1. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  2. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  3. Минздрав рассказал, сколько пациентов инфицировано COVID-19 за последние сутки и сколько умерло
  4. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  5. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  6. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  7. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  8. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  9. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  10. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  11. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  12. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  13. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  14. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  15. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  16. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  17. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  18. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  19. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  20. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  21. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  22. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  23. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  24. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  25. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  26. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  27. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  28. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  29. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  30. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ


Александр Федута /

Подписи собраны, поданы в избирательные комиссии. Участники выборов успели наговорить друг о друге много чего. Впереди — после регистрации — начнется период агитации, когда поток взаимной критики только усилится. Поэтому хотелось бы использовать время, когда ЦИК занимается проверкой поданных документов, чтобы услышать президента Беларуси.

  • Имя
    Александр Федута

    Политконсультант

Не кандидата. До сих пор мы слышали одного из кандидатов по имени Александр Лукашенко, использовавшего служебную безнаказанность для того, чтобы оскорблять тех своих соперников, кого он по какой-либо причине считал для себя особо опасными. Оскорблять — и преграждать им путь к регистрации. Так с самого начала случилось с Сергеем Тихановским. Так позже случилось с Виктором Бабарико. Так может случиться с Валерием Цепкало.

Хочется услышать президента.

Человека, который без угроз, без воспоминаний об Андижане или о гражданской войне в Таджикистане, абсолютно спокойно сказал бы:

— Я буду уважать выбор своего народа. Я буду гарантом свободного волеизъявления, даже если меня не поддержит большинство.

Это важно для всех — услышать из уст главы государства такие слова. Это успокаивает гораздо больше, чем вопль человека, синеющими пальцами вцепившегося в кресло в служебном кабинете:

— Я им страну не отдам!

То есть, даже если народ проголосует против — не отдадите? Но ведь это слова не президента, собирающегося переизбираться, а узурпатора. А хочется, повторюсь, услышать президента.

Центризбирком приготовился к тому, что на выборах не будет наблюдателей, что в число членов избирательных комиссий опять не попадут представители оппозиции и значительное число самовыдвиженцев. Но ведь все — включая саму власть — заинтересованы в том, чтобы выборы были признаны честными, чтобы значительная часть общества, поддерживающая альтернативных кандидатов, согласилась с их результатом. Только так Беларусь, о которой Александр Лукашенко заботится (будем исходить из того, что заботится искренне) избежит уличного противостояния. Избежит того, что сам кандидат в президенты называет «майданом», а историки будут называть началом гражданской войны.

Нужно ведь понимать: четыреста с лишним тысяч подписей за Виктора Бабарико, сто тысяч — за Светлану Тихановскую, двести тысяч — за Валерия Цепкало — это очень много. Никак не меньше 13% от числа избирателей. Это много — даже если брать по минимуму, как сделал сейчас я. Причем в случае низкой явки эта цифра вырастает, потому что они-то, в отличие от колеблющихся, готовы прийти на участки для голосования. Вы готовы ею пренебречь? Но ведь это граждане нашей страны, имеющие право участвовать в управлении ею. А сколько человек представляет госпожа, скажем, Кочанова, которую никто и никуда не избирал? Одного — Лукашенко? И сколько человек доверяет Лидии Ермошиной, если по официальному социологическому опросу Центризбиркому как институту в Минске доверяет всего 11%?

Если мы хотим гражданского мира, то и готовиться нужно к гражданскому миру. А вовсе не нагнетать обстановку через государственные средства массовой информации. Чем больше они пугают, тем меньше им доверяют. Чем больше они лгут, тем меньше им доверяют. И число тех, кто готов голосовать против такой политики, вовсе не падает. Напротив — растет. Каким оно будет через месяц?

Об этом надо бы сказать президенту. Не выступая перед собранной под руководством госпожи Кочановой группой сотрудников предприятия, стоящих под присмотром начальников. Непосредственно — обратиться к народу в прямом эфире. Как он делал в самом начале своего правления, в 1994 году. Объяснить, что он намерен делать в случае переизбрания, он успеет во время, отведенное Центризбиркомом для всех кандидатов, когда они будут оглашать свои программы. А вот что будет делать президент, чтобы общество преодолело внутренний раскол, который может только углубиться после выборов, — об этом бы сейчас услышать. Слова действительно государственного деятеля. Слова человека, думающего о судьбе народа больше, чем о судьбе собственного окружения. Это ведь — не одна и та же судьба.

Не хочет? Или — нечего сказать, потому что все, что я перечислил выше, для него неважно? Жаль, если так.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

-13%
-50%
-10%
-20%
-10%
-20%
-65%
0072356