Юрист Юрий Гуща, который входит в инициативную группу Валерия Цепкало, ознакомился с документами в ЦИК, по которым во Фрунзенском районе Минска не учли все подписи за этого кандидата в президенты. «То, что я увидел, повергло меня в шок и тяжелый ступор», — говорит юрист. Юрий Гуща утверждает, что обнаружил «целый ряд грубых несоответствий и нестыковок, серьезных ошибок и неточностей». Среди них — вопросы по числу сданных подписей (где «потерялось» больше 750 штук) и почерковедческой экспертизе (делали ли ее, а если да, то в какие сроки и как успели проверить более 6,3 тысячи). В избирательной комиссии по Фрунзенскому району заявили, что «комментариев не будет» (но дали ответ на массовые обращения избирателей из-за непризнания подписей). Похожий ответ мы получили и в управлении Государственного комитета судебных экспертиз по Минску, специалисты которого и должны были проводить экспертизу по подписям.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Юрий Гуща — кандидат юридических наук, юрист, он специализируется на финансовом, налоговом и инвестиционном консультировании среднего и крупного частного бизнеса. Ранее Юрий продолжительное время работал в оперативных подразделениях ГУБЭП МВД Беларуси, которые занимаются в числе прочего выявлением и раскрытием тяжких и особо тяжких преступлений в банковской системе. Юрий несколько лет также руководил службой экономической безопасности одного из коммерческих банков. В нынешнюю избирательную кампанию он входит в инициативную группу Валерия Цепкало.

«Это серьезные системные „залёты“»

Юрист обращает внимание, что Фрунзенский район — один из самых проблемных по количеству отбракованных подписей не только за Валерия Цепкало, но и за другого серьезного альтернативного кандидата — Виктора Бабарико.

10 июля он почти два часа изучал в ЦИК документы, по которым во Фрунзенском районе Минска не учли подписи за этого кандидата в президенты.

«То, что я увидел, повергло меня в шок и тяжелый ступор, — отмечает юрист. — Я не буду предвосхищать оценки того, что заставило меня пережить такие ощущения, займусь лишь сухой констатацией фактов и на примере подписей за Валерия Цепкало постараюсь показать суть и механизм того, как „работает“ нынешняя избирательная система. При ознакомлении с указанными документами был обнаружен целый ряд грубых несоответствий и нестыковок, серьезных ошибок и неточностей».

Юрист уточняет, что «это не какие-нибудь помарки, описки и опечатки». «Это серьезные системные „залёты“, наличие которых позволяет подвергнуть обоснованному сомнению качество и достоверность работы всей комиссии, а также все принятые ею решения вплоть до их отмены», — убежден юрист.

Юрист — про недостачу сданных подписей

Юрий Гуща акцентирует внимание на том, как происходил прием подписей избирательной комиссией Фрунзенского района Минска и какие результаты оказались на выходе по их числу.

Протокол, которым устанавливают количество избирателей, поставивших подписи о выдвижении кандидата в президенты, избирательная комиссия Фрунзенского района составила 29 июня. «Он подписан всеми ее членами без каких-либо оговорок и примечаний, что позволяет судить о том, что эти члены полностью согласились с содержанием данного документа», — отмечает юрист.

Общее количество принятых подписей в протоколе — 17 853.

«И в этом — первый „залёт“: обнаружилась недостача. Потому что координатором инициативной группы С. Лавренкиным 18 и 19 июня было сдано 18 610 подписей на 2189 подписных листах, что было отмечено в журнале сданных подписей, ведущемся в комиссии, — поясняет Юрий Гуща. — Таким образом, куда девались 757 подписей, почему они оказались не учтены, где потерялись — остается загадкой, разгадать которую избирательная комиссия не может (или не хочет) до сих пор».

По протоколу проверке достоверности подлежали 6386 подписей. Количество подписей, признанных недействительными, — 1078, или 16,8% от всего количества проверенных.

Какие вопросы возникли к подписным листам

26 июня избирательная комиссия составила акт результатов проверки достоверности подписей избирателей. «Согласно акту проверка достоверности подписей осуществлялась в период с 20 по 26 июня 2020 года», — отмечает юрист и просит обратить особое внимание на эти даты. — Из этого делаем закономерный вывод о том, что 26.06.2020 года проверка подписей была полностью завершена".

В таблице на несколько листов были перечислены подписные листы, подписи в которых признали недействительными. Как оказалось, во всех случаях — вопросы по датам, которые по закону должен поставить сам подписант. Юрист делает вывод, что у комиссии не было вопросов к подлинности подписей, а только к тому, что даты в подписных листах якобы проставляли не сами подписанты. «Подписи-то, оказывается, — настоящие! К ним нет никаких претензий. Акт прямо констатирует, что подписи проставлены их обладателями — жителями Фрунзенского района Минска, — отмечает Юрий Гуща. — И таким образом, целые качественные подписные листы с подлинными подписями были отклонены не по содержательному признаку, а по формальному».

Юрий приводит пример: собственноручно проставленная в подписном листе подпись члена инициативной группы Андрея Слабко также попала в отбраковку, потому что дата якобы проставлена кем-то другим.

"По мнению тех, кто отбраковал, эти записи “сделаны одной рукой”, - отмечает Юрий Гуща.
«По мнению тех, кто отбраковал, эти записи «сделаны одной рукой», — отмечает Юрий Гуща.

О нестыковках в датах в документах

Из документов следует, что несоответствия почерков установили на основании писем-ответов управления по городу Минску Государственного комитета судебных экспертиз (УГКСЭ) на соответствующие запросы председателя Фрунзенской территориальной районной избирательной комиссии, уточняет юрист. В этих письмах и содержатся сведения об отбракованных подписях.

«Не нужно быть большим криминалистом, чтобы понимать: несоответствие почерков в записи даты и учинения подписи, а также одним человеком сделаны эти записи либо разными, можно установить исключительно при помощи квалифицированного специалиста экспертным путем, то есть почерковедческой экспертизой. Так проводилась экспертиза или нет?» — задается вопросом Юрий Гуща. Он считает, что нет.

Юрист обращает внимание на то, что письма из УГКСЭ за подписью Николая Талецкого датированы 27 и 28 июня, то есть уже после официального завершения проверки подписей и подписания акта результатов проверки их достоверности.

«В ответе УГКСЭ за 27 июня председателю избирательной комиссии по Фрунзенскому району говорится, что «в соответствии с Вашим письмом от 27.06.2020 <…> при изучении подписных листов для сбора подписей в поддержку Цепкало В.В. установлено следующее…». Таким образом, из Фрунзенской районной избирательной комиссии запрос в УГКСЭ на проверку достоверности подписей был направлен на следующий день после окончания проверки подписей и составления акта результатов их достоверности».

О том, возможно ли экспертам за несколько дней проверить больше 6 тысяч подписей

В Избирательном кодексе прописано, что комиссия имеет право обращаться за содействием по вопросам, связанным с проведением выборов, в госорганы, а те обязаны рассмотреть поставленный вопрос и дать ответ не позднее чем в трехдневный срок, поясняет юрист.

«Со ссылкой на это правовое основание 27 июня Фрунзенская районная избирательная комиссия обратилась с письмом в УГКСЭ с целью провести изучение представленных подписей на предмет их достоверности. Я хотел бы сам задать вопросы инициаторам всего процесса: «А что значит «изучение подписей?». Не буду дожидаться ответа, потому что такого понятия нет нигде: ни в законодательстве, ни в методичках по судебно-экспертной деятельности. Такое понятие придумали в УГКСЭ», — уточняет юрист.

Избирательной комиссией Фрунзенского района в УГКСЭ было представлено для проверки достоверности 6386 подписей. По словам Юрия Гущи, тем самым экспертам УГКСЭ предстояло за три дня совершить невероятное: провести графологическое (почерковедческое) исследование 6386 подписей и ответить на стандартные опросы такого исследования:

  • Выполнены ли предоставленные подписи лицом, анкетные данные которого указаны в подписном листе?
  • Проставлена ли дата учинения подписи в подписном листе подписантом собственноручно?

«Только посредством полноценной почерковедческой экспертизы можно с высокой долей достоверности получить ответ на представленные выше вопросы. Другим способом этого добиться невозможно, — поясняет Юрий Гуща. — Если же идет речь о каком-то «экспертном изучении» подписей, то результат неизбежно должен иметь вероятностное значение, но никоим образом не претендовать на полную истинность и достоверность. Такой результат нельзя класть в основу решений, влекущих серьезные юридические последствия».

Эксперт говорит, что почерковедческая экспертиза образцов почерка и подписи человека — это один из видов дорогостоящих и сложных экспертных исследований, требующих серьезной подготовки к нему.

«Эту экспертизу объективно невозможно осуществить только по единично представленному графическому образцу. Эксперту требуется получить у человека, чей почерк или подпись исследуются, значительное количество свободных, условно свободных и экспериментальных образцов, — рассказывает Юрий Гуща. — Говорю простым языком: человек должен исписать своей подписью пару десятков листов бумаги, а также представить эксперту образцы своего почерка и подписи на каких-либо уже ранее существовавших документах. Только тогда эксперт способен дать заключение с необходимой степенью достоверности».

Проведение такого вида экспертизы требует привлечения эксперта очень высокой квалификации и занимает продолжительное время (иногда до нескольких недель), говорит юрист.

«А теперь зададимся вопросом, способно ли экспертное учреждение за три дня дать исчерпывающее заключение о достоверности 6386 подписей, тем более имея в своем распоряжении по одному-единственному образцу от каждого подписанта? — задается вопросом Юрий Гуща. — Но УГКСЭ в своей уникальности превзошел невозможное: вывод о недостоверности такого количества подписей был сделан меньше чем за один день (имеется в виду, что, судя по документам, комиссия попросила провести экспертизу 27-го числа и в этот же день был получен ответ с результатами. — Прим. ред.).

Издание The Village со ссылкой на Государственный комитет судебных экспертиз пишет, что при экспертизе подписей на подписных листах не обязательно устанавливать, кто именно расписался на листе и где этот гражданин проживает. Достаточно выяснить, дату и подпись оставил один и тот же человек или разные люди, потому что основная претензия избирательной комиссии заключалась в том, что дату ставили не те люди, которые оставляли подпись, чего достаточно, чтобы подпись признать недействительной.

«Поэтому для такой экспертизы вполне хватит лишь образцов самой даты и подписи. Судэксперты подчеркивают: в каждом конкретном случае достаточность сравнительных образцов по количеству и качеству определяется экспертом исходя из специфики объекта и складывающейся экспертной ситуации, ввиду чего подготовка материалов для проведения конкретной экспертизы может иметь свои особенности», — пишет издание.

Графолог, прошедший обучение в центре научной графологии «Кинезио», рассказал The Village Беларусь, что «у большого числа людей расходятся типаж почерка и автографа, они не коррелируют между собой».

«Я описал ситуацию только на примере Фрунзенского района Минска.
Уверяю, что эта ситуация до боли типична во всех других регионах, — убежден Юрий Гуща. — А как можно объяснить то, что в Гродно подписи, которые собирал один и тот же сборщик на одном пикете, избирательной комиссией одного района забракованы почти все, а комиссией другого района — без особых проблем приняты и учтены? Есть стойкая убежденность, что такая же ситуация имеет место и в отношении подписей, поданных за Виктора Бабарико».

Что сказали в избирательной комиссии и УГКСЭ

По факту ничего. Председатель избирательной комиссии по Фрунзенскому району Минска Александр Хижняк заявил, что «комментариев не будет». Такой же ответ мы получили и в управлении Государственного комитета судебных экспертиз по Минску, специалисты которого и должны были проводить экспертизу по подписям. Начальник управления Николай Талецкий попросил обратиться в пресс-службу, в которой намеревались помочь с уточнениями по датам касательно того, когда из избирательной комиссии пришел запрос на экспертизу подписей, а также все ли подписи (а их больше 6,3 тысячи) проверили или же выборочно, однако позже отказались от каких-либо комментариев.

В комиссию массово жаловались на непризнание подписей. Что ответили

В избирательной комиссии по Фрунзенскому району из-за массовых обращений по проверке подписей разместили ответ на странице районной администрации. «Избирательное законодательство не предусматривает процедуры перепроверки подписи избирателя по его требованию, предоставления ему копий материалов по проверке подписей и индивидуального или группового обжалования избирателями результатов проверок в судебном порядке. На практике это не может быть реализовано из-за многотысячного количества подписных листов и подписей в них», — отметили в комиссии.

И добавили, что нет правовых оснований на то, чтобы по просьбе конкретного избирателя учесть его подпись в тех ситуациях, когда не были учтены все подписи за кандидата по району, городу или городскому району. При этом ознакомиться с материалами проверки документов, которые нужны для регистрации кандидата в президенты, могут только выдвинутые кандидатом. Они же могут обращаться в суд при отказе в регистрации кандидатом в президенты, уточнили в комиссии.

-25%
-15%
-28%
-25%
-10%
-16%
-20%
-10%
-21%
0071366