Поддержать TUT.BY
69 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Англия глазами белоруса: чем плоха и хороша британская жизнь
  2. Правозащитники опубликовали доклад о пытках в Беларуси
  3. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  4. Дмитрий Крук назвал сценарии для экономики в 2021 году и угрозы, способные их перечеркнуть
  5. В Беларуси за сутки 1651 новый случай COVID-19 и десять смертей
  6. «Цепкало участвовать не планирует». Экс-представитель штаба Цепкало хочет зарегистрировать партию
  7. Минское «Динамо» играет дома против «Торпедо». Онлайн матча
  8. «Он держится, и я держусь». Девушка одаренного студента, осужденного на 4 года, ищет ему работу и стажировки
  9. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  10. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  11. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  12. Горный инженер из Могилева предлагает пешеходный туннель под Днепром — и это звучит круто. Он все рассчитал
  13. «Понял, что поменял шило на мыло». Три уехавших врача рассказывают, как изменилась их жизнь после выборов
  14. Что происходит в Беларуси 27 января
  15. Генпрокуратура опровергла задержание прокурора Витебска. Он уволен
  16. Руководителей МЗКТ, МТЗ, БЕЛАЗа и других предприятий обвиняют в получении взяток от россиян
  17. «Любимая пациентка» доктора Менгеле. Как белоруска выжила после опытов палача из Освенцима и написала письмо его сыну
  18. Министр по чрезвычайным ситуациям Ващенко освобожден от должности
  19. Вынесли приговор минчанину, которого обвиняли в нападении на сотрудника ОМОНа, — 5 лет колонии
  20. В Беларуси повышают минимальные трудовые и социальные пенсии
  21. Последствия «Ларса»: более 2200 обесточенных пунктов, упавшие деревья, подтопленные дома и застрявшие машины
  22. Минчанина судят за протест 9−10 августа: бросил цветок в ОМОН, нанес ущерб «Минсктрансу» на 27 тысяч
  23. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  24. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  25. «Нет, алкоголем не пахнет вообще». BYPOL опубликовал свое расследование по факту смерти Романа Бондаренко
  26. На пациента, ударившего в «политическом конфликте» врача скорой в Бресте, завели уголовное дело
  27. С 28 января снова дорожает автомобильное топливо
  28. «Говорил, что все будет хорошо». По делу о «коктейлях Молотова» дал показания 16-летний обвиняемый
  29. Представитель власти — это кто? Разобрались с юристом, кого нельзя будет оскорблять по новому УК
  30. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти


/

В июне состоялся благотворительный аукцион часов лимитированной серии «Работаем дальше!» из коллекции «Час дапамагаць» завода «Луч». Заработанные 9465 были перечислены участвующим в благотворительном проекте #ByCovid19, культурным и арт-пространствам, предоставившим свои площадки под склады, и организационным центрам волонтерского движения. Позже инициаторы аукциона рассказали, что за 11 лотов боролся один человек. Ко всеобщему удивлению, им оказался не перекупщик или коллекционер, а глава IT-компании, который подарил 5 из 6 выигранных часов волонтерам инициативы #ByCovid19. Поговорили с тем самым победителем — основателем и гендиректором компании Fingers Алексеем Пальчуновым.

Фото из личного архива Алексея Пальчунова
Фото из личного архива Алексея Пальчунова

Волонтеры будут рассказывать внукам о накрывшем мир страхе и о борьбе с ним

— Участие в благотворительном аукционе было спонтанным?

— Когда весь мир наблюдал за тем, что происходит в Китае, все сопровождалось риторикой о том, что это просто грипп. С появлением новой информации понимаешь, что это не «просто грипп» и что это происходит во всем мире. Когда волна докатилась до нас, первое, чем у тебя это отзывается, — это страх. Ты пытаешься продолжать жить, куда-то вкладываешься, что-то делаешь, но страх растекается по тебе, блокирует твое развитие, движение. Как и многие белорусы, я немного впал в апатию.

Если было страшно мне, сидящему в своем офисе, то что испытывали медики, идя на работу, где им надо было встречаться, заходить в палаты, где лежат люди с инфекцией? Это сейчас все немного заблюрилось, но весной, когда мир накрыло, было чувство, что они там на краю пропасти. Я представлял их работу, как русскую рулетку — вроде обойма с большего пустая, но патроны в ней есть. Так и медикам надо было работать, понимая, что это может быть смертельно в любой момент.

Когда прочитал, что ребята объединились и начали возить маски, это произвело на меня сильное впечатление, воспринял это как триумф человечности. Даже хотел стать волонтером и написал в какие-то организации. Но мне не ответили, а я потом нашел множество причин, почему я не могу пойти в волонтеры: я должен был позаботиться о себе, близких, компании, выполнять обязательства перед множеством людей. Тогда решил, если не иду помогать физически, то поддержу волонтеров рублем. Сначала просто закидывал деньги на карту волонтерам и на счет Минздрава. А когда ребята стали продвигать часы, понял, что с теми переживаниями и ощущениями, которые у меня были, не вложиться в часы было бы опрометчиво. Так что я точно знал, что буду участвовать в аукционе, но не думал, что исход будет таким.

— Вы боролись за 11 часов. Для чего столько?

— За день до окончания аукциона я прокликал все позиции и решил, что буду бороться за лот, который не перебьют. В какой-то момент на экране высветилось «Вы побеждаете в 17 лотах». Потом какие-то лоты перебивались, и за полчаса до окончания аукциона я боролся за 11 часов. В последние секунды аукциона люди начали активно перебивать лоты. В итоге мне удалось выиграть только 6 часов, с номерами 3, 4, 6, 7, 9, и 14. Последние оставил себе на память, а остальные передал волонтерам.

— Значит, вы уже после выигрыша решили подарить часы волонтерам?

— Сначала точно не думал, что буду их дарить. Боролся за какой-нибудь один лот. Но когда сделал все ставки и оценил общую сумму, понял, что она не превышает стоимость нового смартфона. А подобные вещи стоят намного больше, чем телефон, поэтому решил за них побороться. Я понимал, что все 11 часов, на которые делал ставки, мне не нужны, но идея подарить их волонтерам еще не была четко сформулирована.
Только через несколько дней после окончания аукциона связался с двумя ребятами из проекта и попросил фамилии волонтеров, из которых выбрал наугад пять человек и передал им часы. Позже, правда, переживал, что нет десятков таких часов, чтобы подарить их всем волонтерам.

Фото из личного архива Алексея Пальчунова
Часы, выигранные на аукционе (справа). Фото предоставлено Алексеем Пальчуновым

— В чем заключалась идея такого подарка?

— По большому счету происходящее во время этой пандемии человечество осмыслит лет через 10−20. Эта история потребует материального воплощения — кому-то поставят памятники, будут написаны книги. Но это произойдет потом.

А тут есть часы, которые с точки зрения функционала больше ничего не значат, но с точки зрения вложенного в них метафорического смысла — очень крутая штука. Осознавая масштаб, который приобрел проект #ByCovid19, количество включенных в него людей, понимаешь, что им важна материальная отметка «это было». Часы здесь выступают символом. Условно, у Ткачева Андрея (один из волонтеров #ByCovid19. — Прим. TUT.BY) будут часы лимитированной серии с номером три, которые он передаст своим внукам вместе с историей о страхе, накрывшем всю планету, и о том, как их дед с этим боролся. И это при том, что стоимость часов незначительная, особенно в сравнении с их значением.

— Что вы чувствовали, когда передали волонтерам часы?

— Это абсолютный кайф. Причем это ощущение приходит через время и имеет накопительный эффект. Когда делаешь это в больших масштабах, в твоей жизни появляется основа, на которую ты можешь положиться. Мы, люди, по большей части несовершенные. Я, например, склонен себя во многом ругать: где-то недорабатываю, ленюсь, кого-то подвожу. Я прекрасно знаю, что я неидеален, но когда наступают тяжелые времена, пытаюсь вспоминать, что я сделал хорошего. И среди прочих галочек о том, что я прекрасный отец, может быть, хороший директор, отличный друг, отзывчивый сын, я в том числе вспоминаю, что я помогаю кому-то за рамками своего круга. Это помогает мне как личности.

Мы не знаем, из чего этот мир соткан и куда он движется. У меня на этот счет есть своя точка зрения. Делая добро, я не только защищаю себя от внутреннего зла, но создаю некую ракушку, в которой я, как сущность, защищен. Моя интуиция подсказывает, что это правильное движение.

Почему кнут не работает и выгодней позволять сотрудникам самореализовываться

— Как пандемия повлияла на вас и вашу компанию?

— У нас полупустой офис, многие работают из дома. А буквально на прошлой неделе один из наших коллег отправился в больницу. Удаленная работа оказалась непростой. Сначала просели в производительности. На еженедельных собраниях я доношу важность каждого сотрудника, каждого действия, что это не я плачу им зарплату, а наши заказчики, которые ожидают определенного уровня и качества. И люди понимают важность того, что мы делаем, чувствуют ответственность. В итоге мы научились работать в новом формате, и производительность стала высокой.

В то же время мы отказались от лишних офисов. К нам пришли новые сотрудники, которых мы пока даже не видели вживую.

— Сейчас мы видим случаи громких уходов из компаний из-за расхождений во взглядах, есть примеры, когда сотрудникам ограничивают доступ к определенным информационным ресурсам на работе. У властей были подозрения, что людей увольняли за их позицию, что привело к проверкам со стороны Минтруда. Вы на сайте подчеркиваете, что оцениваете сотрудников не только по профессиональным качествам, но и по личностным. Ваши сотрудники должны придерживаться принципов, которым следует компания?

— Лично у меня с принципами довольно тяжелая ситуация, потому что на протяжении жизни меняюсь я и меняются мои принципы. А к сотрудникам сверхтребований мы не предъявляем. Я могу понять компании, которые ставят ограничения на прием на работу людей, но в IT другая история. В этой среде чуть меньше консерваторов, чем в основной массе общества, плюс у нас борьба за людей. В условиях высокой конкуренции компании, которые будут выстраивать для сотрудников жесткие ограничения по каким-то жизненным принципам, проиграют. В IT-отрасли выгодней давать человеку максимально много возможностей для самореализации. Неважно, кто он, как он выглядит и о чем он думает вне рамок работы, главное — чтобы он был силен и ответственен в своей профессиональной деятельности.

Кроме этого, как оказалось, пряник действует намного продуктивней кнута. Если мне нужно что-то сделать быстро и качественно на международном уровне, то орать на человека или что-то ему запрещать ни в коем случае нельзя, получишь обратный эффект.

Фото из личного архива Алексея Пальчунова
Фото из личного архива Алексея Пальчунова

— В период эпидемии рост сохранили только сельское хозяйство, строительство и ИКТ. Первое не зависит от глобальных процессов и имеет поддержку государства, второе проблемы еще догонят ближе к осени. А в чем секрет IT, одной из самых глобализированных отраслей?

— Сфера IT не пострадала не потому, что у нас есть какие-то глобальные секреты, а потому, что она хорошо ложится в конъюнктуру происходящих событий. Когда люди закрываются по домам, у них возникает необходимость чем-то заниматься. Если раньше мы могли только книги читать перед камином, то сейчас есть более сложные и совершенные интерфейсы. И этот тренд будет усиливаться.

А секрет может быть в том, чтобы у компании были настроены щупальца, чтобы втягивать те запросы, которые тебе посылает Вселенная.

Гуманность — новый тренд развития общества

— Помощь медикам в период эпидемии вышла на миллионы долларов. Это невиданный для Беларуси уровень общественной поддержки. Вы задумывались о том, что на нее повлияло?

— Предполагаю, что уровень страха, который испытали люди за себя и родных. Каждый понял, что смерть — вот она где-то рядом, задумался, как бы сесть и поговорить с ней. Наверняка, каждый представил, что будет, если заразятся его родственники или он сам, если кто-то умрет. Уровень страха предопределил уровень борьбы и общества, и каждого индивида с пандемией.

Но не только страх, еще и воодушевление, следующее за ним. Со страхом жить невозможно. Ты начинаешь с ним бороться, поэтому кто-то стал волонтером, а кто-то переводил на борьбу с эпидемией деньги.

Конечно, до «ковида» общество было другим. Такие вещи, как пандемия, глобально меняют человечество и не могут не отразиться на таком обществе, как мы. Пусть кажется, что мы устроились на обочине. На самом деле нет. Мы абсолютно европеизированное общество, у всех нас есть доступ к общемировой информации, ценности у нас такие же, как у большинства цивилизованных наций. Думать о том, что мы другие… В нюансах — да, но глобально мы больше интегрированы в мировое общество, чем нам, возможно, хотелось бы.

— Стало популярным высказываться, что после пандемии мир не останется прежним. Какие перемены видите вы?

— Пандемия ведет к ренессансу медицины и росту инвестиций в нее. И биотехнологии, и медицина получат новый толчок для развития. В продуктовых компаниях, которые будут работать в этом направлении, будет очень интересно.

Практически все важное сейчас происходит в лабораториях. Множество команд ученых исследует вирус на предмет того, как с ним бороться. Сколько параллельно будет выдвинуто новых гипотез, которые отпочкуются и будут развиваться в своем направлении, к чему это приведет человечество, мы узнаем через десятки лет. Но важно, что это движение есть. И если искать в пандемии что-то хорошее, то это то, что она дала человечеству пенделя, после которого оно обратит свой взор на медицинские исследования и развитие технологий.

К тому же оказалось, что уже все виды бизнеса зависят от технологий. Я вижу волнообразный рост запросов о переводе бизнеса в онлайн от компаний, которые сидели с офлайновыми точками продаж. 10 лет назад все понимали, что нужно иметь хотя бы свой сайт. Сейчас компании должны быть в социальных сетях, мобильном приложении либо как-то еще работать со своей цифровой аудиторией.

Технологическая составляющая в жизни людей и в бизнесе будет расти, а офлайн-присутствие дорожать.

Сила технологий и алгоритмов приведет к росту вовлеченности людей во многие важные процессы. Подростки уже не выпускают из рук айпады и смартфоны. Вопрос их заинтересованности в играх или в происходящем вокруг — это вопрос борьбы алгоритмов. Ты сколько угодно можешь играть в игры, но если видишь, что вокруг происходит какой-то замес, то отвлечешься и обратишь на него внимание. И тут алгоритм находит путь к твоему милосердию и цепляет тебя. Люди ведь в большей части становятся добрей, человечней и отзывчивей. А гуманность — это новый тренд. Биологически в людях заложено движение к новому. Мы боимся его, но оно нас влечет, развивает и делает лучше. Это значит, что консерваторов, боящихся перемен, будет становиться меньше. Не только из-за технологий, но и ввиду простых биологических процессов: люди умирают, а вырастающие после них — совершенно другие. Ничто не способно этот процесс остановить, его можно только замедлить. Но это вопрос максимум десятка или двух десятков лет. В масштабах Вселенной и глобальности происходящего это мелочь.

-20%
-25%
-10%
-30%
-10%
-20%
-25%
-33%
-90%
-20%