Президент Беларуси Александр Лукашенко в интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону рассказал, почему проголосовал против ратификации Беловежских соглашений, а также о своих отношениях с Михаилом Горбачевым и Борисом Ельциным.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Лукашенко заявил, что голосовал против ратификации Беловежских соглашений, потому что был патриотом своей страны.

— Во-первых, я был патриотом, а во-вторых, это убеждение мое. Я любил свою страну. Я считал, что Советский Союз — это государство, которое стабилизировало мир. Я же международником был и искренне убеждал всю жизнь людей, что это так.

Рассказал президент и как бывал на совещаниях у первого и единственного президента СССР Михаила Горбачева.

— Во времена Горбачева я очень часто с ним встречался. Я — пацаненок с какого-то там села, занимаясь экономическими реформами, был приглашен несколько раз на узкие совещания к Горбачеву. Он меня знал лично и задавал мне лично вопросы: «А как будет, если сделаем так? Вы как там снизу это видите?»

Президент заявил, что является одним из тех, «кто загубили программу «500 дней» (программа перехода плановой экономики СССР на рыночную экономику. — Прим. TUT.BY). Он присутствовал на совещании, где и обсуждали эту программу.

— Наверное, меня Горбачев пригласил как эксперта из Беларуси. Когда дебаты шли к концу, Михаил Сергеевич пишет мне записку. Там узкий стол был длинный, я в конце сел. Сижу тихонько, он мне эту записку написал и передает через своего известного помощника. Мне приносят, открываю: «Товарищ Лукашенко, не могли бы вы выступить сейчас по этому вопросу».

Президент сказал, что не готовился, но выступил.

— Я ему говорю: «Михаил Сергеевич, у нас огромная страна. Кто-то ее называет империей, неужели вы думаете, что спустя столько времени, когда мы укореняли и укрепляли основу вот этой, мы за 500 дней можем перевернуть ту страну? Мы превратим ее в хаос и опрокинем». Он сразу же: «Если снизу не воспринимают — эта программа не годится». В итоге программу отклонили.

Президент рассказал, что у него были очень хорошие отношения с Борисом Ельциным.

— Если бы его определенные кадры не сталкивали с того пути, по которому мы шли, мы могли бы сделать больше. Но в силу определенных обстоятельств Бориса Николаевича обычно пичкали другой информацией, давали камеру — и он иногда мог рубануть.

Президент вспомнил ситуацию с провокацией на границе и журналистами.

В провокации журналистов Завадского и Шеремета обвиняли и в 1997 году. В июле в новостной программе на ОРТ вышел их сюжет о белорусско-литовской границе. Через несколько дней репортеров задержали по обвинению в незаконном пересечении границы и поместили в следственный изолятор. Там Завадский отсидел полтора месяца, потом мера пресечения ему и Шеремету была изменена. Из-за задержания журналистов разгорелся нешуточный российско-белорусский скандал на высшем уровне.

— Помните провокацию эту на границе. Это же спланировано было, мы это видели. И Борис Березовский, потом мой старый друг, говорит: «Вы скажите ему вот это». И Ельцин мне: «Шеремета пусть отпустит». Конечно, это влияло негативно на наши отношения, но это было сказано и забыто. Вот Ельцин сказал и через минуту он забыл.

Лукашенко рассказал также, что всегда был с Ельциным на ты, это было требованием первого президента России: «Он старше меня был и требовал от меня: «Не называй меня на вы».

Журналист уточнил, мог бы Ельцин повести себя по отношению к Беларуси так, как себя ведет Путин.

— У Ельцина и нынешнего президента России ответственность иная. Ельцин не был сторонником развала Союза, они боролись за власть. Скорее всего, это — ему не нужно было разрушение. Ельцин, как он говорил, считал себя виновным за распад Советского Союза. И он понимал, его и Запад сдерживал, у него тренд был такой: демократ и прочее, независимость республикам. Он же это наговорил, и даже внутри берите сколько хотите суверенитета. У него уже был задан этот тренд, он уже из этой колеи выскочить мог (он же с характером), но не хотел. Но он абсолютно был императором, он был предан этой стране.

Президент вспомнил одну встречу, на которой присутствовал и Анатолий Чубайс.

— Как-то он на Беларусь там наехали, в очередной раз по ценам, энергоносителям, тогда этот бартер процветал со всех сторон. Я приехал в Кремль, мы вели переговоры в узком кругу, потом была общая встреча.

Во время обсуждения Лукашенко обратился к Ельцину из-за того, что его подчиненные меняют достигнутые президентами договоренности.

— Беларусь обижаете? Не годится, товарищ Чубайс, — сказал Лукашенко, изобразив голос Ельцина. — Через час было все возвращено, как мы с ним договорились. Все вопросы были разрешены. И у него ко всем республикам было такое отношение. Он считал, что он старший, он должен поддержать, он должен помочь, — сказал Лукашенко, отметив, что у нынешнего президента России Владимира Путина система другая.

-10%
-30%
-30%
-40%
-50%
-15%
-25%
-50%
-20%