которое, несомненно, было повышением и случилось 20 января этого года, Андрей Равков более пяти лет возглавлял оборонное ведомство. Репутацию Министерства обороны за это время подпортили громкие случаи неуставных отношений в армии, самоубийства и гибели солдат, а также несчастный случай с праздничным салютом на День независимости в прошлом году.

В апреле Равков был назначен еще и уполномоченным представителем президента по Брестской области, что расширило его обязанности до анализа общественно-политической и социально-экономической ситуации в регионе, прогнозирования ее развития, а также выработки предложений по развитию области и решению ее проблем. Напомним, протесты против строительства аккумуляторного завода в Бресте длились к тому моменту уже два года.

Армия в подавлении беспорядков — в теории

Однако на своей новой должности госсекретарь Совбеза был не слишком заметен до июля, пока не начал высказываться о текущей ситуации в стране, которая к тому моменту все больше обострялась. Когда в середине июля Александр Лукашенко посещал 103-ю Витебскую отдельную гвардейскую воздушно-десантную бригаду, Равков говорил о действующей в стране военной доктрине, приводя в пример Сирию и Украину, где, по его словам, война начиналась с улицы, и заявил, что силовики, в том числе и армия, готовы предотвратить массовые беспорядки в Беларуси.

— Не надо распускать сопли и думать о том, что кто-то сказал, что армия будет против народа, армия будет стрелять против народа (я уж, товарищ президент, от души скажу). Но вы должны четко понимать: мы — силовой инструмент. Не только вооруженные силы, но и милиция, и ОМОН, и органы внутренних дел, и внутренние войска, и пограничники, и другие силовые структуры. И наша задача — не допустить гибели государства. Не допустить кровопролития в народе. Не допустить. Если мы это допустим, значит, мы проиграли бой. А все это начнется (если вдруг начнется), это будет тайно, тихо, организация массовых беспорядков, что вы сейчас, я уверен, видите, наблюдаете. А конфликт затем может перерасти во что угодно. Тем более что в этом завязаны внешние силы — это ни для кого не секрет, это видно невооруженным глазом.

Похожие мобилизующие тезисы он позже озвучил в 5-й отдельной бригаде специального назначения в Марьиной Горке, где вновь сопровождал Александра Лукашенко в предвыборном туре по военным частям. Здесь речь зашла уже о цветных революциях.

— Мы на сегодня говорим с полной ответственностью, что просто так война не начнется. Она начинается заблаговременно. В первую очередь с внутренних вооруженных конфликтов, цветных революций, может быть, инспирированных извне, как это было в тех конфликтах, которые мы изучали. Поэтому мы должны к этому быть постоянно готовы.

«ЧВК Вагнера»

В конце июля неожиданной стала новость о поимке в Беларуси людей, которых власти называли бойцами «ЧВК Вагнера», прибывшими в нашу страну с неясными, но явно недружелюбными целями.

Тогда Андрей Равков анонсировал срочные меры, принятые после инцидента. В них входило усиление прикрытия белорусских границ, повышение мер безопасности на массовых мероприятиях (в том числе и на предвыборных митингах).

Равков встретился с зарегистрированными кандидатами в президенты 30 июля, когда до выборов оставалось полторы недели, где рассказал им, что в Беларуси остаются 170 боевиков, которые имеют диверсионную подготовку, а также сообщил о существующих рисках во время массовых мероприятий. Госсекретарь Совбеза заявил, что боевики, которых удалось задержать к тому моменту, дают показания о том, что собирались «делать революцию» в Беларуси, а также отметил, что в России — под Псковом и Невелем — идет формирование дополнительных вооруженных отрядов.

Вскоре после президентских выборов все задержанные «боевики из ЧВК Вагнера» были переданы Москве. До этого на их выдачу Киеву надеялась украинская сторона, которая заявляла об участии арестованных боевиков в конфликте на Донбассе в составе незаконных вооруженных формирований. Украина даже направила официальный запрос о выдаче, но так и не получила ответа.

После выборов

В конце августа, когда по всей стране проходили массовые акции с участием сотен тысяч человек, Равков разместил у себя в Facebook краткий пост по поводу участия в протестном движении белорусов зарубежья. По его мнению, такая поддержка не может быть показателем настроений в стране, так как наши соотечественники, выходящие на протестные акции за границей, давно не живут в Беларуси, ничего не сделали для страны, а их патриотизм он назвал «ностальгическим». Равков также дал совет белорусам, которые воодушевлены подобными зарубежными акциями.

— Вы почему там не живете, освободив здесь каждый свое рабочее место, места ваших детей в садике, уменьшив нагрузку на учителей в школе, конкурс в вуз и очередь к врачу? Сейчас на меня закричат: «Это наша земля, родная и неповторимая, мы никуда не должны ехать!» — и это правильно, наша. Тогда и опирайтесь на нее, а не на импортные эмоции.

«Не чужой же человек»

Чем в дальнейшем займется Андрей Равков — пока неизвестно. Его пост занял уже бывший председатель КГБ Валерий Вакульчик.

Однако Лукашенко уже дал поручение главе своей администрации Игорю Сергеенко трудоустроить экс-госсекретаря Совбеза.

— Андрей Алексеевич (экс-госсекретарь Совбеза Андрей Равков. — Прим.) же не чужой человек. Просто мне показалось, что он не совсем уютно себя чувствует в этом кресле. Ему, конечно, надо такую работу подобрать, чтобы он шевелился. Потому что в министерстве обороны (ранее Андрей Равков был министром обороны. — Прим.) все-таки больше активность была, нежели в этом аппарате, — отметил Лукашенко. — Он надежный человек. Мы с вами договорились, что вы его пригласите, я с ним потом поговорю. Предоставим ему работу. У нас хватает вакансий для того, чтобы он работал и приносил пользу нашей стране. Он еще молодой генерал. И, думаю, что мы от него поимеем пользу как внутри страны, так и на внешнем контуре, если он захочет работать. У нас достаточно силовых международных организаций, где он может приложить свои усилия.

-90%
-10%
-50%
-20%
-15%
-30%
-5%
-23%
-10%
0071366