Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/

В Беларуси хотят поддержать экономику по примеру западных стран, с помощью смягчения финансовой политики и увеличения кредитования реального сектора. Ради преодоления кризиса эти меры вполне применимы, но в белорусских реалиях они превращаются в опасный инструмент, способный усугубить положение. Экономисты назвали основные риски непродуманных экономических решений.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Александр Лукашенко направил Нацбанк на смягчение финансовой политики и настоятельно рекомендовал банкам активнее кредитовать предприятия. С 1 июля Нацбанк снижает ставку рефинансирования с 8 до 7,75%. С 30 июня Нацбанк для стимулирования межбанковского кредитования временно отказался от операций по привлечению в депозиты денег коммерческих банков.

На политический призыв смягчать финансовую политику повлиял пример западных стран, в которых центральные банки использовали все доступные им способы поддержки экономик во время локдауна и стимулирования ускорения их восстановления после возвращения к обычной жизни.

Три риска: инфляция, девальвация и госдолг

Нацбанк смог добиться финансовой стабильности, в условиях которой снижение ставки рефинансирования и упрощение доступа к кредитам не ведет к шокам. Но даже в этих условиях Беларусь не может себе позволить такой же размах поддержки экономики с помощью мягкой денежно-кредитной политики.

— Важна разница среды, в которой действуют центральные банки развитых стран со стабильной инфляцией, стабильными инфляционными ожиданиями, гораздо более устойчивой, чем наша, экономикой в целом. Если, как у нас, кредитно-депозитный рынок сильно долларизированный, если инфляционные и девальвационные ожидания неустойчивые, то слепое копирование политик других центральных банков может привести к абсолютно другим последствиям, — считает научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук.

Создается риск навредить финансовой стабильности, которую Нацбанк старательно выстраивал последние пять лет. Первым видимым эффектом в этом случае станет ускорение инфляции, которая повлечет за собой девальвацию. Шторм на валютном рынке уже два месяца как приутих. Однако в условиях эпидемии и связанной с ней непредсказуемости нет гарантий, что такой шок не повторится.

— Если это случится на фоне существенно более низкой процентной ставки, это может стать спусковым крючком для инфляционных ожиданий и соответствующего поведения населения и фирм на внутреннем кредитно-депозитном рынке, — комментирует экономист.

В таких условиях компании и население остро реагируют на любые сигналы потенциального ухудшения экономической обстановки, особенно на сигналы ускорения инфляции и девальвации. Для сохранения сбережений они переключаются на доллары, а депозиты переводят из срочных в текущие или в крайнем случае изымают из банковской системы. Значит, попытки подтолкнуть экономику при помощи монетарной политики, могут спровоцировать волну финансовой нестабильности. А кризисные проявления, приводящие к финансовым потрясениям, оказываются для экономики самыми болезненными, так как экономика лишается источника развития — инвестиций.

— Кроме инфляции и девальвации, у нас есть большая долговая нагрузка в иностранной валюте. Это, в частности, долг государства. Значит, даже незначительная, по нашим меркам, девальвация сильно увеличивает долговую нагрузку на бюджет и ВВП. Во-вторых, у нас сильно долларизирована банковская система. Это и кредиты, в том числе госпредприятиям, номинированные в долларовом эквиваленте. Соответственно, любая девальвация делает более тяжелым для предприятий обслуживание долгов. Поэтому для Беларуси сегодня важна не только макроэкономическая стабильность, но и стабильность финансовой системы, — добавляет академический директор BEROC Катерина Борнукова.

Усложняет ситуацию то, что, в отличие от предыдущих кризисов, в этот раз у Беларуси ограничены возможности получить внешнюю поддержку. Значит, в преодолении потенциальных шоков можно будет рассчитывать только на себя.

— В текущей ситуации нам, как никогда, надо быть аккуратными, потому что нам надо рефинансировать достаточно большие объемы долга. Важно не растерять рыночные позиции, чтобы хотя бы размещения евробондов, как недавнее, были возможны. Пока Минфину удается это делать. Но любое отступление от монетарной или фискальной дисциплины будет подавать плохой сигнал иностранным инвесторам, — объясняет Катерина Борнукова.

Банки опасаются стать заложниками проблемных предприятий

Президент попросил банки забыть про свои бонусы, не ужесточать условия кредитования и не лишать предприятия возможности перекредитоваться. В то же время в последние недели стали чаще звучать обещания о повышении зарплат и пенсий, а глава Нацбанка назначен «главным помощником премьер-министра по выплате зарплаты и работе этих предприятий». Свободные деньги в экономике на увеличение доходов если и есть, то их совсем немного. И встает вопрос, протрут ли власти пыль с печатного станка и решатся ли стимулировать экономический рост за счет денежной эмиссии.

— Шансы зависят исключительно от политического решения. То, что мы видим сейчас, это непосредственно политическое вмешательство в функционирование банковского сектора и кредитно-финансовой системы, — отвечает на это Дмитрий Крук.

Призывая банки быть более снисходительными к кредитополучателям, власти фактически предлагают им взять на себя ответственность за проблемы финансового состояния предприятий. По словам экономистов, это также может создать новые риски.

В банковской системе зафиксирован избыток ликвидности. Значит, у банков есть свободные средства для новых кредитов и они сами заинтересованы предоставлять компаниям деньги. Но так сложилось, что большое число предприятий еще до начала текущего усложнения экономической ситуации с трудом обслуживали накопленные долги.

— У банков абсолютно нет уверенности в платежеспособности этих предприятий и в том, что, прокредитовав их в текущих условиях, риски будут находиться в том коридоре, который позволил бы при нынешних ставках для банков обеспечить доходность этих операций, — говорит Дмитрий Крук. — Частично банк может это нейтрализовать за счет собственного капитала. Но при больших убытках это перейдет на владельцев заемного капитала. А основной владелец заемного капитала — это люди с их депозитами.

В данном случае поведение и опасения банков полностью согласуются с интересами вкладчиков о том, чтобы их средства не были вложены в кредиты, которые окажутся невозвратными.

Неосторожное кредитование предприятий в сложившихся условиях может вылиться в рост объема проблемной задолженности и ухудшение качества активов банков. В этом случае банки и их вкладчики становятся заложниками положения в нефинансовом секторе экономики, что опять же приведет к развороту вкладчиков к доллару и изъятию сбережений из банков.

Антикризисный рецепт Запада белорусам может не понравиться

Для любой экономики важно, чтобы в непростые времена монетарная политика могла оказать стимулирующее влияние. Но обстоятельства подтверждают, что Беларусь не может себе позволить то же, что делают сейчас многие государства. Причина тому — политика государства, проводимая с 1998 по 2014 год, неоднократно подрывавшая доверие к национальной валюте и финансовой системе.

— В такой среде позволить себе активно смягчать политику, то есть пользоваться всем полем для маневра, которым пользуются центральные банки в развитых странах и частично в странах с развивающимся рынком, мы просто не можем. Подчеркну, что никто не говорит, что Нацбанку сейчас надо, например, повышать ставку [рефинансирования]. Речь идет о том, чтобы ее волюнтаристски не снижать без полной уверенности в том, что это безопасно с точки зрения финансовой стабильности и инфляции, — подчеркивает Дмитрий Крук.

В ближайшей перспективе диктовать условия политике Нацбанка во многом будут внешние обстоятельства. При полной уверенности в том, что инфляционные шоки Беларуси не грозят, уходе с повестки дня проблемы с новым обесцениванием российского рубля, стабилизации ситуации в глобальной экономике и отсутствии второй волны коронавируса, смягчение денежно-кредитной политики может оказать положительный эффект, отмечают экономисты. Но если, например, кризис, вызванный коронавирусом, затянется более чем на год, то в этом случае монетарная политика не способна выступать основным инструментом для его преодоления.

— В нашем случае монетарная политика должна использоваться как вспомогательный инструмент и очень осторожно (это мое убеждение на основе исследований). Соответственно, пока нет уверенности в однозначном эффекте от использования инструментов монетарной политики, от ее задействования лучше удержаться. Мы не можем слепо копировать другие страны, те же США и еврозону, где монетарная политика сейчас на передовой, — отмечает Дмитрий Крук.

-20%
-10%
-21%
-50%
-21%
-10%
-40%
-10%
-30%