1. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  2. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  3. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  4. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  5. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  6. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  7. «Если бы не Толик, сидели бы голодные». История ипэшника, который 19 лет работает в автолавке
  8. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  9. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  10. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  11. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  12. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  13. СК передал документы в Генпрокуратуру на экстрадицию Тихановской
  14. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  15. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  16. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  17. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  18. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  19. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  20. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  21. Новый тоннель метро, маникюр прокурора, суды над журналистами и платье, весом в 15 килограммов. Самые яркие моменты февраля
  22. Суд по делу «ноль промилле», планы по экстрадиции Тихановской. Что происходит в Беларуси 2 марта
  23. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  24. Минское «Динамо» начинает первый за четыре года плей-офф. Чего ждать от «зубров»
  25. Получающих зарплату «в конвертах» планируют привлекать по «административке»
  26. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  27. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  28. В Минске продолжают судить врача БСМП и журналистку TUT.BY. Приговор огласят сегодня — в 16.00
  29. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  30. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»


Работа на склад не позволила экономике завершить первое полугодие так провально, как ожидалось. По этой же причине рецессия будет менее глубокой, но более продолжительной, говорится в обзоре экономики первого полугодия Центра экономических исследований BEROC.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

BEROC проанализировал экономическую ситуацию в Беларуси в первом полугодии, на основании чего сделал вывод, что влияние пандемии будет ощущаться еще более года. «Вместо глубокого, но менее продолжительного спада он станет не столь глубоким, но более продолжительным», — пишут авторы обзора. При отсутствии новых внутренних и внешних шоков экономисты прогнозируют, что по итогам 2020 года спад достигнет 3−3,5%, после чего наступит слабый восстановительный рост. Даже если пандемия будет преодолена достаточно быстро, не будут предприняты новые ограничительные меры и стимулирующие действия, ее влияние будет ощущаться на протяжении 1−2 лет. Причин тому несколько.

Предприятия будут распродавать склады в ущерб производству

В анализе говорится, что после основной сложности первого квартала — проблем с поставками нефти — экономика имела возможность достаточно быстро возобновить рост. Однако с приходом пандемии коронавируса, ставшей ключевым фактором макроэкономической динамики первого полугодия, спад выпуска приобрел устойчивый характер.

Во втором квартале совокупный спрос сократился примерно на 20%. Однако за счет сохранения производства крупных предприятий влияние просевшего спроса оказалось менее болезненным, чем ожидалось. Во втором квартале спад ВВП составил около 3%, а по итогам полугодия 1,7%. Позитивное влияние на ВВП оказали отдельные отрасли, сохранившие рост. Это сельское хозяйство, информация и связь, строительство.

В последние три года одним из ключевых факторов экономического роста в структуре спроса являлось конечное потребление домохозяйств. Здесь же очевидней была реакция на изменения среды. И во втором квартале роль стимула-громоотвода в структуре спроса исполнило накопление запасов, отмечается в обзоре. Если кризисные проявления окажутся затяжными, экономисты ожидают, что снижение конечного потребления станет устойчивым трендом.

Экономисты указывают на снижение уровня производительности труда из-за того, что фирмы не имели достаточно возможностей для регулирования занятости и зарплат в изменившейся конъюнктуре, приняв на себя основное бремя коронакризиса.

Благодаря сохранению производства на госпредприятиях и поддержке из бюджета даже во время пандемии реальные зарплаты росли, тогда как уровень занятости в экономике снижался. В итоге текущий уровень зарплат становится дополнительным бременем для ценовой конкурентоспособности компаний.

Крупные предприятия обеспечили спрос на продукцию контрагентов и способствовали поддержанию потребительского спроса благодаря поддержанию зарплат работников. Но продукция крупных госпредприятий в основном уходила на склады, в результате чего объем запасов достиг 80% от среднемесячного объема производства. Значит, в ближайшие месяцы предприятиям предстоит ограничивать производство, чтобы распродать складские запасы. Это повышает риски отсроченной и растянутой рецессии.

Хрупкая финансовая и фискальная стабильность

Перспективы роста осложняются рядом рисков, которые несут низкие цены на энергоресурсы на мировом рынке. «Это и ухудшение ценовой конкурентоспособности национальных производителей вследствие закрепленной в абсолютном выражении цены на газ (на фоне снижения мировых цен в относительном выражении цена для Беларуси возрастает)», — говорится в анализе. В то же время торговля нефтью и нефтепродуктами оказывается менее выгодной. Во-вторых, коронакризис влияет на волатильность обменных курсов. Если в результате глобального финансового шока будет обесцениваться российский рубль, это же случится и с белорусским. Такой шок может оказаться системной угрозой финансовой стабильности страны. На нее же могут оказать негативное влияние реструктуризация долгов госпредприятий и удешевление
стоимости их обслуживания, директивное кредитование, объем которого с начала года вырос с 740 млн до 1,26 млрд рублей. Наряду с попытками подтолкнуть банки к кредитованию реального сектора усиление финансовой поддержки, чаще всего нацеленной на системно слабые госпредприятия, ощутимо актуализирует риски финансовой стабильности, подчеркивают экономисты.

Впервые за долгие годы бюджет становится дефицитным, а ситуация в фискальной сфере неустойчивой, пишут эксперты, объясняя это сильно увеличившимся дефицитом бюджета. «Ситуация коронакризиса привела и к ряду непредвиденных снижений в доходах, но усиливается потребность в наращении расходов, например, связанных с поддержкой госпредприятий». В то же время потребность в иностранной валюте и растущий дефицит бюджета подталкивают власти к тому, чтобы более активно привлекать новые долги.

-15%
-7%
-55%
-15%
-50%
-37%
-30%
-10%
-30%
-8%
0072606