1. Ловите весну. Как выглядит Минск в первые дни марта
  2. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
  3. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  4. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  5. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  6. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  7. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  8. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  9. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  10. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  11. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  12. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  13. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  14. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  15. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  16. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  17. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  18. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  19. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  20. В Viber появилась функция, которая должна защитить белорусов от звонков мошенников
  21. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  22. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  23. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  24. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  25. Что происходит в Беларуси 4 марта
  26. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  27. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  28. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  29. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  30. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет


Как только эпидемия коронавируса пересекла границу Беларуси, немалая часть населения и компаний самоорганизовалась и ушла в добровольную изоляцию и на «удаленку». Спустя три месяца, когда цифры по заболеваемости еще находятся на высоком уровне, активность и мобильность людей резко увеличились. А компании из сферы услуг, общепита и других отраслей, завязанных на тесном общении с клиентами, стали массово открываться и готовиться к «легкому» летнему периоду. Это то самое восстановление экономики, которого так ждали, или ложный оптимизм?

Фото с сайта: minval.az
Фото с сайта: minval.az

Восстановление наиболее пострадавших отраслей летом будет более активным

Те предприятия, которые весной вынужденно или добровольно ограничили производство и которые к этому моменту еще не закрылись, постепенно восстанавливают свою деятельность. И по мере роста внутреннего спроса они и дальше будут достаточно активно «оживать». В первую очередь это касается сферы услуг и отраслей, связанных с физическим присутствием клиентов. Но при одном условии — если в Беларуси не будет второй волны коронавируса. Такие перспективы обозначили экономисты во время онлайн-семинара «Экономика РБ и COVID: анализы и прогнозы», организованного Бизнес-школой ИПМ и Фондом имени Конрада Аденауэра.

В масштабе всей экономики ситуация складывается несколько более сложная.

— Значительная часть выпуска, которую мы получили в апреле, была обеспечена производством того, что не было востребовано на рынке. По статистике, практически во всех отраслях промышленности существенно выросли запасы готовой продукции. Грубо говоря, производили для того, чтобы не останавливать производство. Это выливается в ухудшение и без того проблематичного финансового состояния фирм, — объяснил старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук.

Получается, что восстановление производства будет замедлено еще полтора-два месяца, пока предприятия продолжат распродавать складские запасы.

— Здесь у меня определенное чувство дежавю с 2008—2009 годами, когда до ноября 2008 года в Беларуси господствовал тезис «в Беларуси кризиса нет», а в 2009 году производилось огромное количество продукции на склад. Благодаря этому мы были единственной страной в регионе, у которой ВВП не снизился. Но потом это вылилось в проблемы обменного курса. Сейчас это сработает по-другому — предприятия будут вынуждены замедлять последующее восстановление, — комментирует Дмитрий Крук.

Сложней всего будет компаниям, накопившим тяжелый груз финансовых проблем. Так как реагировать на вызовы и справляться с финансовым бременем все равно придется, а производство еще не вернется к предкоронавирусному периоду, серьезное количество компаний рискует обанкротиться. Даже госпредприятия, обычно имеющие возможность получить господдержку, будут вынуждены ограничивать издержки, считает Дмитрий Крук.

Эпидемическая и политическая неопределенность тормозит спрос и инвестиции

Сдерживать экономический рост будут не только обстоятельства, с которыми столкнулись производственные отрасли. Подливает масла в огонь тройная неопределенность. Во-первых, это неизвестность о том, как будет развиваться эпидемическая ситуация. Во-вторых, позитивные сигналы, которые подает экономика, пока еще робкие и неубедительные, и нет четкого видения, что будет дальше. Это влияет и на спрос, и на предложение.

— Внутренний спрос весной упал в первую очередь из-за пандемии. Но сейчас добавился второй фактор — снижение доходов людей. Пока люди не будут видеть, что их доходы восстанавливаются и что есть какая-то определенность в ситуации, вряд ли они будут на 100% возвращаться к тому объему трат, к которому привыкли до коронавируса, — очертила ситуацию академический директор BEROC Катерина Борнукова.

Она считает, что в ближайшей перспективе стоит ожидать падения внутреннего спроса минимум на 10%. В то же время как одно из последствий пандемии грядет изменение привычек потребителей и структуры спроса. Например, население продолжит активно пользоваться сервисами доставки вместо походов в магазин.

Третий фактор неопределенности — выборы. Избирательная кампания не пройдет бесследно для экономики.

— Любая неопределенность, в том числе политическая, будет снижать инвестиционную активность. Учитывая, что у нас и так было много неопределенности, а к ним добавилась и эта, то, скорее всего, частные инвестиции уже сейчас серьезно падают. Но у нас значительную роль в экономике играют государственные инвестиции. Они перед выборами как минимум падать не будут, — отметила Катерина Борнукова.

— Сейчас очень хотелось бы рассчитывать на внешние заимствования для пополнения резервов. И этим озабочены госорганы. Но для внешних инвесторов само название «избирательная кампания», какой бы она ни была, — это повод дождаться ее завершения. Например, в уставе того же МВФ есть ограничения по ряду кредитных механизмов на их использование в период избирательных кампаний, — добавил Дмитрий Крук.

-20%
-20%
-30%
-20%
-20%
-20%
-12%
0072606