Коронавирус: свежие цифры


Рейтинговое агентство Fitch недавно оценило возможные риски для Беларуси из-за поствыборной ситуации. Можно долго вести полемику об уровне снижения ВВП, глубине девальвации, возможном перехлесте обменного курса, всплеске инфляционных ожиданий. Наверное, к осторожным формулировкам агентства стоит добавить, что прекращение доступа к международным рынкам капитала, эрозия ресурсной базы банков из-за снятия депозитов и внутренний отток капитала через покупку наличной валюты могут реализоваться в полномасштабный банковский кризис, который для начала парализует работу реального сектора. Падение доходов бюджета и невозможность рефинансирования госдолга как на внешнем, так и на внутреннем рынках, вероятно, потребуют монетизации дефицита бюджета, или, что понятнее, «запуска печатного станка». Впрочем, любой более-менее грамотный макроэкономист может с ходу дописать к этому еще кучу страшилок.

  • Имя
    Автор — сотрудник банка, экономист с 20-летним стажем, более десяти из которых — в органах государственного управления.

     

Но речь не об этом. Любая страна переживала и будет переживать экономические кризисы. Все они когда-то заканчиваются, и тогда возникает вопрос: а что дальше? И ответ на него для Беларуси сегодня гораздо важнее, чем текущие макроэкономические вызовы, какими бы они ни были сложными.

Что произойдет, если пройдут новые демократические выборы, будет во многом зависеть от того, кто станет главой государства и каким образом будет перераспределена власть между ее ветвями. Но главное, что это открывает целый спектр перспектив, сумеет или нет воспользоваться ими страна, покажет только время.

А вот что произойдет, если у власти останутся те же люди, спрогнозировать ощутимо легче. Последствия сгруппированы по блокам, просто для удобства, а не по временным характеристикам или значимости для страны. Итак.

Закат ИТ-страны. Неприятие крайнего насилия и попрания гражданских свобод приведет к массовой миграции как специалистов, так и компаний целиком за границу, о чем было публично заявлено в открытом письме резидентов ПВТ. Вряд ли власти оставят без внимания и личные высказывания многих руководителей компаний, что только ускорит процесс. Ряд предприятий отрасли уже заявили о частичной релокации своих команд.

В краткосрочном периоде, помимо сокращения ВВП, поступления валютной выручки и налогов от прямой работы компаний, резко снизится внутренний спрос из-за уменьшения расходов айтишников внутри страны. В более длинной перспективе — снижение технологичности страны.

Снижение доступности качественной медицины. Рост недовольства медиков начал формироваться еще в условиях нарастания пандемии коронавируса, как непрозрачными условиями доплат, так официальным информационным фоном о масштабах проблемы. Многие медики напрямую столкнулись с травмами демонстрантов, неприятие запредельной жестокости по отношению к задержанным вылилось в волну возмущений. Однако попытка высказать свою позицию наткнулась на фактическое обвинение со стороны министра в игнорировании пациентов, пренебрежении своими профессиональными обязанностями. В этих условиях ряд известных врачей уже заявили о своих увольнениях. Вероятно, процесс ускорится через некоторое время, особенно учитывая спрос на квалифицированный медицинский персонал в соседних странах. При этом уезжать будут в первую очередь профессионалы, а те, о которых говорил тогда еще министр Караник, с большей вероятностью останутся. С учетом уже имеющегося дефицита медицинского персонала качество медицинского обслуживания ухудшится.

Ухудшение качества образования. Широкое участие преподавательского состава в избирательных комиссиях привело к формированию у общества стереотипа о массовой причастности учителей к фальсификациям, что, по сути, означает недоверие к школе. Эта позиция уже нашла отражение в нарочитом возврате почетных грамот и дипломов выпускников. В атмосфере недоверия, а возможно, и травли качественно выполнять свою работу трудно. Поэтому преподаватели, небезразличные к своей работе, начнут уходить из школы. В части высшего образования можно ожидать «охоту на ведьм» с постепенным выдавливанием несогласных преподавателей.

В экономической науке указанное выше называется эрозией человеческого капитала и, по сути, означает ухудшение глобальной конкурентоспособности страны в перспективе.

Кризис доверия к силовым министерствам. Комментарии о причинах излишни. Наверное, рано говорить о возможном росте преступности в краткосрочной перспективе. Однако сформировавшийся образ милиции как сугубо карательного органа позволяет прогнозировать рост сопротивления требованиям органов охраны правопорядка, в том числе и законным.

Ухудшение репутации судебной системы. Массовые постановления о штрафах и «сутках» за участие в «несанкционированных шествиях» фактически без суда не позволяют говорить о ее беспристрастности. Соответственно, эти решения будут проецироваться на всю судебную систему (в т. ч. и на хозяйственные суды), что в среднесрочной перспективе будет сказываться на качестве исполнения контрактов.

Снижение уровня взаимодействия власти и гражданского общества. Отсутствие конструктивного диалога между представителями всех уровней исполнительной власти, депутатами с одной стороны и протестующими с другой сформировало ощущение, что власть полностью пренебрегает потребностями народа. А поскольку разговаривать с теми, кто тебя не способен понять, бессмысленно, количество гражданских инициатив будет сокращаться, а эффективность действующих (включая, например, работу бизнес-ассоциаций) будет снижена.

Второй блок характеризует деградацию институтов в стране, которые призваны создавать условия для эффективной работы экономики и способствовать ее росту. Поскольку налаживание работы институтов всегда требует длительного времени, их разрушение затормозит развитие страны на многие годы.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Неспособность власти формировать информационный фон. Отказ государственных СМИ от освещения ситуации в стране на начальном этапе и дальнейшее увольнение их сотрудников в знак протеста привели к полной дискредитации государственных телеканалов и газет. Ключевой источник информации для населения — это несколько негосударственных сайтов и телеграм-каналов. Анализ российских сайтов показывает, что основной контент при освещении ситуации в Беларуси берется не из государственных СМИ.

Потеря коммуникативной функции правительством. В дополнение к вышесказанному существенно сокращаются возможности влияния на общественное мнение альтернативными способами. Публичные массовые заявления деятелей культуры и искусства, различного рода селебрити, как отечественных, так и зарубежных, формируют негативный образ власти. Один из наиболее болезненных ударов — это высказывания топовых спортсменов, что фактически отбирает у главы государства возможность говорить о достижениях в области спорта. В результате власть теряет возможность транслировать картинку успешности.

Отсутствие позитивной повестки развития у правительства. Еще в послании к белорусскому народу и Национальному собранию президент транслировал отказы от преобразований. Поствыборная риторика вообще становится негативной с обвинением противников власти во всех проблемах. Наиболее вероятно, что на фоне сформировавшихся макроэкономических угроз правительство вернется к ручному управлению экономикой как к наиболее знакомому способу.

Ограниченное поле для экономического маневра. Помимо внутреннего сопротивления реформам есть еще несколько факторов, сдерживающих возможности экономических преобразований. Во-первых, это дефицит профессионалов. Относительно невысокие заработные платы и ограниченные возможности для самореализации (см. пункт выше) и до этого не создавали предпосылок для сохранения высокопрофессиональных кадров на госслужбе. В текущих условиях, когда многие сотрудники обозначили свою гражданскую позицию, ситуация станет еще более плачевной. Во-вторых, банальное отсутствие доверия к власти. Большинство исследований свидетельствуют, что успех реформ во многом зависит от уровня поддержки их населением. В условиях фактически высказанного вотума недоверия можно ожидать, что любые инициативы правительства будут подвергнуты критике. В-третьих, реформы — вещь затратная. При этом внутренние ресурсы отсутствуют, а привлечь внешнюю помощь для содействия структурным реформам текущее руководство, боюсь, уже не сможет никогда.

Это лишь наиболее очевидные факторы, которые приведут к ухудшению государственного управления, что негативно скажется как на качестве принимаемых решений, так и на способности правительства претворить их в жизнь.

Если к обозначенным трем блокам: эрозии человеческого капитала, институциональной деградации, снижению качества государственного управления — добавить общую фрустрацию общества, то можно смело говорить, что страна будет отброшена в развитии лет на 10 назад. Реализация этого сценария крайне негативно повлияет на уровень предпринимательских инициатив, что загоняет развитие страны в порочный круг, вырваться из которого будет крайне сложно.

На сегодняшний день не ясно, понимает ли текущее руководство, что есть риск потерять целое поколение, за счет которого есть возможность вырваться из ловушки средних доходов.

Конечно, все когда-то заканчивается, и потенциал людей в стране позволит перебороть те последствия, о которых говорилось выше. Но во что обернется для будущего белорусов попытка сохранения власти, сколько лет придется потратить, чтобы наверстать упущенное? Оценить это крайне сложно, понятно лишь, что при нынешней власти ночь будет долгой.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

-23%
-33%
-10%
-20%
-25%
-20%
-15%
-21%