WWW.TUTBY.NEWS - наш запасной адрес на случай, если TUT.BY не открывается


/

Шестой сезон политического сериала «белорусские выборы» должен был быть похожим на все шестые сезоны: скучнее первых, подуставший режиссер, пара натужных неожиданностей от сценариста и актерский состав, старающийся держать марку. Или не старающийся: ядро поклонников уже сложилось, фан-клубы по всей стране, всебелорусские собрания демонстрируют полное единомыслие и всестороннюю поддержку. Но что-то (вернее, всё) пошло не так. И перед нами уже пилотная серия нового проекта.

  • Ольга ЛойкоГлавный редактор политико-экономического блока новостей

    Окончила два белорусских вуза (БГУ, БГЭУ), после чего пришлось обратиться в вуз британский, чтобы вернуть веру в высшее образование. Сфера журналистских интересов широкая, микро- и макроэкономическая. Свою задачу формулирует как «увидеть интересное в важном и важное — в интересном». Жизненное кредо: масштабы личности определяются количеством идиотов, которым до нее есть дело. Так что личные наезды на тутбаевских форумах воспринимает как комплимент.

Пересказывать сценарий нет смысла. Но уже очевидно: сотни тысяч белорусов (если ориентироваться, к примеру, на количество собранных альтернативными кандидатами подписей за выдвижение) хотят перемен.

При этом многие готовы рискнуть ради перемен тем благополучием, большим или малым, которое у них есть.

Это и претенденты, тот же Виктор Бабарико, не просто взлетевший по социальной лестнице, но и обеспечивший себе достойные, красивые проекты. Вроде фонда «Шанс», спасающего детей там, где не работают стандартные государственные схемы, или возвращения в страну мастеров Парижской школы (и это вопрос не собственности — картины того, кто их купил, это вопрос памяти, исторического наследия, о котором мы не знали, а теперь стали считать своим).

И его юристы и адвокаты, многие из которых вчера структурировали многомиллионные сделки и были бесконечно далеки от угрозы репрессий и всех этих белорусских реалий. А сегодня они — в судах, в СИЗО, под давлением.

И тысячи белорусов, записавшиеся в инициативные группы всех альтернативных кандидатов. Успешные менеджеры, айтишники, маркетологи, сидящие в свободное время в пикетах и обходящие соседей по дому для сбора подписей. И белорусские актеры, музыканты, режиссеры, не скрывая себя требующие честных выборов и освобождения белорусских политзаключенных.

Два месяца назад сценариста отправили бы переписывать этот поворот как исключительно нереалистичный. Но все поменялось. И этот новый мир — не мир розовых пони. Действия властей предельно понятны: реализуется жесткий сценарий, где все, кто возможно, будут посажены, а остальные — запуганы.

Стоял на проспекте с шариком «3%»? Пройдите в автозак. А в европах ваших вообще слезоточивый газ и резиновые пули против желтых жилетов используют! Там и протестующие, правда, то магазины громят, то машины жгут. Но на всякий случай шарики, майки с цифрами, носки с сердечками лучше запретить. Может, кого от скользкого пути убережет.

Удивительно, что попытки напугать в этот раз, кажется, не работают. Или работают заметно хуже, чем раньше. Привычная жестокость, как и выученная беспомощность — еще одна фишка белорусов. Кара страшна, когда она внезапна. Но у нас все предсказуемо. Телеведущий написал пост об опальном магазине symbal.by. Вон из кадра. Майор МЧС постоял в очереди в тот же магазин — задержан, уволен. Все — по собственному желанию. Ну или контракт как раз кончился, как у учителя русского языка и литературы Смолевичской гимназии Анны Северинец.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Задержания, штрафы, сутки, увольнения, пропагандистский разнос в госСМИ. Репрессии ожидаемы и привычны. Коллеги и читатели спрашивают — а что, если и TUT.BY запретят или закроют? Для начала — как в Беловежской пуще, запретят заходить с рабочих компьютеров, а там и еще покруче. Если про пущу — то мне жаль организацию, вынужденную ограничивать своих работников таким странным способом. Если чтение новостей на двух самых посещаемых порталах мешает работе, приличный работник не будет этим заниматься. Если не мешает — нормальный работодатель не будет это контролировать. В конце концов, есть много вещей, которые мы не делаем на работе вовсе не потому, что это запрещено.

Но готовность к тому, что все запретят — есть. И есть план Б, С и еще много других букв. Уже очевидно, что выбирать придется каждому за себя. Оценивать риски, прикидывать пути отступления и место для того, чтобы держать оборону.

Но любая жестокость уже не будет внезапной. Подставить, разгромить, посадить, запретить профессию. Давить через детей, СОП, проблемы родственников. Прямо угрожать и публично оскорблять в государственных СМИ. Что-то уже используется, что-то может быть использовано в любой момент. И ты как самурай, который не знает страха поражения, потому что умер еще до боя. Потому что все худшее — уже произошло и страх не может помешать тебе делать то, что ты считаешь правильным и необходимым.

И к этому — очень белорусское чувство юмора, с которым седой и благообразный коллега, вернувшийся с «суток» в 2006 году (нес сыну термос с кофе) говорит: — Ну, а как иначе? Вот во времена «Солидарности» каждый порядочный поляк отсидел как минимум дважды…

Интересно, что на другой стороне — те же настроения последней, финальной битвы, которые бывают в боевиках, сказках и каждой книге про Гарри Поттера. «Я с президентом буду до конца своих дней», — заявляет Наталья Кочанова. И это явно за рамками ее должностных обязанностей. Или вот 23 года возглавляющая ЦИК Лидия Ермошина на вопрос о планах после отставки с должности дает эсхатологический ответ: «Как и у всех — ждать ухода из жизни».

Удивительнее всего риторика самого президента, обещавшего «синими пальцами» не держаться за власть. Тут внутренний самурай, похоже, дал сбой.

Вот он оправдывается: на референдумах в 1990-х белорусский народ «сделал выбор в пользу сильной власти, способной обеспечить безопасность и стабильность государственного развития». «Не я взял и монополизировал эту власть, взвалил на свои плечи непосильную ношу <…> вы на референдуме, поддержав меня, взвалили на мои плечи, тогда еще молодого человека, эту ношу. Как могу, так и несу», — заявляет Лукашенко.

А вот и вовсе предлагает «9 августа без всякой жалости <…> взять голову в руки, подумать и решить вопрос».

Победитель не может вызывать жалость к себе. Да и думать о том, что ты можешь быть жалок — не по-самурайски. Кажется, у кого-то обидели внутреннего енота. Того, о котором писала в Facebook художница Ника Сандрос. «Но вижу, как буквально целая страна погружается в невроз. Это не агрессивное состояние, не воинственное, не испуганное, а раненое, невротичное». А дальше у нее еще прекраснее: «Сейчас самые точные ориентиры укажут совесть и сердце. И, конечно, еноты. Не позволяйте себе болеть. Мы не больны! Мы наконец-то выздоравливаем! Храбро и весело спасайте своего внутреннего енота. Нашего общего внутреннего енота».

Прости, енот. Пока ты — самурай. Терпи.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

-10%
-50%
-5%
-50%
-50%
-15%
-43%